Немного о Харькове и масонстве

Так уж повелось, что все тайное и загадочное испокон веков манило человечество. На протяжении нескольких столетий одна из таких тем ― масонство ― все больше и больше обрастает мифами и сведущими в ней специалистами.
Количество небылиц о том, как влиял орден вольных каменщиков на наш с вами родной город, трудно подсчитать. Только в Харькове «знающие» люди укажут вам, пожалуй, с десяток «масонских домов». Например, вы удивитесь, но бывший особняк издателя газеты «Южный край» Александра Йозефовича, оказывается, построен в виде храма царя Соломона. Мне крайне любопытно, на основании чего в ряде современных публикаций утверждают такие вещи?
Но что я знаю точно ― это то, что в харьковском областном архиве есть прекрасное и интересное дело 1822 года о закрытии масонских лож. И даже могу показать из него некоторые листы.

Рис.001


Рис.002


Рис.003

Если честно, целенаправленно подобные дела в архиве я не искал. Уникальные факты и сведения о харьковских масонах можно обнаружить порой в совершенно неожиданных работах. Иногда в них нашему городу посвящена всего лишь пара предложений. К примеру, ряд современных авторов в своих исследованиях цитирует книгу «Year book of world's free masonry» 1932 года, изданную в Берне.

«Создаются ложи и в малороссийских губерниях. В 1900 году на базе ранее существовавшей ложи за границей организуется Великая Ложа Украины (по другим источникам, Великая Ложа возникла в 1902 году в Женеве). Эта ложа координировала деятельность целого ряда подрывных радикально-националистических лож, выступавших за отторжение от России ее исторических территорий. К Великой Ложе Украины относились ложи «Рассеянного Мрака» в Житомире, «Озириса» в Каменце, «Шевченко» в Харькове (основана в 1901 году), «Бессмертия» в Киеве, «Понта Эвксинского» в Одессе, «Любви и Верности» в Полтаве, «Братства» в Чернигове (основана в 1904 году) ».

Увы, больше о таинственной харьковской ложе «Шевченко», кроме упоминания ее названия и даты основания, пока мне более ничего не известно.

Кого только в харьковские масоны не записывали любители громких сенсаций. И философа  Григория Сковороду, и попечителя Харьковского учебного округа Северина Потоцкого, и писателя  Петра Гулак-Артемовского. А вот самого во всех отношениях известного и достоверного харьковского масона там нет. А жаль ― ведь его имя встречается во многих книгах, посвященных братству вольных каменщиков. Фамилия же у него весьма известная в нашем городе ― Рубиштейн. Даже с учетом того, что мы о нем сейчас знаем (увы, крайне мало) можно судить, насколько исключительный это был человек.

Родился Яков Львович Рубинштейн 16 августа 1879 года. После окончания 3-й Харьковской гимназии в 1897 году поступил на юридический факультет Харьковского императорского университета.

Рис.004

По окончании его работал в нашем городе юристом, затем стал присяжным поверенным округа Харьковской судебной палаты. Был членом партии социал-демократов, а в 1917 году стал  председателем Харьковской городской думы.

http://www.starosti.com.ua/starosti/torgovyy-den-v-xarkove
http://www.starosti.com.ua/starosti/torgovyy-den-v-xarkove

Как и многие наши земляки, в годы гражданской войны Рубинштейн эмигрировал во Францию. Следует отметить, что Яков Львович был масоном с дореволюционным стажем, так как еще в Харькове состоял членом ложи ВВНР («Великого Востока народов России»). В своей статье 1985 года «Political Freemasonry in Russia, 1906—1918: A Discussion of the Sources» исследователь Натан Смит цитирует крайне интересную фразу Рубинштейна. Яков Львович сравнивает деятельность харьковской организации со свечой, пламя которой было погашено ураганом событий 1917 года: «Свеча продолжала мерцать, что значило ее пламя среди постоянных вспышек молний?!».
В силу этого в 1919 году в Париже Яков Львович был среди тех, кто в эмиграции пытался восстановить ВВНР. Однако из-за отсутствия контактов ложи Великого Востока с иностранными масонскими союзами собрания со временем прекратились.

Интересно, что в книге, изданной в Париже в 1932 году Свиткова Н. «Масонство в русской эмиграции» автор, помимо всего прочего, приводит большой список масонов-эмигрантов. Встречается там и Яков Львович.

Рис.006

Однако не только этим он был знаменит за границей. Живя во Франции, Рубинштейн развернул бурную и активную деятельность, на которую некоторым и десяти жизней было бы мало.
В 1920 годах он стал одним из трех генеральных секретарей образованного в Париже «Российского Общества в защиту Лиги Наций» и членом Совета Объединения российских земских и городских деятелей за границей. В 1921 году ― он уже член Общественного комитета помощи голодающим в России.  С 1924 председательствовал в Российской лиге защиты прав человека и гражданина. С 1929 года ― председатель Комиссии по юридическому положению русских беженцев при Земском городском комитете. С 1931 ― член-основатель Русского музыкального общества за границей, а также член административно-хозяйственного комитета Русской консерватории в Париже. В 1931—1934 годах Яков Львович состоит в правлении корпорации Русского коммерческого института в Париже, плюс ― товарищ председателя Харьковского землячества (с 1930 года ― его почетный член).

Рис.007

С 1933 года Рубинштейн работает в Комитете помощи нуждающимся евреям в России. В 1933 же году входил в состав Комитета по чествованию С. В. Рахманинова в связи с 60-летием и 40-летием творческой деятельности композитора и в состав Центрального Пушкинского комитета в Париже (1935—1937).
В 1935 году ― эксперт Нансеновского комитета Лиги Наций по делам беженцев. С 1935 года ― представитель Совета общественных организаций в эмигрантском комитете в Женеве. С 1938 ― член правления Общества друзей русского драматического искусства в Париже. Состоял наш герой также в Российском эмигрантском комитете во Франции, Союзе русских писателей и журналистов во Франции. Во время оккупации нацистскими войсками Рубинштейна арестовали французские власти и отправили в лагерь. После освобождения Яков Львовчи жил в Лионе. В 1945 году вошел в состав правления Объединения русской эмиграции для сближения с советской Россией, а также в  Общество помощи русским беженцам и общество «Быстрая помощь». Был одним из главных участников совещания в  Женеве по выработке ныне действующей Международной конвенции 28 июля 1951 г. о беженцах и апатридах. Также делал крупные пожертвования эмигрантским организациям и занимался благотворительностью.

Рис.008

Скончался харьковский масон на 85 году жизни 2 декабря в Париже. В Российском  государственном военном архиве есть фонд  с шифром «Ф.121 к». Он состоит из 8 единиц хранения и охватывает период 1911—1940 годов. Все это ― личные биографические документы  Якова Львовича Рубинштейна, которые в годы второй мировой войны были обнаружены советскими войсками и перевезены в Москву.

Харьковский период жизни выдающегося выпускника нашего университета, юриста, масона и общественного деятеля, известного в Европе, также крайне мало изучен. Так что думаю, все самое интересное только начинается. Ведь Яков Львович Рубинштейн, пожалуй, заслуживает того, чтобы его помнили в городе, с которым его многое связывает.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ещё по теме:

«Студенческая республика»: цель, программа, ценности

От «обязаловки» до мотивации: что нового в обучении педагогов

В Харькове появилась Библия для незрячих детей

Метро и шахматы: кто играет в клубе на «Госпроме»

Осторожно, дорога. Рейтинг аварийных мест Харькова

опубликовано

14 декабря 2017

текст

Антон Бондарев

фото

Государственный архив Харьковской области

просмотров

2145

поделиться

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: