Крыша Африки. Исследование Танзании

Это путешествие я хотел совершить еще 2 года назад, но из-за своей нерасторопности и нехватки финансов пришлось перенести этот вояж на лучшие времена. И вот они настали.

Этот рассказ можно назвать особенным, так как я его пишу на склонах горы Килиманджаро: на высоте 3 800 метров, в окружении густого тумана и африканских ворон с белой шеей. Мои впечатления будут переданы максимально точно, по горячим следам, так сказать.

Марафон усталости

В Танзании много чудес природы, которые стоит посетить. Топовыми считаются гора Килиманджаро, национальные парки с дикими животными и белые пляжи острова Занзибар. Я сразу же офигел от цен, впаянных местным правительством для иностранцев. К примеру, сутки нахождения на горе Килиманджаро стоят непомерных $140 (сюда включены вход, ночевка, страховка, гид, так как без гидов не пускают), а один день сафари в национальном парке Серенгети обойдется в $150 (включены аренда машины с водителем, еда, ночевка, входные билеты)! Дороговато для африканской страны! Затянув пояс покрепче и отказавшись от различных вкусностей, а также сведя траты на развлекухи к минимуму, я начал медленно, но уверенно готовиться к поездке.

И вот настал день отъезда, который ознаменовал начало марафона усталости. Дело в том, что я решил сэкономить и купил авиабилет с несколькими пересадками. Первый этап – перелет Харьков-Стамбул в 1:40 ночи. Стоит заметить, что накануне перелета у вашего непутевого писаки был корпоратив. После него я поспал всего 4 часа. Почему? Потому что дурак! В Стамбул прибыл рано утром и сразу решил посетить места, которые не удалось увидеть в прошлый раз пребывания в этом славном городке.

grand-bazaar-istanbul-turkey

Grand Bazzar

Одно из достопримечательностей — Великий Базар (Grand Bazzar). Я скептически отношусь к подобным местам, но чисто для галочки его посетить стоит: хотя бы чтоб узнать, почему ему ставят так много звезд в Google Maps. Как я и предполагал, «Великое Барабашово» оказалось обычным рынком, которых в Стамбуле полным-полно, и даже иногда непонятно, где начинается и где заканчивается базар.

Единственная особенность рынка — он крытый. Мда… крытый и старый базар, где иногда встречается мозаика на стенах. Сейчас таким никого не удивишь, но раньше это было нечто выдающееся: здесь был не просто базар, а находились школы, мечети и десятки фонтанов. Сейчас остался лишь один рабочий фонтанчик.

Как только попадете на территорию базара, сразу приготовьтесь к торговой атаке. Если ничего не хотите покупать, просто не смотрите продавцам в глаза: для них это как красная тряпка для быка. Здесь не такой агрессивный маркетинг, как в Марокко, но подзадолбать могут изрядно. Продают все, что угодно, но цены в разы больше, чем в других местах, хоть и пишут, что товар со скидкой. Насмотревшись на голодные взгляды трейдеров, я быстренько пробежался по павильонам и выскочил наружу.

Следующим местом посещения был Стамбульский океанариум. Его стоит посетить, особенно если вы никогда не были в океанариумах. Основная фишка — водяной туннель длинной в 85 метров (5-й по длине в мире), вокруг которого плавают акулы размером с легковой автомобиль и скаты манта (самые большие скаты в мире). Я, повидавший многое, могу с уверенностью сказать: такое ощущение, когда над тобой в двух сантиметрах проплывает настоящая машина для убийства с тройным рядом зубов, очень сложно испытать где-то еще без особой опасности для конечностей.

океан

Аквариумный авторитет

После долгого любования водоплавающими я закинулся донером с айраном и рванул в Хавалимани (аэропорт) имени Аттатюрка, где меня ждал неприятный сюрприз от заботливых турков.

Во время регистрации потомок османов забеспокоился, что мою скромную персону не пустят в Кению, так как у меня нет кенийской визы. На мои доводы, что визу можно получить в аэропорту по прилету, янычар протестовал, настаивая на оформлении электронной визы. Пришлось подчиниться и начать песню под названием «оформи электронную визу Кении за 3 часа до прилета в страну на телефоне с почти отсутствующим интернетом». Я даже не пересек границу Танзании, но уже начались вызовы судьбы. Удивительно, но буквально за 50 минут я оформил и получил транзитную визу Кении, без каких либо проблем! Обожаю 21-й век!

Как только я сел в самолет в Каир для очередной пересадки, началась вторая стадия марафона усталости. При перелете из Стамбула в Каир я заснул и пропустил ужин. Оказывается, Egyptair кормят «на халяву», даже если лететь всего час.

Каир продержал меня целых два часа и даже не спросил про электронную визу в Кению! FUCK!!! Но хотя бы в очереди за визой не пришлось стоять, когда есть электронная. Ты тоже стоишь в очереди — только в отдельной, где тебе должны поставить штамп о въезде.

После долгожданного штампа закончился второй этап марафона и начался третий, уже кенийский. Водила, который должен был за мной приехать и подбросить к автобусу в Танзанию, просто не приехал. Он попросил своего друга, тоже таксиста, забрать меня и догнать автобус, что уже выехал и находился в пути. Это была погоня, и она закончилась успешно в двух часах езды от границы с Танзанией.

После того, как я сел в уезжающий автобус, закончился кенийский этап марафона и начался финальный – танзанийский. Мне предстояло получить танзанийскую визу, проехать 7 часов по жаре и, наконец, добраться в городок Моши у подножия Килиманджаро.

Как только я покинул автобус, сразу же понял, почему иногда белым людям приходится здесь туго. Всегда найдётся проныра, который захочет «помочь тебе», заработав на этом пару тысяч шиллингов. В Африке мой цвет кожи всегда привлекал ко мне нежелательное внимание. Так случилось и в этот раз. Буквально сразу же ко мне подбежал якобы портер, который прям жаждал помочь найти лучшую фирму для восхождения. Он мне заливал, что не стоит слушать различных приставал на улице. В итоге сам оказался зазывалой, при этом признался, что получает процент от агентства, куда меня ведет. Желательно избегать таких ребят, но удивительно: этот бегун нашел мне приличную компашку за сносную сумму, оказавшейся ниже предложенной другой фирмой.

Оплатив поход, я двинул в местную харчевню. Там снова был преследуем другим чуваком, который хотел просто продать мне браслеты. Я разрешил планокуру Джексону (так звали продавца браслетов) посидеть со мной за столом и поговорить о жизни. Жизнь у бедняги Джеки оказалась крайне несчастной – мама и папа умерли от СПИДа, а сам он стал калекой после падения с утеса при переносе вещей на Килиманджаро. Парень решил пойти простой дорогой и стать попрошайкой и ганджубасником. Джексон научился за годы попрошайничества втираться в доверие, за что получил половину моего ужина и закуску, которую я купил на пробу.

еда

Жареные бананы, импала и салатик

Распрощавшись с Джексоном, я быстрым шажком направился в свою берлогу, чтобы по пути встретить «пушера» ганджи. Пришлось прямо на ходу парировать его щедрейшие предложения. Наконец я переступил порог своей халупы и понял, что такое бюджетное жилье по-танзанийски. Комната была размером 1,5×2 метра и годилась лишь чтобы поспать и быстро убраться оттуда. 31 декабря 2017 года в 22:00 я рухнул без сил на свои нары и даже не вспомнил, что планета веселилась с приходом Нового года.

У порога крыши Африки

Первый день восхождения на Килиманджаро — и я уже фонтанирую от переизбытка энергии, предвкушая грядущий поход. Утром 1 января 2018-го я познакомился с командой, которая будет подтирать мне сопли на протяжении всего похода. Итак, со мной идут два портера, гид и повар! Эти ребята будут стараться сделать мое восхождение максимально простым и запоминающимся. Вы скажете: «Ах ты ж, белая свинья, проклятый рабовладелец! Решил нанять негритят, а сам в это время будешь пожинать плоды их труда?!».

Если честно, я бы с удовольствием сам пошел, но руководство национального парка Килиманджаро не разрешает восходить без местных гидов: вас банально не пропустят в парк. Поэтому найм рабочей силы — необходимость, а не роскошь.

Примерно в 10 утра мы прибыли к воротам парка. Гид оформил пропуски и получил разрешения прежде, чем мы двинулись в путь.

килимиджан

Стартуем в джунгли. Подножье Килиманджаро

Первая часть маршрута пролегала по густым джунглям, где вовсю кипит жизнь. По верхушкам чудаковатых деревьев прыгают белохвостые обезьянки, в сочной зеленой листве шорхаются разноцветные птички. Темп выбрали неспешный и размеренный, в основном из-за того, что в лагерь первыми должны добраться портеры. У меня темп средний, иногда быстрый, и гид меня постоянно притормаживал словами pole-pole (медленней-медленней), но придерживаться pole-pole никак не получалось.

Где-то в середине пути к лагерю хлынул нереально сильный тропический ливень. Он стал для меня роковым, так как из-за влаги накрылся мой фотик, и все фотки пришлось делать на телефон. Представляете, какую горечь разочарования я испытал, когда понял, что фотик уже не включится.

Горевать было некогда, пора располагаться. А в лагере уже полным ходом шло развертывание настоящего палаточного городка. Везде снуют портеры, конструируются палатки и полевые кухни. И только белокожие восходители неспешно прибывают в лагерь, уставшие и вымокшие до нитки. Лично я не чувствовал и капли усталости: тропа оказалась простой. Первый раз в жизни мне не пришлось выстраивать палатку под невыносимые погодные условия, носильщики и гид все сделали за меня. Признаюсь, было немного стыдно сидеть и просто наблюдать, и даже пальцем не шевелить.

лагерь

Развертывание лагеря

После возведения временного дома настала пора ужина. И снова я пальцем об палец не ударил, чтобы появилась еда. Мое дело — только наслаждаться окружающей атмосферой и ждать, пока еда сама появиться в палатке. Спустя час после возведения хаты ко мне в палатку постучался официант (!!!) с тарелочкой блинчиков, вареньем и бидончиком кипятка, чтобы я решил, что моя мажорная душа желает выпить: чай, кофе, какао или молоко. В первый день еды и напитков было так много, что было похоже не на поход, а пикничок. Такого разнообразия напитков никто и никогда не брал, а уж тем более никто не жарил блинчики с вареньем! В ту ночь я заснул с широкой улыбкой и чувством удовлетворения.

чувак

Лагерь Мачаме — первая ночевка

Обманчивая легкость

Второй день начался ярким солнцем на небе и ощущением, что поход пройдет очень просто. Маршрут второго дня пролегал по карликовым лесам. Вскоре начала виднеться вершина горы Меру – второй по величине в Танзании. Многие в качестве подготовки перед Кили делают восхождение на Меру, но я что, на пятитысячниках не бывал? Я знаю как их «готовить».

Ох, каким же самоуверенным ублюдком я был! Обманчивая легкость первых дней — тому яркий пример. Второй день восхождения прошел легко, но во время него я получил свои первые жгучие поцелуи от мисс Солнышко (поджарились кисти рук).

меру

Гора Меру на заднем плане

На второй день я осознал два интересных факта. Первый – маршрут Мачаме в высокий сезон сильно забит людьми. Таких «паровозов» я не видел уже давно. Местами приходилось обгонять впереди идущих, чтобы восхождение не превратилось в созерцание задницы или рюкзака впереди идущего человека. Наверное, в такие моменты обгона мой гид меня ненавидел.

паровоз

Килиманджарские паровозики

Второй факт – работа портера представляет из себя сущий ад! Они на головах тащат вверх 20-килограммовые мешки, независимо от погоды и удобства. Важно одно – донести груз до следующего лагеря, иначе клиент не будет доволен. А если клиент недоволен, портер не получит хороших чаевых по окончанию восхождения. Кстати, половина смертей и несчастных случаев на Килиманджаро происходит с портерами. Этим ребятам наиболее тяжело, но получают они меньше всех; парадокс.

шира

Добро пожаловать в лагерь Шира!

Второй лагерь под названием Шира (3 100 м) расположен на огромной поляне. Там есть вертолетная площадка — для слабеньких восходителей или при несчастном случае вертолет вызывают, если у пострадавшего это позволяет сделать страховка. С лагеря отлично просматриваются вершина Кили и хребет, по которому проходит другой классный маршрут на вершину под названием Лемошо. Я бы пошел по Лемошо, но он длиннее и дороже (баков на 300-400), а с моим трещащим по швам бюджетом это не вариант. Под вечер в небе разыгралось настоящее светопредставление из черных туч, молнии и ливневого дождя. Плохая погода преследовала нашу восходительную стаю с первого лагеря. На ужин принесли спагетти с овощной подливой.

вечер
Вечернее представление в лагере

Лавовая башня

Третий день пути к Олимпу Африки начался с овсяной каши и солнечных лучей, уверенно пробивающихся из-за туч. Солнечное утро всегда поднимает настроение и настраивает на великие свершения! Например, сходить в туалет или почистить зубы. Да, на высоте в 4 000 метров пойти в туалет, что находится на приличном расстоянии от палатки, да еще на холме, тянет на подвиг!

Часов в 10 начался подъем к следующему лагерю на высоту 3 970 м. Это не ошибка: целый день будешь подниматься к 5 000 метров, но ночевка снова на 4 000. У Килиманджаро особое чувство юмора.

Начало маршрута третьего дня пролегало по так называемой альпийской пустыне. В ней осталась только скудная растительность меж камней. На маршруте от Шира до промежуточного лагеря Лавовая Башня встретил Лару Крофт. Точнее, девочку с именем Лара, укрупненной комплекции (кило под 85), но с очень упорным желанием дойти до вершины. Наверное, на одном энтузиазме Лара и шла, так как физические данные уж точно играли против нее. Временами бледнея, она задыхалась от одышки, но продолжала идти вперед. Вот это стремление! Многие пухляши давно бы сдались еще до лагеря Шира, но не Лара, вот поэтому я ей дал прозвище извечной искательницы приключений. Спустя 4 часа непрерывного карабканья вверх и фоновых стонов Лары, что она сейчас отключиться, мы подошли к самому сложному участку на пути к ночевке. Это был промежуточный лагерь Лавовая Башня на высоте 4 600 метров. Он таил пачку новых испытаний.

старт
Старт третьего дня

Мало-помалу мы с Ларой подошли к Лавовой Башне. И тут началась реальная жесть. Как по расписанию, в обед начала портиться погода, и на наши головы лился даже не дождь, а снег с градом. Я почувствовал, что дело пахнет промокшими ботинками и прибавил ходу. В Лавовой Башне творился сущий хаос: портеры не успели поставить палатки. Чтобы хоть как-то спрятаться от снежной атаки люди пытались заползти под любой камень или скалу, даже если там раньше был устроен туалет.

Когда я добрался до Лавовой Башни, мест для укрытия почти не осталось. Пришлось ютиться под каменной глыбой, которая укрывала лишь частично. В компании промокших от снега немок и моего гида, в позе эмбриона я распотрошил свой ланчбокс. Уже закончив трапезничать, я увидел, как появилась Лара! Ее группа давно ушла, оставив девушку позади, но ее пустили в шатер богатые американцы, каждый из которых заплатил за восхождение баснословные $5 000. Такие суммы за восхождение не укладываются в мое сознание. Эти ребята даже рюкзаки не тащили, и самое тяжелое, что они держали – это iPhone. Это категория восхождений класса суперлюкс, которую я никогда не пойму.

лавовая башня
Этот мрачняк возвышающийся слева и есть Лавовая Башня

Прошло 30 минут, но погода не наладилась. Появились первые признаки обледенения и замерзания пальцев. У моего гида также начало что-то подмерзать, и он скомандовал идти дальше и спускаться с башни в долину. Спуск оказался очень крутым и скользким. Были промежутки, где мне приходилось балансировать на одной ноге, чтобы не поцеловаться с камнями.

После спуска с Башни мы попали в долину сенеций, где погода сразу нормализовалась, выглянуло солнышко. В Танзании меня поразили только два растения — акация в саванне и сенеция на Килиманджаро. Каждое из них уникально и имеет запоминающийся вид. Акация у меня вызывала ассоциацию с огромным зеленым грибом, а сенеция — как внебрачный ребенок кактуса и пальмы.

Спустя три часа после побега от снежной непогоды я увидел лагерь Баранко. Он раскинулся в небольшой долине на краю пропасти, окутанной молочными облаками, на высоте 3 900 метров. Грубо говоря, на третий день мы сделали небольшой акклиматизационный подъем с 3 100 на 4 600, а потом — вниз до 3 900 метров. Немного обидно сбрасывать высоту после того, как потратил уйму сил, чтобы взобраться, но ничего не поделаешь. Лагерь находился между двух скал на краю обрыва. Одна из почти вертикальных скал называется Стена Баранко. Ее нам предстояло преодолеть на следующий день.

Кстати, фотик так и не заработал, поэтому бремя фотографирования пало на iPhone. И как же я рад, что с ландшафтными снимками он справился без проблем.

лес
Лес сенеций

Вечером познакомился с остальными членами группы Лары, которая вырвалась вперед и оставила мисс Крофт наедине со стихией. Оказалось, что Ларе всего 19 лет, и она приехала со своей подругой Эленой. Кроме девчонок в группе была пара французов. Пообщавшись о том, какие сложности нас ждут, мы мирно разошлись по своим тканевым хаткам, чтобы как следует выспаться.

Базовый лагерь

Четвертый день начался с мокрых новостей под названием проливной дождь. Похоже, благосклонность Кили закончилась звездной ночью. Дождь усложнил подьем на стену Баранко. Это трехсотметровая каменная стена, возвышающаяся над лагерем Баранко. На нее необходимо вскарабкаться, чтобы дойти до следующего лагеря. Во время дождя эту стену заливает водой, она становиться скользкой как каток под вашим домом в середине января.

Я, промокнув до нитки и балансируя над пропастью, начал подъем по стене. Еще одним усложняющим моментом оказались толпы людей, взбирающиеся по узким скалам. Количество портеров, тянущих на своих черепушках неподъемные мешки с лагерным скарбом, просто зашкаливало. Не раз приходилось стоять в пробках, ожидая, когда настанет твоя очередь затянуть свою задницу на очередной уступ.

Спустя вечность наша задорная группка вышла на вершину стены. Не имея возможности полюбоваться на пройденный путь (все заволокло тучами), мы поплелись дальше на гору. Позже я узнал, что во время подъема по стене Баранко случился несчастный случай, и одному портеру раскрошило руку от падающего газового баллона. Его сразу же спустили вниз в госпиталь. Вот так, работа портера — одна из самых сложных и опасных профессий мира.

Дождь то начинался, то заканчивался, не давая нам и получаса, чтобы хоть как-то просохнуть. Мы дошли до следующего лагеря Каранга. Он находился в 200 метрах, но, чтобы до него дойти, нужно спуститься в пропасть глубиной 300 метров, а затем подняться на 350 м вверх! Это коварно и несправедливо! Можно стоять и проклинать все, на чем свет стоит, а можно смириться и преодолеть это испытание, что я и сделал.

Спустя час изнурительных горок по склонам Кили мое подуставшее тельце доплелось до лагеря Каранга, который находился… вы правильно поняли! На гребанной высоте в 3 950 метров!!! В лагере Каранга я остановился только на обед, и уже в 15:00 по танзанийскому времени был готов двинуться в финальный рывок до базового лагеря, где намечен старт штурма вершины Кили.

Карангу и Барафу (базовый лагерь Кили) отделяли 700 метров подъема по каменистой и туманной местности. Туман был настолько густым, что иногда приходилось перекрикиваться для уверенности, что идешь не сам. Наконец закончился дождь и можно было немного расслабиться.

При подходе к базовому лагерю начал встречать первых заболевших горной болезнью, которые отказались от затеи дойти до вершины и неспешным шагом спускались вниз в сопровождении гида. Зрелище немного удручающее, но от этой напасти никто не защищен. Главное — правильно акклиматизироваться и выпивать три литра воды в день, и будет вам счастье.

Базовый лагерь представлял неровную поверхность нагромождения палаток и парочку стационарных помещений, призванных облегчить жизнь туристов — дом смотрителя лагеря, туалет и радиовышка. Моя палатка находилась в 50 метрах от туалета, но в тот момент они казались как все 50 км.

В базовом лагере меня начала накрывать горная болезнь — сильная головная боль, тошнота, отсутствие аппетита и одышка. Стало так фигово, что мне пришлось выпить таблетку от головной боли, чего я не делал ни разу в горах. Перед самым восхождением на вершину я даже отказался от ужина, сам вид еды вызывал позыв к рвоте. Старт финального рывка к вершине был назначен на 00:00. Пришлось ложиться спать в 19:00, чтобы в 23:00 встать и готовиться к восхождению. Ложился я спать с ужасными барабанами в голове, а проснулся с оркестром.

На крышу дома Африки

И вот начался самый долгий и сложный день за все пребывание в Танзании. С горем пополам упаковав себя в теплые одежды, бахнув колесико цитрамончика и напялив две шапки, неспешным шажком я отправился во тьму.

Ночь стояла звездной, звенящую тишину прорезали редкие разговоры идущих рядом туристов. Первые сотни метров подъема давались легко, я воспрянул духом и возомнил себя непобедимым. Спустя 400 метров дела изменились кардинальным образом. Где-то в районе 5 000 метров высоты я медленно, но верно начал ощущать непреодолимую слабость во всем теле. Чем выше я поднимался, тем слабее становился. Уже где-то в районе 5 300 метров меня можно было принять за бухарика, который возомнил себя восходителем. Состояние было настолько близким к опьянению, что я сам удивлялся, как мне удавалось идти ровно. Нагромождение негативных факторов было вызвано отсутствием энергии, так как я отказался есть накануне подъема из-за отсутствия аппетита и тошноты, а сейчас расплачивался за это.

img_2632

Ноги буквально отказывались идти дальше

В районе 5 400 м попросил гида останавливаться для отдыха через каждые 100 метров подъема. Ноги буквально отказывались идти дальше. Густой снег на склонах прибавил сложности в восхождении, и мне все чаще приходилось бороться с замерзающими пальцами.

Первый лучик надежды, что конец страданиям близок, просиял на высоте 5 750 м, когда мы дошли до одной из вершин Килиманджаро — Stella Point. Эта отметка символизирует окончание крутого подъема из базового лагеря, который длился долгие 1 100 м. От Stella Point до вершины осталось пройти несчастные 130 метров почти по ровной поверхности. Эти последние шаги были одними из самых сложных в моей жизни.

Энергия в теле была на уровне отметки в 0,001. Каждые 20 метров я делал привал и жадно вдыхал воздух как рыба, выброшенная на берег. Спустя час таких пит-стопов я все-таки добрался до пика Ухуру (пик Свободы в переводе с суахили). Это высшая точка вулкана Килиманджаро (5 895 м), «крыша Африки», самый высокий отдельно стоящий вулкан на планете и природное чудо Африки, занесенное в список всемирного наследия ЮНЕСКО.

флаг

Украинский флаг на вершине

С вершины вулкана открываются прекрасные виды на кратер и единственные в Африке ледники. Последним предвещают неумолимое исчезновение лет так через 20. Долго на вершине Африки стоять не получилось из-за страшного мороза (было примерно -20) и моего неважного состоянии, поэтому вождь Джо (я иногда называл так гида) принял волевое решение о немедленном спуске вниз.

ледник1

Ледники Килиманджаро

ледник2

Эти ребята должны исчезнуть через 20 лет
ледник3
Кратер Килиманджаро

Я был не против, возможно, потому, что мыслить внятно уже не мог. Спуск прошел быстро и без проволочек, иногда приходилось скользить вниз по рыхлому снегу как на сноуборде. В лагере я сразу же рухнул на камни от бессилия. В этот момент гид поздравил меня с удачным восхождением и выдал откровение, что подумывал меня спускать вниз еще до того, как я дошел до вершины. Наверное я представлял слишком жалкое зрелище.

После спуска в базовый лагерь мне хотелось только спать и есть, но так как одновременно я не мог это делать (хотя… пару раз мне снилось, что я ел), пришлось выбирать что-то одно. Я выбрал сон. Джо дал мне максимальный срок передохнуть — 2 часа. Эти 120 минут стали для меня самыми желанными и скоротечными за последний месяц. От сладких грез пробудил повар, который притащил картошечку с курочкой. С жадными взглядом людоеда я набросился на еду, и вмиг блюдо провалилось в бездонную тьму желудка. Я чувствовал себя получше, но отголоски головной боли не давали в полной мере насладиться вкусом успеха от восхождения.

вниз
Спускаемся вниз

Из снега — в зелень

Собрав пожитки, неспешным шагом я продолжил спуск до лагеря Мвека на высоту 3 100 м. Тропа представляла довольно-таки унылое зрелище и ничем не запомнилась. Единственное, что отпечаталось в памяти, — нагромождение тележек, которые служат для спуска больных туристов вниз с горы, если те сами не могут сделать и шага.

смерть

О причинах смертей на горе

Я спросил у гида о причинах смертей на горе, которые случаются достаточно редко как для громадины почти в 6 000 м высоты. Как оказалось, на горе умирают в основном портеры из-за падений в пропасть, или по причине астмы, когда турист не может дышать в полную грудь и страдает горной болезнью. Еще были случаи смертей из-за малярии, но это совсем экзотика, когда зараженный человек уже идет наверх и отказывается признать, что ему фигово не из-за высоты, а по причине малярии.

Начиная с 3 700 м высоты пейзажи стали более зелеными и насыщенными, появились карликовые деревья и кустарники. Войдя в лагерь Мвека, я попал в настоящий палаточный городок, который уже видел в первую ночевку на горе. Мест для палаток было очень мало, но гид нашел свободное местечко для ночлега. Пятая ночь была последней на горе у всех в этом лагере, и вечером начали звучать концерты из разных мест.

Принято,  что в последний вечер восходитель награждает обслуживающую команду чаевыми. В зависимости от размера чаевых начинают звучать народные песни и пляски. Дал много — получи гала-концерт в исполнении солистов, запевал и целого хора. Пожадничал — получи сдержанные благодарности за то, что выбрал их команду для взятия горы. В основном поют про Килиманджаро: есть специальная песня про гору, которую вы услышите почти в каждом лагере во время восхождения. Танзанийцы ее поют на виду у туристов, чтобы подзаработать деньжат, но можно послушать песенку и ничего не давать.

Пока я лежал в своей палатке уставшим вечером, прослушал концертов восемь, прежде чем отключиться. Своей команде я выдал чаевые по стандартному тарифу, разве только портеру заплатил больше среднего из-за вредности работы. Ребята хотели начать петь прямо возле палатки во время дождя, но я им разрешил этого не делать: очередное вымокания никому не нужно, а я удовлетворился концертами из других палаток.

Пора двигать дальше

На следующее утро тропа завела нас в густые джунгли, где я получил уйму удовольствия от созерцания зеленых зарослей, трехметровых папоротников и мшистых лиан, по которым прыгали макаки.

зелеь

Джунгли

Где-то в полдень прибыли к воротам Мвека на высоте 1 800м, где заканчиваются восхождения всех туристов. Кто заплатил много за восхождение, того встречают с цветочными ожерельями и бутылочкой холодного пива, а у кого был бомж-пакет, как у меня, — тот просто ищет свободный стульчик. Но, несмотря на то, заплатил ты $1 000 или $9 000, тебе причитается именной сертификат восходителя. И это самый приятный материальный подарок, который человек получает после восхождения.

Пока ждал карету, которая должна была меня отправить обратно в городок Моши, встретил ковыляющую Лару Крофт, с которой разминулся перед ночью восхождения. Если я выглядел плачевно, то разрушительница шаблонов вообще была похожа на ходячий труп. Но Кили ее приняла к себе и отпустила с Богом! Вот что такое упорство и труд!

Когда прибыла моя карета, пришло время прощаться. Надеюсь, Лара удачно добралась домой и готовиться к новым приключениям. Я же вернулся в городок Моши, снял грязную и просоленную от пота одежду, запрыгнул в отъезжающую маршрутку и двинул в сторону города Аруши.

шаблон

А вот и разрушительница шаблонов 

Добро пожаловать в Арушу!

Отличный момент, чтобы рассказать о местных маршрутках «дала-дала». Все, кого я спрашивал о транспорте в Танзании, в один голос твердили мне ни в коем случае на них не ездить. Во-первых, они всегда переполненные, во-вторых, там часто орудуют карманники. А в-третьих, ты никогда не доберешься до места назначения вовремя, ведь дала-дала ездят не по расписанию, а по требованию. Они подбирают всех, кто стоит на дороге и грузят все, что нужно перевезти. Иногда одна такая остановка может растянуться на полчаса. Был случай, когда мужичок остановил маршрутку и начал грузить на ее крышу разборную кровать. В его нелегкой миссии начали помогать водила и многие пассажиры. Это задержало движение на 40 минут. Но у дала-дала есть один главный и неоспоримый плюс — они в 10 раз дешевле, чем остальной транспорт. Дешевле только велосипед или ноги.

дала-дала

Затусованный в дала-дала

Переполненность маршрутки иногда достигала того, что люди вылазили через окна, чтобы выйти на своей остановке. Прибыв в Арушу, я натолкнулся на уже знакомых завлекал (flycatchers). Они привели меня к агентству, с которым я договорился о сафари. Бегунок сработал безупречно за что ему отдельная устная благодарность от меня и, наверное, материальная — от ребят, к которым он меня привел.

В Арушу я прибыл, чтобы стартовать на сафари в три национальных парка на четыре дня. Владелец агентства, с которым я договорился через интернет еще дома, оказался приятным дядькой. Оформили быстро договор, я провел проплату, и в качестве бонуса получил бесплатный подвоз к хостелу. Там меня встретил обкуренный админ. Чувак совсем улетел в астрал и никак не мог взять ключи, чтобы мне передать. Я удивлялся, почему люди там сидят и не могут дождаться, пока их обслужат, — а это просто админ не мог пробиться в реальный мир. После вручения ключа я, наконец, добрался до своего сверхмаленького номерка и упал в кровать. В комнату помещалась только кровать и мусорное ведро.

В гости к зверям

Новый день и новые открытия! Как и в случае с Килиманджаро, меня в этот раз также не развели и все сделали, как и договаривались. Заехала машина, мы остановились ожидать еще одного туриста. Пока ожидали, меня черт дернул сфотографировать масаи (местные представители племен, которые до сих пор сопротивляются цивилизации). Как только масаи увидел, что я пытаюсь его сфоткать через лобовое стекло машины, он подошел и попросил не делать этого. Оказывается, за бесплатно они редко дают себя фотографировать, так как считают, что ты приравниваешь их к животным, а животных туристы в Танзании фотографируют очень часто и сверхяростно. Спустя 20 минут в машину забежал рыжебородый канадец и дело пошло быстрее. Мы втроем сразу же рванули в Национальный парк Тарангире, который оказался заполнен зверями.

зебры

То тут, то там бродили стаи зебр, слонов, антилоп гну, косуль, импал, диких свиней, вепрей и обезьян. 

То тут, то там бродили стаи зебр, слонов, антилоп гну, косуль, импал, диких свиней, вепрей и обезьян. Над головой время от времени пролетали крупные орлы и стервятники. Сложнее всего было заметить гепардов. Эти ребята любят прятаться в высокой траве и отдыхать во время полуденной жары. Вообще, все хищники пытаются в полдень не выходить из тени, только травоядные снуют меж акаций и пасутся на бесконечных просторах саванны. Еще было интересно наблюдать за стаей львов. Удалось увидеть львицу с двумя львятами-подростками. Мамка делала всю сложную работу по вылову добычи, а малыши просто следовали за ней. Самым необычным животным оказался жираф. Если все остальные животные хоть как-то похожи (львы и гепарды, импалы и косули), то жираф — совсем как с другой планеты. Его невозмутимый взгляд и неспешная походка среди крон деревьев вызывает непередаваемое умиление и уважение.

Почти весь день мы кружили по парку в машине без возможности выйти наружу и размять ноги: почти во всех национальных парках выходить из машины категорически запрещено. Очень жаль, конечно. Есть пару мест в саванне, где можно выходить из машины, но только чтобы пообедать. В одном из них любопытных туристов поджидают хитрые макаки, которые только и ждут момента, когда можно налететь со спины и украсть еду. Крайне не рекомендуется оставлять вещи без присмотра. Вездесущие макаки хватают все подряд: при мне одна такая хитрюга выхватила яблоко и бутерброды из сумки мечтающей дамы и унесла их на дерево.

мавпа

Стырил яблоко в мгновение ока!

Ещё хотелось бы особо отметить одну очень примечательную птичку, которая всегда ходит среди людей в ожидании выхватить чего-нибудь чем можно поживиться. От моего спутника птичка получила очень много нелестных имен The Creeper, Ugly Mothefucker, The Old Man, а настоящее имя у птички — Марабу. Выглядит она реально очень стрёмно: дряблая кожа свисает по затылку, лысая голова, бледные зрачки, здоровенный клюв как у пеликана, высоченные лапы как у цапли и черные крылья как у ворона. Мне почему-то эта птица напомнила старого аристократа, у которого уже плеш на голове и началось тотальное усыхание всего тела, но не смотря на это он всё также ходит в черном фраке. Марабу совсем не боится людей и может поджидать тебя возле палатки, даже когда ты заходишь и выходишь из неё. Очень интересный экземпляр.

платки

Вот это инфернальное существо. Посмотрите на его рост в сравнении с человеком

Под конец дня нас завезли в какое-то селишко, где уже стояли палатки и был готов ужин. Ох уж этот комфорт. Вечером познакомился с ещё тремя людями, которые на следующий день присоеденились к нам на сафари. Ими были 2 весельчака голландца и 1 супер серьёзная немка.

Второй день сафари проходил на просторах самого большого национального парка Танзании — Серенгети. Его площадь достигает около 15 000 квадратных километров. Предыдущий парк Тарангири был в 5 раз меньше и в случае с возможностью поглазеть на зверей, Тарангири был намного лучше, чем Серенгети, ведь не всегда удаётся увидеть хоть какое-то животное на такой огромной территории. Если в Тарангири ты заезжаешь в парк и начинаешь тонуть в зверях, их реально было очень много, то в Серенгети ты больше времени ездишь в поисках этих зверей, только и слышно как водитель переговаривается с рейнжерами с вопросами, где последний раз видели слона или жирафа. Нужно быть везунчиком, чтобы увидеть какое-то интересное животное на такой огромной площади как Серенгети. Я предчувствовал, что придётся долго кружить по этому парку, поэтому и выделил на него 2 дня и совсем не пожалел.

серенгети

Бескрайние просторы Серенгети

Плюс Серенгети в том, что здесь водятся животные, которых нет в других парках и гуляют они огромными стадами. Например я увидел прайд левов, естественно в режиме сна. Львы вообще одни из самых ленивых животных, которых я встретил в Танзании, только и знают, что спят и валяются на траве. Другое дело гепард, вот кто работяга! Этот парень хоть тоже не прочь поваляться в высокой травушке, но свои добычу он добывает честно, выискивая её и гонясь за ней пока та не обессилиться и не станет трапезой гепарду. Не зря это животное считается самым быстрым млекопитающим на планете — за 3 секунды он может разгоняться до умопомрачительных 110 км/ч. Но при всём при этом гепард становиться жертвой кражи добычи от более крупных родственников, например львов.

геперд

Работяга-гепард

лев

Лентяй-лев

Также не могу обойти стороной ещё одну котейку, которую мне удалось увидеть с расстояния в 300 метров. Скрытный и суперосторожный леопард очень редко попадается туристам в объективы, ведь нужно иметь титаническое терпение, чтобы подстеречь эту тень. В отличии от своих коллег по охоте, леопард никогда не бегает за своей жертвой, он её поджидает на дереве, в высокой траве, среди камней или в кустах и потом резким прыжком пытается ухватить жертву и перегрызть ей горло. После успешного улова добыча отправляется прямиком на дерево, так как именно здесь она будет в безопасности от других хищников, разве что залётный орёл попытается откусить свою долю.

cat25-2

Скрытный леопард

Среди более мелких, но не менее интересных представителей животного мира встречались шакалы, гиены и каракал. Шакалы похожи на смесь лисы и собачки, всегда держаться в стае и охотятся тоже стаей, являются заклятыми врагами гиен. Последние в свою очередь не уступают первым в подлости в плане охоты и добычи пищи. Очень редко, когда гиена решается напасть лоб в лоб сама на свою жертву. Нападает только если жертва уже ранена или с огромным численным преимуществом. Бывали случаи, когда стая гиен забирала у льва его добычу. Про каракала могу написать только пару слов — уменьшенная версия льва с огромными ушами. К сожалению, эту кошку я видел с очень дальнего расстояния и на протяжении 10 секунд, также как и леопард этот парень не любит быть в центре внимания.

В начале дня, когда мы прибыли в Серенгети животных днем с огнем было не сыскать, ну вот полная непруха была, но начиная с обеда прорвало. То группа слонов идущая вдоль дороги, то зебры беснуются в выжженой траве, то леопард прячущийся в камнях. Под конец дня мои глаза удовлетворились по полной программе от просмотренного и можно было ложиться спать. Ночёвка по традиции была в палатках, но на этот раз среди саванны и диких животных. Как только солнце ушло за горизонт и тьма опустилась на наши плечи, началась настоящая вечеринка. Именно ночью активность всех зверей повышается, ведь жара спадает и можно начать охотиться. Девочки из моей группы боялись ночью выходить в туалет, так как в лагерь время от времени наведывались гиены, чтобы потрошить мусор. Ржачь, звук клацающих зубов и разрывающихся пакетов заставляет несколько раз подумать прежде, чем соваться в туалет. После гиен начались завывания львов, такие протяжные и очень громкие. Если бы не беруши, заснуть было бы очень проблематично. Помню момент, когда всё более менее утихло и я решился выбежать в туалет с фонариком на голове, то когда проводил лучом света по кустам получал отблески в глазах животных, которые наблюдали за мной из тех кустов. В этот момент невольно ускоряешь свой шаг и пытаешься настроиться на позитивный лад.

Утром все взахлёб начали делиться впечатлениями от пережитого. Возбуждение в разговоре было на столько высоким, что как-будто в наш лагерь заявился лев со своей стаей, разорвал все палатки, залез в одну из них и до сих пор там спит. Не зря говорят, что у страха глаза велики.

Третьим и самым зелёным национальным парком, где проходило сафари оказался Нгоронгоро. Парк находиться в кратере, который образовался после извержения вулкана многие и многие сотни лет назад. Сейчас это место обросло травой и даже имеет в своих недрах настоящие заросли джунглей, где вольготно себя чувствуют шумные обезьянки. В Нгоронгоро обитает уникальное животное, которых насчитывается около 7 во всей Танзании. Это животное — чёрный носорог. В 2016м году в Непале я был в джунглях Читвана и там было огромное количество носорогов, но чёрный носорог это другое дело. Он кажется мощнее и больше своих собратьев, а рог такой огромный и массивный, что может показаться что он раздвоенный. Чёрные носороги стали жертвой браконьерства и сейчас каждый носорог передвигается под присмотром рейнжеров (возле каждого носорога ездит машина вдалеке). Чтобы полюбоваться на эту однорогую махину нужно иметь супермощный бинокль или телескоп, так как туристов не подпускают к носорогам. Кроме всех описанных выше зверей, ещё в Нгоронгоро удалось понаблюдать за бегемотами в своей естественной среде обитания — в озере затянутым тиной и заросшим камышом. По расслабленным мордам и релаксирующим телам было видно, что бегемотам нравилась их место обитания. Кстати, бегемот является одним из самых опасных животных Африки. От его зубов погибает больше всего людей. Внешний вид иногда бывает очень обманчивым.

бегемот

Такой кровожадный и милый зверёк

В конце суперактивного дня на просторах Нгоронгоро, где по самым оптимистичным прогнозам я прошёл аж 300 метров, высадились на каком-то холме, где уже стояли собранные палатки и не спеша прохаживались марабу. Интересно, но нигде в саванне или в кратере я не видел марабу, но вот лагеря людей ими забиты. Видно и правда марабу специально выслеживает скопления людей, чтобы ненавязчиво красть еду. Про вечер особо писать интересного нечего, поели, лясы поточили и пошли спать.

Долгая дорога к раю

Следующий день был просто огромным переездом обратно в Арушу с заездом на обед и раздачей чаевых. В Аруше заехал на «автостанцию» и купил тикет в Дар-ес-Салам (столица Танзании). Этот долгий переезд в столицу ознаменовал собой начало островной фазы моего пребывания в Танзании. Переезд оказался реально затяжным и долгим, особенно, когда мы всё таки доехали до столицы и утонули в пробках. В итоге автобус опоздал на 2 часа. Ещё перед отъездом из Аруши, на сафари я познакомился с улыбчивой и разговорчивой индонезийкой, которая как оказалась живёт в Дар-ес-Саламе и работает послом Индонезии в Танзании. Её индонезийское имя я не смогу вспомнить, но называл её Сабрина. Так вот Сабрина, спасибо ей огромное, предложила мне переночевать в её апартаментах, так как места для ночёвки в Дар-ес-Саламе я на тот момент не нашёл, а тут такой подарок Вселенной!

добродетели

Мои добродетели

Естественно, я согласился, при том мне было интересно узнать о Танзании устами иностранца, который тут уже несколько лет проживает. Как только я приехал в Дар у меня остро стал вопрос как мне добираться до её дома, ведь от автостанции шуровать было далеко, хотя по началу мне показалось это не очень и далёким переходом. После того как я начал идти по улицам этого города мне всё больше и больше хотелось нанять такси и направиться прямиком к её дому. Чем глубже я заходил в районы, тем небезопаснее себя чувствовал. Местным понять, что ты не отсюда очень просто, цвет кожи недвумысленно подсказывает, при том в те трущобы, через которые я направлялся в центр города, туристы вообще никогда не заглядывают. В итоге выбрал более безопасный способ передвижения и прыгнул в автобус, который меня завёз не совсем туда, куда я хотел. В автобусе со мной ненавязчиво хотел подружиться один негритёнок, который уверял, что знает, где стоят дешёвые такси до того места, куда мне нужно. Заглушив чувство предосторожности и самосохранения я пошёл вместе с ним через переулки на паркинг возле мечети, но перекинувшись парочкой слов с водилой какой-то машины (не уверен, что это было такси), я решил сматывать удочки отсюда и валить на другой автобус, а потом шуровать пешком. Я побыл в ночном Даре всего пару часов, но та атмосфера меня совсем не порадовала. Всё очень шумно, везде люди торгуют каким-то мусором и стрёмно пахнущей едой (и еда ли это вообще), каждый 10й пытается тебе что-то сказать или показать, некоторые даже могут взять за руку. Пока я шёл по улицам через этот хаос, я прям вжался в свои сумки, чтобы какому-то воришке было сложно что-то у меня утащить. После часа интенсивной ходьбы я наконец нашёл дом Сабрины и завалился к ней домой. Привёл себя в порядок и тут полился диалог о традициях, о людях, об обычиях, о кухне, о работе, да о всём, что можно. Протараторили мы так почти до полуночи, после чего я завалился на огромную кровать размером с аэропорт Борисполь и отключился. Всю таки повороты судьбы очень забавные, только вчера ты спал на земле в палатке среди диких животных, а сегодня ты как царь на огромной кровате в комнате с кондиционером. Обожаю жизнь!

Welcome to paradise!

Со следующего дня началась моя райская часть операции в Танзании, так как проходила она на острове Занзибар в Индийском океане. Из столицы на остров ходят регулярные рейсы паромов, цена на которые очень меня не порадовала. Для иностранцев цена на билет в одну сторону составляет 35 баксов, в то время как танзанийцы платят раза в 3 меньше. Есть ещё один способ как можно дешевле добраться на остров из столицы, но нужно знать местных рыбаков и уметь с ними договориться о своём трансфере на остров, когда те будут выходить в море. Не факт, что с вас сдерут меньше, чем это делает официальный перевозчик. Вариант перелёта на самолёте (да есть и такой) я не считаю, так как это уж совсем не экономно и не для простых смертных. Делать было нечего и пришлось соглашаться на вариант за 35 долларов и наслаждаться приятным бризом при пересечении пролива между материковой частью Танзании и островом Занзибар. По прибытии на остров тебя встречает паспортный контроль с требованием заполнить миграционную карточку. Хоть Занзибар и входит в состав Танзании, но считается автономной республикой, поэтому здесь и свой президент и свои правила на въезд. По большей степени если вы плывёте из Танзании в Занзибара, то проблем на въезде у вас возникнуть не должно. У меня не было по крайней мере.

карточка

Миграционная карточка для въезда на остров

Уже по отработанной традиции встречают новоприбывших не только яркое солнце, пальмы и песок, но и местные таксисты. Не такие надоедливые как в Непале в аэропорту, но всё же. Естественно я отказался от их услуг, так как до старого города, который здесь называется Stone Town рукой подать. Собственно первый день я посвятил исследованию этого города.

улочка

Улочки Stown Town

Меня удивил тот факт, что Stone Town внесён в список наследия Юнеско. Я обошёл его вдоль и поперёк, но ничего супер удивительного и уникального я в нём не нашёл. Это обычный старый город арабского типа, с тучей котов шмыгающих по узким улицам, маленькими мечетями и школами Корана, дворцом султана (в не самом лучшем состоянии) и рабовладельческим рынком, который сейчас работает как продуктовый. Больше одного дня в этом месте проводить не имеет смысла, здесь кроме пляжа и улочек с дверями делать нечего.

Кстати, по поводу дверей, здесь они особые, а именно каждая дверь утыкана штыками толщеной в руку. Всё это сделано в качестве традиционных индийских дверей, которые утыкивались большими шипами, чтобы защитить свой дом от слонов. На Занзибаре слонов нет и никогда не было, но вот красивые двери остались.

По вечерам на набережной открывается ночной рынок уличной еды, где можно купить различных морских гадов самых уникальных и причудливых форм. Кроме морепродуктов имеются также фрукты, овощи, мясо, мучные изделия и напиточки. Разновидность шашлыков и пищи на гриле вообще зашкаливает. Каждый вечер я экспериментировал над своими вкусовыми рецепторами и желудком. С морепродуктами мне не везло, всегда попадалось что-то очень резиновое и совсем безвкусное, разве что только с осьминогом повезло, он получился вкусным даже. А вот что мне неожиданно понравилось так это местная пицца! Если разобраться на самом деле это больше похоже на чебурек, чем на пиццу, ведь начинка заворачивается в тонкое тесто и обжаривается со всех сторон. Ммммм…. вкуснотища, но полезности от такой еды полный ноль.

Let’s get deeper

На второй день решился более подробно изучить остров и отправился на крайний восток в рыбацкую деревеньку под названием Паже. Перед деревенькой очень стоит посетить единственный заповедник на острове под названием лес Джозани. Одного тебя в этот лес не пустят, только с проводником. Это делается не для того, чтобы защитить туриста от диких и опасных зверей, которые там водяться, а только, чтобы защитить хрупкий животный мир от туристов. В Джозани водится вымирающий вид обезьян красных колобусов, которые совсем не боятся людей и могут находиться рядом с ними на расстоянии вытянутой руки. Этими ребятами можно любоваться вечно, но как и в заведениях для мужчин — смотреть можно, а трогать нельзя.

Посещение леса занимает не больше часа, ещё около получаса вас поводят по мангровым зарослям. После такой миниэкскурсии можно продолжать свой путь в Паже. Лес, кстати, находиться прямо в центре острова, в то время как Stown Town на крайней западной оконечности, а Паже на крайней восточной, то есть мне пришлось ехать в село с пересадкой. Я очень не пожалел, когда туда добрался. Представьте все ролики про тропические острова, классические пальмы на берегу с бирюзовой водой, белый и чистый песочек под ногами, яркое солнце на фоне голубого неба. Представили? Ну тогда добро пожаловать в Паже! Здесь всё это имеется!

рейдер

Кокосовые рейдеры

Как только я приехал сразу решил действовать по классике — купил себе кокос, пару бананов и персиков и пошёл на пляжек посасывая жидкость из огромного ореха. Не успел я дойти до пляжа как ко мне подбежал негритёнок и без слов начал пить жидкость из кокоса. После этого он убежал и привёл с собой ещё 2х друзей, естественно я всем дал по одному глотку. Через 5 минут вокруг меня толпилось 7ро детей и каждый пытался выпить побольше. В итоге я пришёл на пляж с пустым кокосом, но желанную фотку я всё-таки сделал.

img_3516

Я проехал и пролетел тысячи километров, чтобы сделать эту фотку

Хоть я не особый любитель пляжного отдыха, но местная атмосфера меня покорила. Уж слишком всё было по-райски. Я так залип в этом месте, что когда купался даже и не заметил как жестоко обжарился на солнце. Позже администратор хостела, где я остановился ещё долго смеялся над моим преобразованием в краснокожего. Умеренно отлежав бока на пляже я побрёл на маршрутку и под вечер добрался в своё бунгало. Я думал, что на этом моя активная часть дня закончиться, но не тут то было. В мою комнату заселились 3е человек, которые предложили мне открыть ночную жизнь острова. «Хмм... почему бы и да» — подумал я себе и отправился с ребятами в ближайший паб. Как я писал уже раньше пиво в Танзании полная фигня и Занзибар со своим местными пивными традициями оказался не лучше. Начав с 2х бутылочек пенного в пабе мы плавно перебрались в местный клубняк, где погрузились в мир безумных танцев занзибарской молодёжи. Происходящие дикие танцы меня сначала немного шокировали, но потом я сам в них начал принимать участие то ли от градуса выпитого алкоголя, то ли от интереса куда это всё может зайти. Если бы не удушающая духота, то я может быть продолжил крутиться в гипнотическом танце, но выпрыгивающее из груди сердце истерически сигнализировало прекратить этот балаган и начать отходить ко сну. Как я не старался игнорировать эти потуги внутреннего органа, но против сердца не попрёшь, поэтому пришлось отступать в свою берлогу.

Еще немного рая

На следующий день решил не сбавлять обороты и с утра же рванул на близлежащий остров, который называется Тюремный. Дело в том, что когда-то давно здесь была тюрьма, а потом из неё сделали госпиталь для больных туберкулёзом (как раз отличное место для изоляции). Сегодня на острове находиться самая большая популяция огромных черепах, которую генерирует местная ферма. Это одно из немногих мест на земле, где людям позволяется потрогать огроменных черепах и вблизи понаблюдать за их жизнью. Что я могу сказать об этих гигантах? Они уматные и очень медленные.

черепах

Этой красавице намного больше лет, чем мне

Кроме черепашьей фермы на острове есть остатки тюрьмы, которую превратили в бар и гостиницу, а также имеются шикарнейшие виды на бескрайний «окиян». Эта бирюзовая водичка меня покорила по самые уши! После тюремного острова я посетил невольничий рынок, где раньше процветала торговля людьми. На самом деле это страшная трагедия для человечества. Когда я увидел как воровали людей, в каких условиях их перевозили и вообще их жизнь после попадания в рабство, становилось совсем не по себе. Если так сравнивать, то даже зверей более с комфортом содержали, чем несчастных, которые попались в лапы работорговцев. В далёкие времена Занзибар был центром работорговли и сюда приезжали господа с разных концов земного шара, чтоб закупиться бесплатной рабочей силой для своих плантаций. Самым страшным считалось, если тебя покупает человек, который из Европы или Америки, ведь плыть туда несколько месяцев, а за это время 50% живого товара так и не доживала до места назначения из-за кошмарных условий содержания. Даже когда работорговля стала незаконной, рабов всё равно пытались вывозить но нелегально в ещё более ужасных условиях. Были случаи когда рабов выбрасывали в море, если появлялась опасность быть обнаруженными служителями порядка. Как видно, человеческий товар был не дороже мешка с картошкой.

дворец чудес

Дворец Чудес

Кроме невольничьего рынка, где сейчас находиться огромный христианский храм, я ещё сходил в дворец султана, который оказался очень простеньким и совсем не запоминающимся, хоть и называется он Дворцом Чудес. Так как золотишко у меня начало уходить уж очень быстро, решил испытать свою удачу и найти бутылку со 100 долларами от популярной программы Орёл и Решка. Если судить по выпуску, то ребята были на Занзибаре за 2 недели до моего приезда. Шансы мои были не такими уж маленькими, но видно и их оказалось недостаточно. Вместо хотя бы даже пустой бутылки я нашёл ожидаемое ничего! Оказывается Занзибар популярное место среди моих соплеменников.

Вечером вышел на пляжек, чтобы поглазеть на закат и развлекающихся людей. Местная молодёжь по вечерам танцует свои акробатические танцы на пляжи завлекая туристов. Также среди толп снуют ребята отчаянно жаждущие знакомств с приезжими женщинами для очередного курортного романчика. Пару раз видел, как идёт властная дама в возрасте, а за ней торохтит молодой негритосик с её сумочкой.

Эпилог

Неумолимо настал последний день моего пребывания на острове, который я решил провести на его северной части, так как прочитал, что там находиться живописное селишко с верфями рыбаков, которые до сих пор саморучно выстругивают лодки для выхода в открытый океан на рыбалку. В этот раз пришлось попотеть чтобы найти маршрутку в село Нунгви. Бегал и спрашивал у всех подряд где останавливается туда маршрутка и в итоге мои старания вознаградились и уже через час я был в селе. Путеводитель не соврал, в селе правда есть верфи и я даже видел как мужики с рубанками обтёсывали брёвна, чтобы потом их сбить между собой. Прям медитативная работа. Как в случае с Паже, в Нунгви делать особо нечего, лежи себе пузом вверх обжариваясь на солнышке и купайся в тёплых водах океана. Вода океана на тот момент (начало января) составляла горячие +27 градусов по Цельсию. Разницы от того, что ты находишься в океане или просто лежишь на пляже особой не было.

Прогулявшись по Нунгви я решил уединиться на самой восточной оконечности села прям возле рифов, которые наполнены крабами. Вселенная дала мне около часика, чтобы понежиться в тишине окутанным в райской атмосфере, так как спустя час откуда не возьмись налетели детишки и начали бесноваться прям возле меня. Может им стало интересно общество бледно белого человека, по сравнению с ними, который и слова на суахили выдавить не может, но прыгали и визжали они долго пока я не ушёл на общий пляж. Там уже долго мне не пришлось лежать, так как время начинало поджимать, а вылет самолёта неумолимо приближался.

Я сделал расчёт, что мне понадобиться около полутора часа, чтобы добраться на маршрутке обратно в Stone Town, но в итоге прогадал. Я не учёл один маленький факт, что маршрутки, в отличии от туристических автобусов, останавливаются везде и везут всё, что везёт пассажир. Много раз мы останавливались посреди джунглей, где какой-то крестьянин пытался не просто доехать до города, а ещё привезти с собой пару десятков кило бананов и ещё пшеницы. Апогеем такой остановки оказался чувак, который решил перевезти на маршрутке…. кровать! Я не преувеличиваю, а пишу как есть. Чувак реально вынес разобранную кровать и потом они вместе с водилой грузили её на крышу на протяжении получаса. Представьте как бы отреагировал ваш маршрутчик, если ему пассажир предложил перевезти на крыше кровать.

Вместо запланированных полутора часов я потратил два с половиной и уже начинал немного кипишовать по этому поводу, так как в аэропорт я планировал идти пешком. Быстренько забрав свои манатки из хостела начал медленно, но верно передвигаться в сторону аэропорта. И тут случилось то, что я называю справедливость восторжествовала или баланс соблюдён. Пока я шёл вдоль трассы по направлению к аэропорту, возле меня остановилась машина. Водила предложил подбросить меня к аэропорту что я с удовольствием согласился. Драйвер во всю расхваливал мне Танзанию и рекламировал мне, чтобы я сюда вернулся. Какой патриот! Аэропорт на Занзибаре оказался очень простецким и незамысловатым, такое ощущение, что ты вылетаешь из зачуханного села. Перелёт оказался традиционно долгим и с пересадкой в Дубае. Самым тяжёлым, тоже традиционно, оказалась смена климата. Из приятной жары я попал в снежный холод аэропорта Жуляны и сразу же начал натягивать на себя пару штанов на и свитеров с шапкой.

Привет родной и такой холодный дом, прощай далёкая и жаркая Африка. Наверное, я ещё туда вернусь, ведь у меня в планах посетить колыбель человечества — Эфиопию.


ещё по теме:

Трансплантация органов в Украине: как ломается прежняя система

«Лидером по сокрытию фирм является Лозовской районный совет», —  результаты мониторинга

Планируем путешествие с ребенком и не сходим с ума

Почему возник конфликт в школе №60

На подконтрольную территорию Украины вернулись 60 осужденных

опубликовано

15 ноября 2018

текст

Денис Янов

фото

Денис Янов

просмотров

1338

поделиться

X