img

Антон Бондарев

  • 30 декабря 2018
  • 138

В наше время заседания горсовета, прения депутатов, а также тема повышения тарифов волнуют многих. А что же происходило на заседаниях городской думы в дореволюционном Харькове? Давайте перенесемся в декабрь 1916 года и узнаем, чем же тогда жил наш любимый город и какие проблемы требовали решений.

Так, например, 14 декабря 1916 года под председательством городского головы  Д. И. Багалея в 9 часов вечера началось очередное заседание Харьковской городской думы. Предметом обсуждения были:

1) Заявление гласного Н. С. Илларионова и других по вопросу увековечивания памяти воинов текущей войны.

2) Заявление И. В. Семененко по продовольственному вопросу.

3) Доклад члена управы В. Е. Мороховца о положении городского трамвая.

Рис.001

В начале своего выступления Илларионов обратил внимание на то, что война идет уже более 2 лет:

«Глубоко проникаясь великой трагедией, переживаемой нашим государством, мы чувствуем непреодолимую потребность открыто и всенародно заявить о наших благоговейных чувствах благодарности и почитания к воинам, отдавшим свою жизнь... Такое отношение к умершим своевременно имеет и большое нравственное значение. Оно укрепит дух наших воинов, умиротворит любящие сердца».

Затем он предложил в нагорной части города построить на добровольные  пожертвования соборный храм Воскресения, который бы являлся храмом-памятником погибшим солдатам.
В итоге после ряда дополнений и уточнений Городская дума постановила единогласно в ближайшее время созвать гласных для того, чтобы обсудить это предложение.

С продовольствием в нашем городе в 1916 году из-за войны были сложности. В своем заявлении по продовольственному вопросу гласный И. В. Семененко указывал:

«В настоящее время ситуация по данному вопросу обстоит так, что все городское население может быть поставлено в критические условия. Нужно скорейшее рассмотрение, иначе населению останется только уповать на Бога и на самих себя». Его точку зрения поддержали и другие присутствующие.

Да и с работой общественного транспорта (в данном случае с трамваем) в декабре 1916 также было не все гладко. По словам того же И. В. Семененко, «трамвайное дело находится не в надлежащих руках».

А вот гласный И. К. Трескин подверг безжалостной критике доклад члена городской управы (исполнительный орган Городской думы) заведовавшего трамваем  В. Е. Мороховца «О положении городского трамвая», указывая, что, слушая его, создается такое впечатление, будто бы в трамвайном деле Харькова все хорошо. Однако, выступая, В. Е. Мороховец не говорит о темных сторонах проблемы, как-то:

— прогрессирующей ломке осей;
— выводе из строя трамвайных  вагонов;
— о том, что управление трамваем не проявляет никакой инициативы и энергии в создании амортизационного фонда, а между тем изнашивание вагонов идет бешеным темпом.

Закончилось это заседание в 12 часов 20 минут ночи.

Рассмотрение трамвайного вопроса продолжилось на следующем заседании 16 декабря, причем с еще большим скандалом и прениями. Ряд присутствующих обвинили И. К. Трескина в том, что его критика не имеет доказательств, и вообще в анализе трамвайных проблем не принимали участие эксперты. «Конечно, в трамвайном деле не все так хорошо, но ведь трамвай Мороховец не строил!» ― сгоряча воскликнул один из гласных. В итоге мнения разделились.

Рис.002

Ну и, конечно, в 1916 году весьма остро стоял вопрос повышения тарифов. Возник он в связи с чрезвычайными обстоятельствами военного времени. Его поднимал еще в январе гласный городской думы Иван Кириллович Грищенко, его рассматривали во множестве учреждений:

— в городской управе;
— в трамвайно-осветительной комиссии;
— в водопроводно-канализационной комиссии;
— в финансовой комиссии.

После чего в марте доклад о повышении тарифных ставок городских железных дорог, электрической станции и канализации (с 1917 года) был внесен в Городскую думу. Правда, с оговоркой на то, что увеличение тарифов ― мера вынужденная, покрывающая лишь на время возросшие расходы города и новые финансовые потребности, вызванные войною. После подробного и всестороннего обсуждения этого доклада на заседаниях 28 и 30 марта харьковская Городская дума приняла постановление «признать с принципиальной стороны возможным повышение тарифных ставок городских предприятий».

В заседании же от 20 апреля Городская дума дала поручение Финансовой комиссии изыскать новые источники финансовых доходов для города, благодаря которым не придется повышать тарифы. По итогам «Доклада об улучшении городских финансов» дума постановила на заседании от 13 июня «отложить вопрос о тарифах и обсудить его совместно со сметой 1917 года не позже октября текущего года».

Рис.003

Только после того, как была сделана сводка первоначального проекта сметы доходов и расходов города на 1917 год, Городская управа смогла рассмотреть поднятие тарифов. С учетом увеличивающихся расходов и отсутствия новых средств положение городских финансов  оказалось настолько тяжелым, что управа вынуждена была вынести вопрос о повышении тарифов на совещание 25 ноября. Однако единого мнения достичь не удалось. И только 28 декабря 1916 постановления специальных комиссий и Городской управы о повышении тарифов были наконец-то утверждены.

Трамвайный тариф.

Трамвайно-осветительная комиссия на своем заседании постановила рекомендовать управе:
1) Повысить стоимость билетов дневного, ночного и утреннего движения по всем линиям городских железных дорог на 2 копейки, за исключением Заводской линии (от Павловской площади до заводов), для которой комиссия установила стоимость билета в 7 копеек.
2) Упразднить все категории передаточных билетов.
3) Оставить стоимость ученических билетов без изменения (за исключением передаточных билетов, которые, согласно пункту 2-му, упраздняются).

Тариф на электрическую энергию.

1) Повысить тариф для лиц и учреждений, пользующихся электрической энергией от городской сети для освещения и подъемников, на 60%, то есть, считать энергию по 40 копеек за киловатт-час (вместо прежних 25 копеек).
2) Цены оптового тарифа повысить на 30%.
3) Цену отпуска энергии для силовых целей (моторов) повысить на 60%, то есть считать 20 копеек за киловатт-час (вместо прежних 13 копеек)

Такса на воду.

Водопроводно-канализационная комиссия постановила: «Исходя из положения, что водопровод ― учреждение санитарное, комиссия считает всякое повышение тарифа на воду нежелательным, но, принимая во внимание сильное вздорожание материалов и рабочей силы в настоящее время, вызывающее понижение чистой доходности водопровода в 1917 году по сравнению с 1916 годом на сумму выше 100 000 рублей, комиссия для уравнения бюджета признает возможным согласиться на увеличение тарифа для домовых ответвлений с 22 копеек до 25 копеек за 100 ведер, который применяется при продаже воды из водоразборных будок».

Канализационные сборы.

Выводы водопроводно-канализационной комиссии были схожими с предыдущими ― повышение должно быть мизерным.
В основном тарифы увеличились для фабрик и заводов, сливающих в канализацию промышленные отходы. Для тех, кто сливал более 500 ведер в сутки, был установлен сбор 15 копеек за 100 ведер. А для сливающих только фекальные и хозяйственные воды ― 30 копеек.

Рис.004

В заключении городская управа указывала, что повышение тарифов ― временное и минимальное, и не покрывает все нужды города. По этой причине городу необходимо брать займы...

Так что, как видим, проблемы были схожими: тарифы повышались, заседания городского самоуправления были яркими и насыщенными, ну а проблемы с трамваями, кажется, преследовали наш прекрасный город всегда.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram, чтобы быть в курсе свежих новостей.

ПОДПИШИТЕСЬ НА TELEGRAM-КАНАЛ НАКИПЕЛО

В случае массовых потасовок на улицах города мы вас оповестим