Национальные организации Харькова в годы Первой Мировой войны

Жизнь Харькова города в период «Великой войны» (именно так еще называли Первую Мировую) была крайне интересна. И самое поразительное ― многие ситуации, события и явления повторились в нашем любимом городе ровно 100 лет спустя...
Все тот же прифронтовой город, наполненный ранеными солдатами. Все те же спекуляции на продуктах и аренде жилья. Все тот же вокзал с волонтерами, встречающий людей, спасающихся от войны. Все повторяется. Вот только 100 лет тому назад беженцы в наш город прибывали не с юго-востока, а с запада. Помимо общегосударственных организаций, активную помощь им оказывали и национальные общины Харькова. Именно о них сегодня и пойдет речь.
Как мы прекрасно помним, ранее существовавшие различные германские и австрийские организации были объявлены вражескими и в дальнейшем закрыты. Французские подданные, которые жили в нашем городе и подходили по возрасту, были мобилизованы своим государством на фронт. А существующее в Харькове с 1876 года «Французское благотворительное общество» беженцами своими не занималось, так как их тут особо и не было. Практически такая же ситуация была и с гражданами союзной Великобритании. Однако именно в период Великой войны в Харькове появляется организация «Британский клуб». Ранее, несмотря на то, что британское консульство находилось в нашем прекрасном городе как минимум с 1908 года, английских организаций, увы, не было. Дело в том, что сам консул Чарльз Блекки и его отец были, судя по отчетам, активными членами «Германского благотворительного общества».

Рис.001

А вот 13 января 1915 года британские подданные, живущие в Харькове (Елизавета  Ивановна Джонстон, Джон Робертович Гиллеспи, Леон Вильгельмович Ло и Джеффри Гансон), подали губернатору документ, в котором сообщали об учреждении безуставного общества под названием «Харьковский Британский клуб». Целью существования оного было «общение британских подданных, живущих в городе Харькове и его уезде».

Рис.002

Одной  из самых первых в нашем многонациональном городе на проблемы своих сородичей из других губерний откликнулась еврейская община.
Уже 14 января 1915 года был зарегистрирован «Харьковский еврейский комитет по сбору пожертвований для еврейского населения, пострадавшего от войны». Основной его целью был  сбор денег и вещей и оказание помощи семям еврейских воинов и еврейского населения, столкнувшихся с войной.
Председателем общества был коммерции советник  Л. М. Вургафт. Товарищами значились И. М. Бергер и Я. И. Добкин, секретарями З. В. Розовский и С. Г. Гринберг, а казначеем ― Н. И. Заславский.

Рис.003

Однако подобные организации создавались еврейской общиной не только в Харькове, но и в губернии ― например, в Изюме.

Рис.004

Еще 26 августа 1914 петергбургским градоначальником был утвержден устав организации «Общество вспомоществования бедным семействам поляков, участвующих в войне, и бедствующему польскому населению, пострадавшему от военных действий».
В уставе указывалось, что целью существования данной организации является «оказание помощи и содействие непосредственным и посредственным жертвам войны». Семьям военнослужащих выдавались пособия, а пострадавшим от войны оказывали материальную поддержку и подыскивали работу. А для детей призванных на войну организовывались приюты.

Рис.005

В начале июня 1915 года было принято решение открыть филиал общества в Харькове. После разрешения властей 23 июля состоялось первое собрание харьковского отделения. Председателем был избран Иосиф Дворжанчик, а в правление вошли, в частности, Иван Тайлер и Станислав Вершилло.
Предложение о принятии обществом сумм, собранных для помощи жертвам войны   «Попечительством о бедных римско-католического вероисповедания» было с радостью принято членами новой польской организации. Присутствующий Иван Вильга сообщил о том, что при Харьковском отделении «Всероссийского союза городов помощи раненым и больным воинам» открылся специальный комитет помощи беженцам, так как наш город назначен эвакуационным пунктом для них. Беженцы прибывали в Харьков массово, и удовлетворить их запросы оказалось не под силу одному лишь Польскому обществу. После ряда прений члены организации решили по возможности ограничить благотворительную деятельность, передав занятие оной Комитету при Союзе Городов. Однако просили обратить внимание на сферу, которой официальные государственные организации не занимаются ― на нравственную поддержку и помощь.

Рис.006

Для большей согласованности действий с Союзом Городов также было решено ограничить выдачу бесплатных обедов с того момента, когда выдача таковых будет организована Союзом.
Деятельность квартирного комитета, пункта выдачи одежды и бюро труда было решено продолжать без изменений. Так как в город прибыло много детей школьного возраста, решили расширить деятельности комиссии по призрению детей.
Для дежурства на вокзале свои услуги обществу предложили госпожа Оттович и господа Зелинский и Тарнавский. В дальнейшем филиалы «Общество вспомоществования бедным семействам поляков, участвующих в войне, и бедствующему польскому населению, пострадавшему от военных действий» появляются в Краматорске и Славянске.

Рис.007

До Первой Мировой войны в Харькове существовало основанное в 1899 году «Латышское общество взаимного вспоможения». Общество активно помогало своим землякам, выдавая нуждающимся или больным ссуды, единовременные или периодические пособия и предоставляя работу тем, кто ее потерял не по своей вине.

Рис.008

Помещение общества располагалось по адресу: Дворянская набережная, №4 в доме Давыденко. В разное время его возглавляли или входили в состав правления известные представители этого народа, живущие в Харькове. Например, так любимый многими архитектор Юлий Семенович Цауне или гениальнейший и уважаемый в современной Латвии композитор и фольклорист Андрей Юрьян (о котором я обязательно еще напишу). А 13 августа 1915 года его превосходительству господину харьковскому губернатору было доставлено заявление, в котором до его сведения доносилось, что «Харьковским комитетом по оказанию беженцам латышам» избраны:
Председателем комитета ― Лац Карл Иванович;
Заместителем председателя ― Симонович Рудольф Матвеевич;
Кассиром ― Муровский Август Фрицевич;
Заместителем кассира ― Румнек Мартын Семенович;
Секретарем ― Балкит Мартын Яковлевич.

Рис.009

12 же ноября харьковскому губернатору поступило прошение от основателей Харьковского отдела Латышского общества помощи беженцам из Прибалтийского края «Родина» об открытии отдела обществом и утверждении его устава.

Рис.010

Не остались в стороне от проблем своих соплеменников живущие на Слобожанщине эсты.
15 сентября пятью представителями этого народа на утверждение были поданы все соответствующие документы. Интересен и текст самого прошения: «Представляя при сем устав Эстскаго общества в Харькове и принимая во внимание настоящее положение вещей, когда наше отечество переживает трудные минуты вследствие нашествия врага и когда всякая общественная помощь столь безотлагательно необходима для лиц, прямо или косвенно пострадавших  от неприятеля, в том числе и эстов, принужденных бежать из Лифляндской губернии или потерявших своих кормильцев на поле брани, мы, нижеподписавшиеся, имеем честь просить Ваше Превосходительство о скорейшем разрешении открытия действий вышеупомянутого общества".

Рис.011

На основании предписания Петроградского Центрального Комитета Литовского общества по оказанию помощи пострадавшим от войны от 22 сентября в нашем любимом городе было открыто его отделение. Размещалось оно по Тюремной улице, 9. Председателем правления был избран ксендз Михаил Гавялиз. А в правление вошли Иван Миклашевич, Сигизмунд Люткевич, Викентий Нацевич, Александр Абрамович и ксендз Франциск Ковалевский.

Рис.012

Однако среди всех этих дел, найденных в архиве, лично для меня наиболее ценен документ, заверенный 7 сентября в конторе по Рыбной улице, 10 у харьковского нотариуса Вениамина Иосифовича Скрябина.  Его авторами были дворянин Константин Михайлович Бич Лубенский, врач Фотий Викторович Писнячевский и вдова статского советника Мария Ивановна Батюшкова. Там они писали следующее:
«...С ходатайством о регистрации Общества мы обращаемся по следующим причинам: великие и все увеличивающиеся нужды, испытываемые беженцами из губерний польских, литовских и малороссийских, удовлетворяются  по мере возможности не только правительственной помощью, но и частными организациями с соизволения правительства. Организации эти ― еврейские, польские и латышские комитеты ― если не исключительно, то главным образом в силу естественных свойств человеческой природы обслуживают нужды своих земляков. Вследствие этого бедствующие беженцы еврейской, латышской или польской национальностей имеют два источника помощи материальной и поддержки нравственной: официальные правительственные комитеты и, кроме того, соответственные земляческие комитеты. Что касается беженцев  малороссийского происхождения, то они поставлены в этом смысле в худшее положение, ибо лишены в эту трудную минуту систематической поддержки братской руки своих земляков. Повинуясь влечению сердца, видя вокруг себя неисчислимые бедствия беженцев малороссийского происхождения и затруднительность для одних официальных комитетов полностью удовлетворить все бесчисленные нужды лишенных крова, пищи и одежды братьев наших, мы хотим исполнить свой нравственный и человеческий долг перед родиною в годину ее великих страданий, оказать широкую общественную помощь нашим беженцам и путем учреждения проектируемого Общества поставить малороссийских беженцев на такое же положение, как беженцы-евреи, поляки и латыши...»

Рис.013

Вот так, без всякой поддержки из Петрограда и Москвы, по собственной инициативе жителей города, не где-нибудь, а именно  в Харькове возникла организация «Общество для оказания помощи малороссийскому населению, пострадавшему от военных действий».

Безусловно, само появление и существование в то время национальных организаций, помогающих беженцам, было случаем беспрецедентным и не имеющим аналогов в довоенной истории. Они играли важную роль в как в мобилизации ресурсов представителей национальных сообществ самой империи, так и в развитии национального самосознания в годы войны. Однако я несказанно рад, что в этих процессах город, где я родился и живу, снова выделился.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ещё по теме:

Почему в регионе не работает принцип «сommunity policing»

Харьков 1850 года в воспоминаниях Петра Вейнберга

О самом старом деревянном храме Слобожанщины и месте, откуда не возвращаются

Днепр: «Зберегти не можна зруйнувати»

Из зоны АТО 92-я бригада вернулась домой

опубликовано

31 октября 2017

текст

Антон Бондарев

фото

Государственный архив Харьковской области

просмотров

280

поделиться

[js-disqus]

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: