Игнат Хоткевич и Василий Колокольцов. История об одном письме чести

В годы Первой Мировой войны существующие в нашем городе украинские организации и их участники подверглись притеснениям. Была закрыта в 1914 году «Українська книгарня». За многими деятелями культурно-просветительных организаций была установлена слежка.

Коснулось сие и одного из ярчайших представителей украинского дореволюционного Харькова, известного и любимого многими Игната Мартиновича Хоткевича.

В литературно-художественное этнографическое общество имени Квитки-Основьяненко были внедрены агенты, которые регулярно писали подробнейшие доносы обо всем происходящем.
Весьма часто фигурировал в таких вот отчетах и Игнат Мартинович, один из лидеров общества, принимавший активное участие в его деятельности.

Тогдашняя власть посчитала Игната Хоткевича не просто неугодным, но и опасным «украинофилом-мазепинцем».

В начале марта 1916 года министерством внутренних дел было принято решение и высылке Хоткевича за пределы Харькова на три года. Также он не мог проживать в Киевской, Полтавской, Волынской, Черниговской, Подольской, Херсонской, Таврической и Екатеринославской губерниях, поскольку они, как и Харьковская, входили в область военных действий. Решение министерства вступало в силу с 11 марта 1916 года.

А уже 26 марта Игнат Хоткевич был задержан в Харькове, препровожден в пересыльную тюрьму для отправления этапным порядком в избранное им место жительства ― Белгород.

За появлением его в нашем городе было приказано следить.

Из Белгорода Игнат Хоткевич шлет харьковскому губернатору телеграммы, чтобы ему разрешили приехать  в наш город для свидания с семьей. Но в ответ получает отказ.

Более того, Курская губерния также входила в область военных действий. В силу чего 17 апреля Игнат Хоткевич был выслан из Белгорода в Воронеж.

Оттуда Игнат Хоткевич также шлет телеграммы городскому начальству с просьбой разрешить ему посетить Харьков. Ведь воспитывающая четверых его детей мать заболела. Однако власть осталась нема к этим мольбам.

На фоне всех этих слежек, доносов, прошений, указов и телеграмм ярко выделяется один документ, который можно смело назвать «письмом чести».

О кристальной честности и порядочности известного мецената, общественного и политического деятеля, председателя Волчанской земской управы Василий Григорьевич Колокольцова и по сей день ходят легенды.

Мало кто из современников сделал для Волчанска столько, сколько сделал за свою жизнь Василий Григорьевич.

Имея деньги, авторитет и статус, в истории с Хотевичем он в очередной раз продемонстрировал свою исключительную порядочность. Ведь 26 апреля 1916 года Василий Григорьевич Колокольцов пишет письмо харьковскому губернатору Николаю Леонидовичу Оболенскому.

«Несколько времени тому назад из пределов Харьковской губернии выслан в административном порядке инженер-технолог Игнатий Хоткевич. Указанное обстоятельство имеет некоторое отношение и к Волчанскому земству. Дело в том, что Волчанским земством предпринято капитальное издание «Истории Волчанского земства» с описанием Волчанского уезда во всех отношениях: географическом, климатическом, геологическом и др. Издание это приурочивалось к пятидесятилетнему существованию земства. Составление издание было поручено мною инженеру-технологу Игнатию Хоткевичу, человеку, который при наличии естественно- технического образования весьма начитан в гуманитарно-исторических науках, а в вопросах, касающихся археологии родного края, истории и этнографии может быть признан специалистом. Выбор этот оказался как нельзя более удачным.

За несколько месяцев усиленной работы И. Хоткевич сумел и успел написать очерк Волчанского уезда в: 1) географическом, 2) орографическом, 3) геологическом, 4) метеорологическом, 5) ботаническом и 6) зоологическом отношениях.

Результаты усиленной работы представлены И. Хоткевичем мне в виде объемистых тетрадей (работа на ремингтоне) общей сложностью 1200 страниц развернутого писчаго листа. Самый беглый обзор всего сделанного И. Хоткевичем уже свидетельствует о колоссальной работе, совершенной последним в сравнительно короткое время, о громадном напряжении сил, духовных и физических, затраченных автором, о большой эрудиции и начитанности последнего в вопросах, касающихся различных научных дисциплин, что в настоящее время при всеобщем стремлении к специализации представляет большую редкость. Будучи специалистом в историко-археологических и этнографических вопросах, И. Хоткевич с одинаковым умением разрабатывает вопросы, касающиеся геологии, ботаники и зоологии Волчанского уезда, вопросы мало разработанные, как и вообще все, что касается природы и истории нашего родного края. И. Хоткевичу приходилось вращаться в области, мало и совсем не разработанной, иметь дело с чрезвычайно скудными источниками. В виду этого ценность его труда усугубляется, так как представлен не результат компилятивной работы, а научное исследование, основанное на весьма тщательной разработке научного материала.

Высылка И. Хоткевича ставит земство в весьма затруднительное положение, так как на середине прерван труд, на который уже произведены известные затраты, и земство лишено возможности в скором времени осуществить начатое издание. И. Хоткевич как раз должен был начать самый интересный очерк, именно, историю в собственном смысле Волчанского уезда и земства.

При решении, кому отдать составление истории Волчанского земства, я руководствовался не случайностью, предоставившей мне этого человека, а сознательным выбором, основанным на знакомстве с личностью И. Хоткевича. Еще около 20-25 лет тому назад И. Хоткевич, будучи студентом, обратил на себя внимание своим увлечением народной музыкой, в частности, игрой на бандуре. Во время концертов, данных им в Волчанском уезде, мне пришлось познакомиться с ним, и с тех  пор я не упускал его из виду. Хотя встречаться в последующие годы мне приходилось с ним значительно реже, тем не менее, я всегда имел сведения о своем знакомом и о его работе по  разработке научно-этнографических вопросов.

Совокупность всего того, что я знал и знаю о Хоткевиче, дает мне право и возможность свидетельствовать пред Вашим Сиятельством о том, что деятельность Хоткевича была направлена на научное исследование исторических и этнографических вопросов, касающихся Малороссийского края, его музыки, поэзии, быта, и что он весьма далек от типа не только деятелей, мечтающих о самостоятельной Украине, но и от тех, кои, будучи весьма умеренными, все же в свою деятельность вносят известный, хотя и подчас и слабый, политический элемент.

В настоящее время И. Хоткевич также далек от политической деятельности, всецело отдавшись научной работе. Доказательством служит его работа по истории Волчанского земства, о которой я имел честь изложить выше. Труд Хоткевича, совершенный в короткое время, так велик, что на остальное, в том числе и на какую-либо вредную деятельность, у него не могло остаться и времени.

В заключение смею обратить внимание Вашего Сиятельства на то, что Хоткевич человек семейный, причем его семейные обстоятельства сложились так, что единственным руководителем и воспитателем своих четырех малолетних детей является он, отец. Детям своим Хоткевич уделяет много времени и внимания. Научная работа и любимые дети ― вот два фактора в жизни Хоткевича, кои едва ли могут оставить место для чего-либо иного.

Все вышеизложенное побуждает меня почтительнейше ходатайствовать перед Вашим Сиятельством об отмене высылки Хоткевича из пределов Харьковской губернии, или о разрешении ему временно вернуться в Харьков впредь до пересмотра его дела министерством, перед коим Хоткевичем может быть возбуждено соответствующее ходатайство.

При этом имею честь представить: 1) прошение И. Хоткевича на имя Вашего Сиятельства; 2) заявление его, адресованное мне; 3) рукописи по истории Волчанского Земства с описанием уезда  а) географическим, б) орографическим, в) геологическим, г) метеорологическим, д) ботаническим и е) зоологическим; 4) брошюру «К вопросу о цикле передвижным этнографических концертов». Указанные под рубриками 2, 3 и 4 приложения по миновании надобности прошу возвратить.

Прошу принять уверение в совершенном почтении и преданности».

Судьба рукописи, находившейся у Василия Григорьевича, неизвестна. Однако память о честном человеке, который не побоялся открыто заступиться в то сложное время за опального в империи соотечественника, живет и по сей день. Говорят, что человек богат настолько, сколько в трудную минуту его друзей придет ему на помощь.  Ну, что ж, если судить по письму, Игнат Хоткевич в 1916 году был очень состоятельным человеком...

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ещё по теме:

О создании «Общества благоустройства еврейского кладбища» в 1910 году

Фейк: во Львове русский язык под запретом

«Как я стала украинской мусульманкой»

От торговли овощами до масок на Burning Man. История харьковчанина

Презентация новой книги Жадана

опубликовано

28 июня 2017

текст

Антон Бондарев

просмотров

932

поделиться

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: