О профессоре Харьковского университета и разводах на Слобожанщине

История нашего города и края вызывала интерес не только у современных исследователей. Ученые, жившие более 100 лет тому назад, также работали в архивах, читали лекции, писали книги, освещая различные аспекты жизни прошлого города и края.

В наше время практически на каждом шагу можно наткнуться на цитирование книги «История города Харькова за 250 лет его существования», которую написали Дмитрий Миллер и Дмитрий Багалей. Может быть, поэтому создается ложное впечатление, что о Харькове до них никто не писал. Оно и понятно: книга с громким названием, внушительного объема, пережившая немало переизданий и содержащая, без сомнения, ценнейший материал, воистину заслужила признания как у современников, так и у потомков. Однако сегодня мне хотелось бы вспомнить работы Амфиана Лебедева ― менее известного среди исследователей прошлого нашего города, чем Миллер и Багалей.

Рис.001
Фото из книги «Историко-филологический факультет Харьковского университета в первые 100 лет его существования (1805—1905) », Багалей Д. И. и Халанский М., 1908 г.

Родился Амфиан Степанович Лебедев 20 февраля 1833 года в семье священника в селе Карпово Богородского уезда Московской губернии. По окончании Вифанской духовной семинарии (в 1852 г.) и Московской духовной академии (в 1856 г.) исполнял должность помощника инспектора в Московской духовной семинарии, преподавателя Херсонской духовной семинарии и  Московской духовной академии. В 1869 году советом Харьковского университета на заседании 9 апреля Амфиана Лебедева избрали на кафедру истории церкви. А с 20 января 1891 года он был назначен деканом историко-филологического факультета (и занимал эту должность до 1901 года).

Об отношении к Лебедеву в университетской среде Харькова можно узнать немало интересного из небольшой книги Егора Кузьмича Редина «Проф. А. С. Лебедев. К чествованию его как декана историко-филологического факультета, 1891—1901 гг.».

Рис.002

Новый декан, профессор Владислав Петрович Бузескул, прощаясь с Лебедевым, в частности, сказал:

«Вы оставляете своему преемнику дорогое наследство: дух  коллегиальности и единения, чистую атмосферу факультетской жизни, чуждую интриг, происков и дрязг... То было начало девяностых  годов, время, когда декан являлся начальником, с правом карать и миловать, и значение факультетской коллегии было ничтожно... Вы, дорогой А. С., явились не начальником нашим, а первым между равными; заставили забыть те тяжелые условия, в какие поставлена была факультетская жизнь, явили пример уважения к принципу коллегиальности, уважения к мнениям  отдельных лиц... Вы были представителем принципа коллегиальности, уважения к личности, гуманности и научных  стремлений...»

Дмитрий Багалей, произнося речь об Амфиане Степановиче, обращал внимание, что Лебедев «приобрел всеобщее уважение за прямой, честный образ мыслей и действий, за стремление к правде и истине, за гуманность, доброту и голубиную кротость». До конца своих дней Лебедев проживал в нашем любимом городе, участвовал в археологических съездах, читал благотворительные лекции. Например, 4 марта 1901 года в актовом зале Харьковского университета Амфиан Степанович прочел лекцию «Христианская благотворительность в древние времена».

Рис.003

Конечно, уход из жизни в возрасте 76 лет выдающегося ученого и одного из учредителей «Харьковского историко-филологического общества» вызвал скорбь среди его коллег. За всю жизнь Лебедев написал немало научных статей и книг. Были они посвящены общей истории православной церкви и ее деятелям, сербскому духовенству и Белгородской епархии. Работая с документами Харьковской духовной консистории, Амфиан Степанович ввел в научный оборот немалое количество документальных источников по церковной жизни Слобожанщины. В разное время им были написаны такие выдающиеся работы, как:

— Борьба духовенства в Слободской Украине в 18 веке против вечорниць (журнал «Мир», 1882 г.)
— Владельческие документы Сумского Успенского монастыря (1884 г.)
— Мандрованые дяки в Слободской Украине («Харьковский календарь», 1885 г.)

Рис.004

Необыкновенно важная для истории нашего города книга «Харьковский коллегиум как просветительный центр Слободской Украины до учреждения в ней университета» (1885 г.).

Рис.005

— Духоборцы в Слободской Украине (1890 г.)
— Григорий Сковорода как богослов (1895 г.)
— Сведения о некоторых архивах духовного ведомства в губерниях Курской и Харьковской (1902 г.).

А вот на книге «О брачных разводах по архивным документам Харьковской и Курской духовных консисторий», написанной Лебедевым в 1887 году, я желал бы остановиться немного подробней. Несмотря на свой небольшой объем (всего 30 страниц), для истории Слобожанщины она имеет огромное значение. Ведь в ней  исследователем на основании архивных документов XVIII века были подробно описаны различные причины разводов, которые автор классифицирует по нескольким разделам.

Рис.006

Из главы «Разводы по болезненному состоянию и половой неспособности», например, оказывается, что в 1786 году житель уже знакомого нам села Могрица Яков Коваленко вошел  в консисторию с прошением, в котором изъяснял, что зять его, Захарий Бобрицкий, в течении двух с половиной лет после бракосочетания с женою своею Ефросиниею в силу неспособности супружеский долг не исполнял. По этой причине обеспокоенный тесть просил о разводе.  Приглашенный лекарь засвидетельствовал неспособность мужа, а Ефросинии было дано разрешение на вступление в новый брак. Чем она, кстати, быстро и воспользовалась. Через 11 лет в Миропольское духовное управление явился сам Захарий Бобрицкий с прошением о разрешении на вступление в брак. В документе Захарий также указывал, что «никакого болезненного припадка он более не чувствует в себе» и прилагал к нему заключение городового врача. Но, видимо, этого духовенству показалось мало. Бобрицкий был отправлен на осмотр к белгородскому штаб-лекарю и лишь после осмотра у него получил от консистории разрешение на вступление в новый брак.

А какие слобожанские истории можно узнать из раздела «Разводы по многобрачию»! В начале июля 1764 года Изюмский протопоп донес на канцеляриста Максима Карпова. Оказывается, тот бросил свою первую жену Ульяну и женился без развода на некой Ирине. На допросе Карпов указал, что жену свою оставил, так как женат был на ней насильно 10 лет. Да и сама Ульяна особой верностью не отличалась. В силу чего Карпов подавал прошение на расторжение брака, но, не дождавшись решения церковных властей, женился на Ирине. Церковные власти решили проверить сказанное.

Оказалось, что Карпов действительно от 29 апреля 1756 года подавал прошение в консисторию, в котором указывал, что в возрасте 13 лет был выдан за 15-летнюю Ульяну насильно. По словам Максима, за годы совместной супружеской жизни его первая жена все время пьянствовала, совершала прелюбодеяние с различными лицами, разные пожитки из дому тайно уносила, продавала, а вырученные деньги пропивала. На допросе Ульяна ничего не отрицала, а наоборот, все сказанное Карповым подтвердила, а также указала, что с ним жить не хочет. После чего Ульяна была отдана под расписку впредь до востребования  белгородскомѵ купцу Богатыреву, да консисторскому сторожу Попову. Однако через некоторое время они сообщили, что Ульяна, «пожив в Белгороде у разных чинов людей, близ года незнамо куда бежала, и оную по разным  местам сыскивали, нигде не нашли». Последовавшее решение Духовной Консистории было весьма справедливым.

Рис.007

Примеры слобожанских «разводов по прелюбодеянию» цитировать я не берусь. С учетом того, что книга есть в открытом доступе, кому интересно, тот и сам может о них прочесть. А вот истории разводов по взаимному согласию, на мой взгляд, внимания стоят.

Например, в 1712 году житель Мерефы Прокопий Деденко был взят татарами в плен, в котором пробыл 22 года. Прождав мужа 8 лет, Елена Деденко вышла замуж и родила новому мужу детей. Вернувшись из татарского плена, Прокопий Деденко не стал разрушать 14-летний брак своей жены. А взял только 5 рублей для вступления самому в  другое супружество и письмо в доказательство, что женится свободно...

История нашего края и города ― это неисчерпаемая сокровищница удивительный историй  и фактов. Каждое новое поколение исследователей извлекает эти сокровища из архивных недр на поверхность. Однако, несмотря на это, вот уж несколько столетий интерес к прошлому Слобожанщины все равно не иссякает.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram, чтобы быть в курсе свежих новостей.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ещё по теме:

Культурные переживания Николая Сумцова

Как университет из Луганска оказался на грани выживания

Гражданские «детективы» получат 500 евро за расследование

«Студенческая республика»: цель, программа, ценности

От «обязаловки» до мотивации: что нового в обучении педагогов

опубликовано

17 марта 2018

текст

Антон Бондарев

фото

ГАХО

просмотров

1136

поделиться

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: