И снова о кавалергардах | Накипело
img

Антон Бондарев

  • «Атака лейб-эскадрона кавалергардского полка у Ноллендорфа» с акварели В. Тимма
  • 21 января
  • 3827

Несколько недель тому назад в «Истфакте» вышла статья, где мы познакомились с блистательными харьковскими аристократами, служившими в элитном полку Российской империи.
Сегодня ― еще несколько историй о наших земляках-кавалергардах.

Далеко не всегда служба в полку гарантировала прекрасное будущее ― как говорится, человек предполагает, а бог располагает... Так, 13 августа 1852 года корнетом кавалергардского полка становится Эспер Александрович Хлопов. Это дворянское семейство пришло на наши земли еще во второй половине XVII века как пушкари да дети боярские. Со временем владения Хлоповых появились в  Змиевском и Изюмском уездах, а также в Харькове. Родители Эспера, коллежский асессор Александр Евграфович Хлопов и жена его Анна Андреевна (урожденная Кологривова), владели в Харьковской губернии 1088 душами крепостных. Увы, наследник Хлоповых заболел чахоткой и умер в августе 1853 года.
Судьба другого кавалергарда и дворянина Харьковской губернии также сложилась трагично. Ничто не предвещало беды в жизни родившегося в 1846 году Михаила Дмитриевича Шевича. Род его был древен, семья далеко не бедна. Начальное образование Михаил получил во 2-й Петербургской гимназии, затем состоял юнкером в Гренадерском саперном батальоне. Военная карьера Шевича стремительно шла вверх: 9 июля 1864 г. его произвели в прапорщики Малороссийского драгунского полка, в 1865 году он стал ординарцем командующего войсками Виленского округа, в 1866 году получил чин поручика. С 1869 года Шевич был прикомандирован к кавалергардскому полку и произведен в штабс-капитаны. 17 января 1870 года Михаил Шевич стал поручиком, через год поступил в академию Генерального штаба, где окончил курс по 2-му разряду. Однако в апреле 1874 года его отчислили, а через некоторое время и уволили из кавалергардского полка в отпуск. В Каире утром 8 января Михаил Дмитриевич Шевич вследствие психического расстройства перерезал себе горло и через несколько дней от полученных ран умер. Через некоторое время его братья в память о нем учредили в кавалергардском полку капитал в 1200 рублей с целью содержания с оного пансионера в школе воспитанников полка.

Служили также в кавалергардском полку и представители известных семейств. Но, говоря о них, начну немного издалека. Еще 5 декабря 1827 года четырем сыновьям майора Ивана Федоровича Траскина ― Семену, Алексею, Егору и Якову был пожалован диплом на потомственное дворянское достоинство, а также прекрасный герб.

В период с 25.02.1849 по 10.04.1855 год внук Ивана Федоровича, Александр Семенович Траскин, занимал в нашем любимом городе должность харьковского губернатора. Люди, лично знавшие его и служившие с ним, оставили о Траскине достаточно противоречивые отзывы. Одни в своих мемуарах его крайне недолюбливали: «Был надменен, горд, ленив, нетерпелив. Кроме природной гордости, флигель-адъютант Александр Семенович Траскин кичился родством, хотя отдаленным, с одним из владык мира сего. Леность его происходила от непомерной толстоты, которая в особенности для него была тяжела во время лета, когда нетерпеливость его в докладах доходила до отвращения. Любя вообще хорошо пожить, а в особенности поесть (но только не со своими подчиненными), на что собственные его средства были недостаточны, несмотря на это, он умел проживать более, нежели получал».
Другие, наоборот, восхищались: «Его рост, более чем средний, был незаметен при чрезвычайной его толщине. Он имел хорошие умственные способности, образование светское, но не солидное, владел хорошо русским и французским языками, хорошо знал бюрократическую рутину, работал скоро и усердно. От природы был добр, но порядочно испорчен средой, в которой прошла его молодость».
Так что крайне сложно сказать, каким человеком был тогдашний харьковский губернатор. В 1850 году у Александра Семеновича родился сын, которого назвали Михаилом. Юноша, как и многие представители аристократических семейств того времени, после учебы в Пажеском корпусе в 1869 году стал корнетом кавалергардского полка. Через шесть лет сын бывшего харьковского губернатора дослужился до звания  штабс-ротмистра, а 21 апреля 1876 года Михаил Траскин получил должность адъютанта при командующем войсками Харьковского военного округа. В последующие годы карьера уроженца нашего города шла вверх. Кто знает, что этому способствовало, может, родовитость, а может, и служба в Кавалергардском полку.

Некоторые представители известного рода Мечниковых также служили там. Например, кавалергардом был родной дядя лауреата Нобелевской премии в области физиологии и медицины ― Дмитрий Иванович Мечников. Правда, путь его в полк был достаточно долгим. Родился Дмитрий 2 октября 1822 года. Воспитание и начальное образование получил в частном учебном заведении. В 17 лет молодой Мечников поступил юнкером в Екатеринославский кирасирский полк. И лишь в 1860 году после многолетней службы в Астраханском полку и Гвардейском корпусе Дмитрий Мечников стал штабс-ротмистром Кавалергардского полка, где несколько лет занимался закупкой лошадей. После выхода в отставку в сентябре 1863 года Дмитрий Иванович вернулся в Харьковскую губернию и все свободное время посвятил родным. В книге «Жизнь Ильи Ильича Мечникова» Ольга Николаевна Мечникова пишет о родном дяде мужа следующее: «Сельское хозяйство в Панасовке было очень незначительно, так как имение преимущественно состояло из пастбищ для лошадей и овец. «Делами» занимался главным образом Дмитрий Иванович. Он был беззаветно предан семье брата. Будучи несколькими годами моложе его, он говорил ему «Илья Иванович» и «вы», в то время как тот говорил ему «ты». Дмитрий Иванович был высокий угрюмый человек; большею частью он упорно молчал, курил трубку и вышивал на пяльцах. Живая Эмилия Львовна часто говорила ему: «Да что это, Митенька, вы постоянно молчите? От вас слова не добьешься». На что Дмитрий Иванович неизменно отвечал: «Не всем же вечно болтать, как вы, Эмилия Львовна». Между ними установились самые хорошие отношения: Дмитрий Иванович был готов идти в огонь и воду за Эмилию Львовну. Она это чувствовала и имела к нему безграничное доверие. Действительно, во все трудные минуты жизни она находила в нем твердую опору».
Краеведы отмечают, что старый вояка и холостяк не чаял души в детях своего брата и сыграл в их воспитании и обучении не самую последнюю роль.

К сожалению или к счастью, но жизнь некоторых харьковских кавалергардов оказалась столь бурной и насыщенной событиями, что совершенно не позволяет рассказать обо всех в одной статье. Так что в  феврале продолжение обязательно следует...

ПОДПИШИТЕСЬ НА TELEGRAM-КАНАЛ НАКИПЕЛО, чтобы быть в курсе свежих новостей.

ПОДПИШИТЕСЬ НА TELEGRAM-КАНАЛ НАКИПЕЛО

В случае массовых потасовок на улицах города мы вас оповестим