Небольшой отчет о большой поездке. Лютовская усадьба

Сегодня Международный день памятников и исторических мест. Он был установлен в 1982 году Ассамблеей Международного совета по вопросам охраны памятников и достопримечательных мест (ICOMOS) для привлечения внимания общественности к вопросам защиты и сохранения всемирного культурного наследия. Накануне сей знаменательной даты мы выехали в нашу первую экспедицию памятками Слобожанщины.

Ясное дело, что наша поездка никоим образом не претендовала на лавры профессиональных выездов архитекторов, краеведов или, например, «Общества изучения русской усадьбы».

Однако мы ставили четкую цель: зафиксировать на фото и видео нынешнее состояние усадеб и привлечь внимание к историческим местам, которые мы с каждым годом теряем. Ведь, как известно, большинство поместий Слобожанщины были безжалостно уничтожены не в годы Гражданской или Второй Мировой войны, а в советское и наше время. Разрушаясь такими темпами, вскоре они просто могут перестать существовать.

Маршрут нашего первого путешествия мы оставили так, чтобы посетить усадьбы бывшего Богодуховского уезда. Побывали в прекрасном имении Егора Степановича Гордиенко ― Каднице. Заботясь о детях, владелец усадьбы открыл в ней в 1893 году земскую народную школу. В 1894 году Кадничанской школе было присвоено имя учредителя – Е. С. Гордиенко. Сегодня в прекрасном деревянном особняке, пережившем пожары войн, ничто не говорит о былом великолепии и славном имени мецената, любившего свой край. Повсюду царит разруха, вокруг ― горы мусора. Здание, не являющееся памятником архитектуры, но ставшее туалетом для отдыхающих, ― вот что сегодня представляет собой Кадница.

кадница 1

В советское время в бывших усадьбах «поганых буржуев» устраивали клубы, кинотеатры и больницы. Именно такая судьба постигла дом надворного советника Карпа Александровича Павлова, построенный в 1823 году. И по сей день в старинном поместье находится Малыжинский психоневрологический женский дом-интернат. Ясное дело, попасть туда по этим причинам не представляется возможным. За пределами забора, ограждающего мир здоровых от больных, находятся остатки церкви Успения Богородицы...

церковь Малыжино

Проезжая село с прекрасным названием Мерло, мы обнаружили вот такую интересную постройку то ли начала ХХ века, то ли уже советского периода. Когда бы она ни была построена, с учетом того, что село небольшое ― она уникальна и тоже является частью нашего исторического наследия. О прошлом же Малыжино и Мерло можно узнать благодаря прекрасной книге Андрея Парамонова, изданной в 2009 году: «Малыжино, Мерло Богодуховского уезда Харьковской губернии. Немного истории...».

дом в Мерло (1)

О наших впечатлениях от посещения Первухинки подробно написала Инна Роменская, которая самозабвенно фотографировала все объекты, а интервью с директором Писаревского этнографического музея под открытым небом «Украинская слобода» выйдет вскоре.

Я же хотел немного рассказать о главной цели нашего путешествия ― усадьбе в селе Лютовка. Место это само по себе крайне интересное и овеянное преданиями. Находится оно на пересечении ранее двух больших трактов – Муравского и Сумского, на которых грабежами и убийствами промышляли бандиты. Говорили, что место это плохое, то есть ― лютое. Именно это, как считают, и послужило причиной такого странного названия ― Лютовка.

Лютовка 1

В документах 1713 года, опубликованных в 4 томе «Доклады и приговоры, состоявшиеся в правительствующем Cенате в царствование Петра Великого» указывается, что село Лютовка (кстати, как и Кадница) принадлежит Федору Ковалевскому.

Однако куда более интересную информацию о ранней истории Лютовки мы можем найти в документе «Ведомость о землях золочевской сотни харьковского полка 1749 г.».

«Бывшим харьковского полку полковым есаулом Яковом Ковалевским населена от Золочева в одиннадцати верстах на золочевских дачах село Лютовка тому более сорока лет, a по умертвии помянутого есаула тем селом Лютовкою дети его, Федор да Григорий Ковалевские владели, a ныне неведомо почему достало во владении помещицы Настасии Бортеновой, которая немалое число земли жалованной золочевской сенных покосов и прочих угодев во владении себе имеет и как чрез прошедшие года, так и ныне многие грабительства и утеснения от нея, помещицы Бортеновой, золочевские обыватели с немалою нуждою претерпевают».

В «Ведомости, из каких именно городов и уездов Харьковское наместничество составлено и сколько было в них душ на 1779 год» указано, что в это время слобода Лютовка находилась в собственности генерал-поручика Ивана Самойловича Хорвата и насчитывала 750 душ мужского пола.

Рис.001

Сам владелец Лютовки по национальности был сербом, в 1751 году из Австрии перешел на службу Российской империи, а также являлся инициатором создания сербских поселений (так называемая «Новая Сербия»), которые и были поставлены под его непосредственное и единственное управление. Считается, что именно Иван Самойлович Хорват создал в этих местах усадьбу, от которой еще в конце XIX — начале ХХ века оставались хозяйственные постройки, флигель, мавзолей в дорическом стиле в саду и церковь, построенная в 1765 году.

В начале XIX века имение Лютовка принадлежит уже Желтухиным. Весьма показателен для нас в этот период рост населения имения. В 1808 году в нем насчитывалось уже 1491 человек обоего пола, а в 1817 году ― 1645. Для сравнения, по данным на 2001 год, население Лютовки составляло аж 631 человек, а сейчас, судя по всему, и того меньше. Имение активно развивалось, в 1844 году помещиком Антоном Николаевичем Желтухиными строится деревянная церковь святого Иоанна Предтечи.

С середины XIX века Лютовка находится в собственности графов Клейнмихель. Именно благодаря этой семье и возникла прекрасная усадьба, нынче фактически лежащая в руинах. В силу этого остановимся на основателях поместья поподробней. Родоначальником Клейнмихелей считается сын рижского пастора ― Андрей Андреевич Клейнмихель (1757 г. — 5 сентября 1815 г.). Сделав достаточно неплохую карьеру на военном поприще, он заложил тем самым основы будущего благосостояния своей семьи. Его сын, Петр Андреевич Клейнмихель, был протеже военного министра Алексея Аракчеева и беспрекословным исполнителем воли императора Николая I.

В силу этого в 1839 году П. А. Клейнмихель был возведен в графское достоинство. С этого момента у Клейнимхелей появляется герб с прекрасным девизом, написанным золотыми буквами на червленой ленте: «Усердие все превозмогает».

Рис.002

В 1842—1855 годах Петр Андреевич занимал должность главного управляющего (министра) путей сообщения и публичных зданий. Как человек репутацию у современников, кстати, граф имел весьма неоднозначную. Считается, что именно он ввел практику выплаты зарплаты «в конверте» (то есть часть официально, а часть нет), многие считали его казнокрадом и льстецом. Второй его брак, совершенный в 1832 году, был весьма удачным и выгодным. Избранницей Петра Андреевича стала вдова штабс-ротмистра В. О. Хорвата ― Клеопатра Петровна Ильинская (17.10.1811 — 17.01.1865).

Рис.003

Новая жена имела несомненные достоинства. Она была богата (считается, что именно она купила Лютовку) и родовита. В 1869 году в Лютовке, помимо барской усадьбы и церкви, уже имеются училище, больница, ярмарок, 2 винокуренных и 2 селитренных завода, а также около 1700 человек населения. С 1851 года Клеопатра Петровна была пожалована в статс-дамы при дворе. Злые языки в высшем свете утверждали, что Клеопатра Петровна и ее муж с готовностью усыновляли внебрачных детей императора Николая I и его любовницы Варвары Нелидовой.
Именно этому обстоятельству приписывали карьерный взлет П. А. Клейнмихеля. А родившихся у супружеской пары восьмерых детей (3 дочерей и 5 сыновей), недоброжелатели за глаза называли не «кляйн-Михелями» (маленькими Михелями), а «кляйн-Николаусами» (то есть маленькими Николаусами). Правда это или нет, кто знает. Однако дети Петра Андреевича и Клеопатры Петровны сделали на государственном поприще хорошую карьеру, а также породнились с влиятельными и богатыми семьями. Имения Клейнмихелей, доставшиеся им путем покупки или благодаря браку, находились во многих губерниях империи. Лютовское же досталось графу Владимиру Петровичу Клейнмихелю (1839—1882 гг.) который участвовал в усмирении Польского мятежа, стал героем русско-турецкой войны 1877—1878 годов (за что был произведен в генерал-майоры) и имел многочисленные награды. После его смерти от воспаления легких 27 января 1882 года в Санкт-Петербурге во владение имением вступила княжна Екатерина Петровна Мещерская. При ней в 1887 году в Лютовке был создан завод крупного рогатого скота фрейбургской породы. К 1903 году стадо состояло из 90 коров и 3 производителей, ежегодно продавался молодняк по цене до 100 рублей. Ее сын ― граф Николай Владимирович Клейнимхель, родившийся 31 июля 1877 года, пошел по стопам предков. По окончании курса в Александровском лицее он поступил в 1900 году на службу в Кавалергардский полк. Был с 1903 по 1916 годы Богодуховским уездным предводителем дворянства, избирался гласным Богодуховского уездного и Харьковского губернского земских собраний. Также граф Клейнмихель был церемониймейстером Высочайшего двора.

Рис.004

При Николае Владимировиче Клейнмихеле Лютовка еще больше расцветает. В 1901 году вся земля имения составляла 4,333 десятины (4733 гектаров), из которых:

— пахотной земли было 3,426 десятин, на которых возделывались различные зерновые культуры;
— плодовый сад занимал 10 десятин (около 11 гектар).

Помимо крупного рогатого скота и свиней, был в Лютовке и собственный конезавод, где разводили элитных лошадей для верхового спорта.

Рис.005

Имелась собственная мастерская для ремонта земледельческих машин и орудий собственного хозяйства. По данным «Справочной книжки для Харьковской епархии за 1904 год» прихожан в Лютовке было 1157 мужчин и 1052 женщин.

Сами же владельцы усадьбы увлекались антиквариатом, благодаря чему в имении собрано было немало интересных старинных и редких предметов. Так что многочисленным знатным гостям, приезжающим в великолепную и богатую во всех отношениях Лютовскую усадьбу, было чем порадовать глаз.

Летом 1914 года граф Николай Владимирович Клейнмихель вместе с известным искусствоведом Георгием Лукомским, вооружившись фотоаппаратами и сев на автомобиль, отправились в путешествие по Харьковской губернии. Заметки из этих поездок периодически размещались в 1915—1916 годах в журнале «Столица и Усадьба».

Война с Германией, вспыхнувшая, когда они заканчивали объезд шестого из одиннадцати уездов, составляющих Харьковскую губѳрнию, заставила их прервать начатую работу.

А после пасхальной заутрени 1915 г. пламя за нескольких часов беспощадно поглотило старый деревянный храм и чудесный иконостас в имении графа Клейнмихеля...

Однако, убедившись в том, что интерес в обществе к искусству не ослабевает, несмотря на долгую войну, Клейнмихель и Лукомский в 1917 году все же издали первый том так любимой многими сейчас книги «Старинные усадьбы Харьковской губернии». При этом указывалось, что средства от продажи пойдут на восстановление сгоревшей церкви в Лютовке. Благодаря этой удивительной книге, переизданной в наше время несколько раз стараниями Андрея Парамонова, мы с вами по прошествии 100 лет можем увидеть необыкновенно красивые фотографии старинных усадеб Харьковщины, а также узнать их историю. Будучи соавтором и издателем этой книги, Николай Владимирович пишет, в частности, и по сей день актуальные и важные слова:

«Мне давно пришла мысль лично осмотреть и как-либо запечатлеть те художественные помещичьи усадьбы родной мне Харьковской губернии, которые остались нам в наследие от давно минувших лет. В наши дни новые владельцы этих усадеб, среди которых встречаются и простые мужики, иногда не задумываются разобрать на «кирпичи или на дрова» прекрасный старинный дом, павильон или памятник, чтобы воздвигнуть на их месте хозяйственную постройку или жилой дом «в стиле модерн»; то же случается и с другими видами сокровищ древности. Поэтому мне казалось крайне желательным, чтобы люди, любящие художественную старину, общими усилиями предприняли труд повсеместной регистрации и воспроизведения сохранившихся памятников старины в разных областях искусства с указанием их художественного значения. Этим, может быть, удалось бы многое спасти от уничтожения».

Именно эти его слова вдохновляли нас на путешествие. Именно благодаря им мы решили начать с Лютовской усадьбы.

С 1916 по 1917 годы Николай Владимирович был Московским вице-губернатором, став по факту последним на этой должности в дореволюционный период. В силу своих стойких монархических убеждений при новой власти оказался не у дел и уехал с семьей в свое крымское имение. Узнав о подробностях тяжелой жизни царской семьи в Тобольске, он стал планировать авантюрную поездку туда для вступления в состав отряда охраняющих Государя красноармейцев. Когда же его близкие указали ему, что он своей аристократической наружностью может возбудить подозрения и еще больше навредить царской семье, Клейнимхель решил присоединиться к Белой Армии.

23 января 1918 года в Евпатории у Клейнмихеля красные матросы провели обыск. А 24 января в 10 часов вечера он был ими убит. В свое предсмертной записке близким последний владелец Лютовской усадьбы написал: «Скажи Мама, что я умираю за свои убеждения».

В советское время чего только в Лютовской усадьбе не находилось. Кстати, еще в 90-х годах по бокам от центрального входа можно было наблюдать двух мраморных львов. Однако в 2001 году один из них был украден. Второго, как говорят, сами жители Лютовки спрятали «от греха подальше» ― но куда именно, сие тайна великая есть.

Фото из интернета

В начале 2000-х харьковский исследователь Андрей Федорович Парамонов предпринял беспрецедентное путешествие по усадьбам бывшей Харьковской губернии с целью зафиксировать то, что осталось. Результатом этой работы стал выход в 2008 году уникальной книги «Сады и парки Харьковской губернии». Приехав через 9 лет в Лютовку, мы увидели, насколько разительно отличается состояние усадьбы сейчас от тех фотографий, что были размещены в книге или в интернете.

Рис.007.было=стало )
Фото из интернета

Рис.008.было=стало )
Фото из интернета

Только многочисленные развалины дореволюционных построек говорят сейчас о том, что некогда в Лютовском имени обитали около 2000 человек и кипела жизнь...

Лютовка 4 Лютовка 3

Я искренне уверен, что книга последнего владельца Лютовки, графа Николая Клейнмихеля и через 10-20 лет будет переиздаваться и пользоваться немалым спросом. Однако я совершенно не уверен, что его некогда шикарная усадьба, из которой он летом 1914 года отправился в путь для того, чтобы создать эту книгу, не являясь архитектурным памятником и не имея поддержки государства или меценатов, проживет хотя бы еще 5 лет... Вот такая она, слобожанская благодарность.

Лютовка 2

Продолжение обязательно последует. Впереди нас ждет еще немало выездов в старинные усадьбы, которые мы теряем с каждым днем. Ибо, как гласил девиз владельцев Лютовской усадьбы, «Усердие все превозмогает».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ещё по теме:

Моя Румыния

Как ширину и глубину дорожных ям измерить «Киевским» тортом

Представитель спортивного клуба ВСУ завоевал на Олимпиаде первое золото

Как волонтеры помогают детскому дому

Харьковские активисты проанализировали областной бюджет

опубликовано

18 апреля 2017

текст

Антон Бондарев

фото

Инна Роменская, Антон Бондарев

просмотров

1784

поделиться

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: