Харьков начала XX века глазами крымского журналиста

В середине XIX ― начале XX века что на Слобожанщине, что в других регионах журналов и газет выпускалось немало. Ясное дело, что журналисты различных изданий тогда, как и сейчас, совершали рабочие поездки и делились с читателями впечатлениями о них.

Благодаря этому сегодня мы можем взглянуть на наш любимый город глазами приезжего журналиста ― Александра Григорьевича Безгина.
Работая в ежедневнике «Крымский вестник», автор в достаточно ехидной форме писал о том, что видел. Наблюдения Безгина о городах, через которые пролегал его маршрут, оказались столь содержательны и остроумны, что после размещения их в № 111, 113, 123, 130 газеты «Крымский вестник» в 1909 году были выпущены отдельной книжицей.

Прежде чем перейти к тому, каким же увидел севастопольский журналист наш с вами любимый город, что ему бросилось в глаза и что запомнилось, начнем… с города Курска. Именно его описание даст нам ответ на вопросы о «цивилизации в Харькове» и о том, кто такой «главный жирный монгол».

«Курск — хотя в нем есть и электрический трамвай — имеет вид города еще не вполне оправившегося после погрома от татарского нашествия в тринадцатом столетии: то пыль, то грязь, отсутствие заборов и оград, где они нужны, присутствие их там, где их не надо, лишают город жизнерадостного вида...

...Вокзальный буфет в Курске куда лучше орловского, его с незапамятных времен содержат потомки Тамерлана, родом из Касимова. После свержения татарского ига за ними осталось множество буфетов; и по правде сказать, у них и лучше и чище...»

Далее автор переходит к описанию Харькова.

«В Харькове «цивилизация» выражается яснее: здесь главный жирный монгол умеет изъясняться и по-французски, и по-немецки, с примесью английских фраз.

— Да где вы этому научились?
— Наслышался от проезжающих иностранцев».

О легендарных Харьковских «ванько» сохранилось немало воспоминаний, однако тексты остроумного сотрудника «Крымского вестника» существенно увеличивают наши знания о них.

«Сорок пять лет назад, когда Россия едва выходила из кочевого состояния, во временна многомиллионных степных отар «шленок», «шпанок» и простых овец: и когда Харьков не был окружен поясом дымогарных труб, он казался куда интереснее, проще и чище нынешнего.
Тогда не существовало двупарных кляч ни на извозчиках, ни на трамваях, а были лишь одни «ваньки». Ванько ― производное от Иван, имеет свой глагол. На вопрос, обращенный к нанимающейся кухарке: «Чем занимается ваш муж?» Отвечает: «Ванькует». Рекомендую всем приезжающим впервые в Харьков никогда не звать одноконку «извозчиком» — это оскорбление, за которое ванько может потянуть в суд — «здесь нет извозчиков, здесь только ваньки». В последнее время извозчики (пароконные) отдали ванькам (одноконным) своих лошадей, а ваньки им великодушно своих кляч. Так что теперь ваньки ездят быстрее, по таксе вдвое дешевле, да и покойнее извозчиков, в виду того, что ширина хода колес соответствует колее трамвая, по которой ими принято ездить вдоль и поперек Харькова, по главным его артериям — Екатеринославской, Сумской, Московской и Старомосковской улицам, пересекая воображаемые речки: Лопань, Харьков, Нетечь и Немышлю, теряющих свои названия и последнюю влагу в песках экспроприаторской окраины Харькова — Москалевке».

Многие говорят, что «Харьков ― город студенческий». Отмечает сие и Безгин, приводя ряд интересных фактов.

«Не без влияния на судьбы современного Харькова оказывают толпы студентов, маячащих по Сумской, сборный пункт которых, во время внешних или внутренних непогод — перрон театра и университетский сад.

Ровно десять лет назад, весною 1899 года в Харькове была студенческая «обструкция» университета и всех институтов, а так как четвероногие считаются друзьями двуногих, то забастовавшие студенты ветеринарного института сочли долгом пригласить к участию в забастовке и скотов — попросту выгнали из лазарета института больных или бывших на вивисекции животных. И многим пришлось быть свидетелями никогда, ни раньше, ни позже, невиданной процессии, как шествовали по Сумской с причитаниями, свойственными каждому животному, больные кошки, собаки, лошади, коровы, куры, свиньи и индюки, которых плетками гнали по улице студенты — ветеринары».

Прошло уж более 100 лет, а журналисты из разных изданий все так же приезжают в город, где «цивилизация выражается яснее» и все так же оставляют о нем свои путевые очерки...

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ещё по теме:

Музыка там, где война

Как война в Украине повлияла на права граждан

Анализировать чиновников и депутатов стало проще

На Южном вокзале откроется выставка военных фотографий

Харьковский Евромайдан вспомнил Героев Небесной Сотни

опубликовано

25 ноября 2016

текст

Антон Бондарев

просмотров

906

поделиться

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: