О харьковских корнях Давида Ратгауза

Уверен, что имя Даниила Максимовича Ратгауза прекрасно известно всем почитателям романсов начала XX века ― ведь его стихи использовали для своих произведений Владислав Францевич  Алоиз, Антон Степанович Аренский, Юлий Иванович Блейхман, Александр Петрович Васильев...

Рис.001

Список можно продолжить: Рейнгольд Морицевич Глиэр,Антон Антонович Дерфельдт, Эразм Яковлевич Длусский, Михаил Михайлович Ипполитов-Иванов,

Рис.002

Арсений Николаевич Корещенко, Цезарь Антонович Кюи, Максимилиан Карлович Липпольд, Сергей Васильевич Рахманинов, Николай Николаевич Соколовский, Виктор Антонович Чечотт.

Рис.003

Высоко ценил Ратгауза и Петр Ильич Чайковский, которому тот в возрасте 24 лет послал свои стихи. Великий композитор не только выразил в письмах автору благодарность, но и создал на его слова шесть романсов («Мы сидели с тобой у заснувшей реки», «В эту лунную ночь», «Снова, как прежде, один», «Средь мрачных дней»). Именно они вошли в знаменитый opus 73 Чайковского. Антон Павлович Чехов также любил романсы на стихи Давида Ратгауза, а Лев Николаевич Толстой в своих интервью неоднократно признавался, что из современных авторов романсов более всех ценит именно этого.
Безусловно, были также и те, кто поэзии Даниила Максимовича, мягко говоря, терпеть не мог.
Например, известный поэт Николай Степанович Гумилев в книге «Письма о русской поэзии» в  1910 году писал:

«Есть в деревнях такие лавочники, которые умеют только писать, но не читать. Я думаю, таков и Ратгауз. Потому что иначе у него не хватило бы духу в нудно-безграмотных стихах передавать мысли и ощущения отсталых юношей на шестнадцатом году».

Рис.004

Валерий Яковлевич Брюсов в своих критических отзывах и рецензиях отзывается о трехтомнике «Полное собрание стихотворений» Ратгауза следующим образом:

«Критики нередко обвиняют поэтов в банальности и тем и образов, но до сих пор понятие «банального» оставалось несколько неопределенным. Ныне этой неопределенности приходит конец, ибо издано «Полное собрание стихотворных банальностей» под заглавием «Полное собрание стихотворений Д. Ратгауза». Здесь собраны примеры и образцы всех избитых, трафаретных выражений, всех истасканных эпитетов, всех пошлых сентенций – на любые рифмы (конечно, обиходные) и в любых размерах (конечно, общеупотребительных) … Остается составить к этим томам алфавитный указатель, и получится книга небесполезная для начинающих стихослагателей, вроде руководства для изучающих французский язык «Ne dites pas», где перечислены выражения, которых дoлжно избегать».

Рис.005

Рис.006

Поэт, переводчик и драматург Великий князь Константин Константинович Романов в своих дневниках будет еще более безжалостен:

«1908 год. 19 ноября (6 ноября)
...Готовлю разбор стихотворений Д. Ратгауза, представленных на соискание Пушкинской премии. Впервые услыхал об этом писателе от покойного П. И. Чайковского, считавшего его даровитым. Не могу согласиться с композитором. По-моему, Ратгауз прескучный певец тоски и, к тому же, тоски беспричинной, бесцельной. Чтение его двух, превосходно, с факсимиле и портретом автора, изданных томов, дает вспомнить собаку, воющую на луну; она воет и сама не знает почему».

«Военная энциклопедия». СПб.: Т-во И. Д. Сытина
«Военная энциклопедия». СПб.: Т-во И. Д. Сытина

Так что можно смело сказать, что бывший студент юридического факультета университета св. Владимира в Киеве Даниил Максимович Ратгауз был в начале ХХ века фигурой крайне известной и даже слегка скандальной.

В советское время его стали потихоньку забывать и вычеркивать из истории. Оно и понятно ― ведь в 20-х годах Ратгауз эмигрировал. Вначале он жил в Берлине, затем переехал в Прагу. Выпустил за границей еще два сборника своих поэзий и скончался в возрасте 69 лет.
Однако все это совершенно не оправдывает полного забвения имени поэта в его родном Харькове. Наш город так любит гордиться своими великими уроженцами, что, наверное, даст фору большинству населенных пунктов Украины. То и дело в списках «великих харьковчан» появляются имена, имеющие крайне опосредованное и эпизодическое отношение к Харькову.
К слову, в доступных материалах о жизни самого поэта о нашем городе сказано всего пара слов: «родился 25 января (6 февраля) 1868 года в семье банкира».

Рис.008

Стало мне интересно, я поработал в архиве с документами и вот что нашел. Начнем с того, что изначально при рождении будущий поэт получил имя не Даниил, а Давид. В метрической книге о родившихся евреях в Харькове в 1854—1869 годах четко написано: «25 января. У почетного   гражданина Макса Абрамовича Ратгауза , рожден сын и наименован Давид».

Рис.009

Немало важного и интересного о самом семействе Ратгауз содержится в документе «Роспись о купцах объявивших постоянные капиталы на 1871 год». Из оного списка следует, что  харьковскому купцу 1 гильдии Абраму Рагаузу был 51 год. А его единственный сын Макс (он же Мейер) Ратгауз являлся отцом 5 детей, из которых Давид Ратгауз был самым младшим.

Рис.010

Если судить по данным справочников того времени, то семейство занималось в Харькове продажей земледельческих машин. В доме по адресу ул. Сумская, №24 находился их магазин, сами Ратгаузы жили там же. Отец Давида (Даниила) Ратгауза приблизительно до 1872 года на протяжении нескольких лет занимал должность старейшины при еврейской молельне, расположенной по улице Немецкая, №8.

Рис.011

В 1869 году в Санкт-Петербурге был основан международный коммерческий банк. Благодаря тому, что он был связан с крупнейшими банкирскими домами в Париже, Берлине и Нью-Йорке, его клиенты могли совершать денежные переводы как на территории Российской Империи, так и  за границей. В Харькове филиал банка открылся 1 октября 1872 года и располагался на Московской улице в доме Ейланда, напротив телеграфной станции. Директором его и был назначен Максим Ратгауз.

Рис.012

Последний раз семейство Ратгауз упоминается в списках домовладельцев Харькова за 1879 год.
Приблизительно в это время Макса Ратгауза переводят на должность директора киевского филиала банка. Ратгаузы продают семейству Гиршман особняк на Сумской и навсегда переезжают в Киев. Как мы с вами помним, во время еврейского погрома, произошедшего в конце апреля 1881 года более 1000 домов и магазинов в Киеве было разгромлено. Пострадало ли тогда семейство Ратгаузов, неизвестно.

Вот такая вот история о харьковском купеческом семействе и известном поэте, рожденном и делавшем свои в прямом смысле первые шаги в нашем городе. Нужна ли нынешнему Харькову помять о Данииле (Давиде) Ратгаузе? На мой взгляд ― да. Ведь история его и его семьи ― неотделимая часть прошлого нашего любимого города...

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ещё по теме:

На Южном вокзале откроется выставка военных фотографий

Харьковский Евромайдан вспомнил Героев Небесной Сотни

Румыния автостопом

Как ширину и глубину дорожных ям измерить «Киевским» тортом

Представитель спортивного клуба ВСУ завоевал на Олимпиаде первое золото

опубликовано

10 февраля 2018

текст

Антон Бондарев

фото

Государственный архив Харьковской области

просмотров

644

поделиться

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: