Архитектурные памятники Харькова в 1944 году

После освобождения Харькова в тридцатых числах августа 1943 года наш любимый город лежал в руинах. Часть старинных зданий значительно пострадала в ходе боевых действий. Что же  пытались спасти, а что восстановлению не подлежало?
При работе в Государственном архиве Харьковской области мне попался один крайне интересный документ, датируемый 5 июня 1944 года. Он во многом дает ответ на поставленный выше вопрос.

"По вопросу об учете памятников архитектуры на территории Харьковской области сообщаем следующее.
В организациях, находящихся в городе Харькове, сведений об архитектурных памятниках по Харьковской области сохранилось чрезвычайно мало. Запрошенные нами дважды райисполкомы еще полностью не предоставили исчерпывающих материалов о количестве, состоянии и характере использования существующих памятников архитектуры. По поступившим предварительным сведениям выясняется, что большое количество архитектурных памятников ― жилых или общественных зданий, а также и религиозного культа ― оказалось разрушенными во время немецкой оккупации. Часть архитектурных памятников религиозного культа была разобрана или переоборудована для других целей в течение прошлых двух десятков лет».

Далее шел детальный список из 9 объектов уничтоженных в 30-е годы церквей и усадеб по Харьковской области, затем ― перечень из 5 объектов, которые были подорваны немцами. Для успешной охраны памятников архитектуры необходимо было решить целый ряд задач. Например, таких:

  1. Выявление материалов для уточнения перечня сохранившихся памятников архитектуры в центральных государственных органах (Москва, Киев). Снабжение этими материалами местных отделов по делам архитектуры.
  2. Состояние фактической документации (обследование, съемка, зарисовка, фотографирование, дефектные акты и т. д.).

В то время в нашем с вами любимом городе находилась бригада студентов Московского архитектурного института в составе трех человек. Именно им по заданию Комитета по делам архитектуры при СНК СССР было поручено в течение месяца произвести обследования и зарисовки ряда объектов. По каждому из зданий были составлены детальнейшие акты, благодаря которым мы с вами можем узнать немало интересного.

Начнем, пожалуй, с комплекса зданий Покровского монастыря ― одной из визитных карточек нашего города. Улицы Университетской тогда не было, так что 16 сентября архитекторы пришли на улицу Свободной академии №8. Начали они со здания бывшего архиерейского дома.

Рис.001

Оказалось, что состояние его стен вполне удовлетворительное. Железная крыша и трубы нуждались в ремонте, как и деревянные паркетные полы. Колоны фасадов требовали реставрации. Роспись коробового свода в зале второго этажа была скрыта побелкой, и установить ее состояние и ценность было возможным. В третьем этаже жилой части, несмотря на войну, сохранились изразцовые печи с рисунком.
По общему заключению, реставрация здания была несложна и недорога. Первоочередными мерами были указаны:
1. Ремонт кровли
2. Установка водосточных труб
3. Остекление проемов.
При этом в акте обследования архитекторы добавили:
«Запретить:
Производить какие-либо переделки и изменения фасада, а также внутри здания без специального разрешения Управления главного архитектора города».

Здание собора Покровского монастыря осенью 44 года имело следующее состояние:

Рис.002

В ряде стен были трещины. Железная кровля сохранилась только на шатре колокольни. На самом же здании церкви имелся только металлический каркас. Водосточные трубы отсутствовали. Главы  собора также не уцелели. Во многих окнах не было стекол и рам. Из церковной утвари совершенно ничего не сохранилось. Зато на звоннице колокольни было свалено несколько крестов, некогда венчавших купола, а также остатки их позолоченных покрытий, которые пришедшие архитекторы посчитали необходимым сохранить для предстоящих реставрационных работ. Немаловажным для нас также является еще один интересный факт, указанный в акте обследования. Оказывается, немцами в период оккупации Харькова также была сделана попытка реставрации здания собора ― для этого известный многим из нас архитектор Виктор Карпович Троценко даже составил проект. Однако дальше дело у немцев не пошло, а Троценко после освобождения города был выслан в Сибирь.

Среди первоочередных мер, которые  необходимо было принять для сохранения собора, значилось:
— остекление окон,
— устройство водосточных труб,
— удаление бурьяна и молодых деревьев с покрытия и от основания стен,
— покрытие сводов и выступающих частей железом,
— создание специального ограждения собора.

Куда больше было повреждено здание Успенского собора и его колокольня. В то время его состояние разительно отличалось от того, что сейчас.

Рис.003

Из акта, составленного 18 сентября, мы можем узнать о том, что ко времени прихода архитекторов от храма остались фактически развалины. Сохранились лишь наружные стены, сводчатые перекрытия, а также местами поврежденная наружная штукатурка. Обследование подвалов под зданием не представлялось возможным по причине обвалов.
На наружной штукатурке Александровской колокольни были следы от осколков, отсутствовали стекла. Лестницы внутри были либо разрушены, либо сильно повреждены. Однако все это, по мнению специалистов, подлежало восстановлению. Архитекторы настоятельно рекомендовали в  целях дальнейшего предотвращения разрушения здания преградить туда доступ.

В тот же день был составлен акт об обследовании здания старого университета. Из него видно, что постройка во время военных действий практически не пострадала. А вот Университетской церкви, находящейся прямо напротив, повезло куда меньше.

Рис.004

В октябре 1941 года в здание храма святого Антония попала зажигательная бомба, и к 1944 году от него остались кирпичные стены и портик без фронтона. А внутри ― следы колонн, а также  сводчатые перекрытия первого этажа. Вход в подвалы здания был полностью завален. Сохранившееся правое крыло использовалось университетом в качестве книгохранилища.

Площадь Конституции является сейчас одним из любимейших мест жителей нашего города. У памятника под названием «Летящая Украина» часто назначают встречи. В летнюю пору, сидя на лавочках, там можно отдохнуть от зноя в тени деревьев. До войны же на этом месте находилось здание Дворянского собрания, построенное архитектором Васильевым в 1814 году. После пожара 1870 года оно было переделано. В советское время в здании размещался  Дворец пионеров и октябрят.

Рис.005

Историй, событий и громких имен, связанных с этим прекрасным зданием, наверняка хватило бы на целую книгу. В 1943 году этот удивительно красивый объект, украшавший центр нашего города, был значительно поврежден.
Вот что увидела группа архитекторов, пришедшая к нему 20 сентября.

«Дворец пионеров совершенно разрушен, и уцелели только фасадные стены и некоторые внутренние стены. Внутри сохранилось колоннада, по всей вероятности, дворика типа перистиля; сейчас дорические колонны очень повреждены. Посередине ― следы бассейна для фонтана прямоугольной формы, облицованного мрамором. Валяющиеся кое-где оставшиеся фрагменты  свидетельствуют о богатом убранстве некоторых комнат. Большой ассортимент строительных материалов, а также строительных приемов, примененных в сооружении, свидетельствует о количестве переделок и перестроек его. В настоящее время многие конструкции и фрагменты свисают и непрочно держатся, часто обрушиваясь. Перекрытия и кровля нигде не сохранились».

Указывалась также необходимость полного закрытия прохода в развалины. По оценке специалистов, для восстановления здания требовалось всего ничего:
1) тщательное изучение объекта
2) большие финансовые средства
Ясное дело, ни времени, ни денег в 1944 году у государства не было. По этой причине акт обследования здания Харьковского дворянского собрания заканчивается вот таким предложением:

«По проекту планировки г. Харькова остатки здания намечены к разборке».

Рис.006

Похожая ситуация была в то время и со зданием Института благородных девиц, который немцы сожгли в 1942 году. От него к моменту прихода архитекторов остались лишь стены в некоторых местах, сводчатые перекрытия подвалов коридора первого этажа, а также своды над некоторыми лестницами. Часть подвалов объекта использовалась строительным институтом. В остальном это некогда большое здание представляло просто груду развалин, к которым необходимо было преградить доступ, а также убрать свисающие железные балки, грозящие обвалом. Так что здание было решено разобрать. Сейчас территория, на которой находилось это учебное заведение, занята садом Шевченко. Под землю в остатки подвалов института, насколько мне известно, никто не проваливался.

Шел сентябрь 1944 года. До падения Берлина и дня Победы оставалось еще немало месяцев. Искренне радует, что в то непростое военное время в нашем любимом городе люди все-таки пытались спасти наследие предков. Пускай и в меру своих скромных сил. Во всяком случае, они делали это качественно и честно.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ещё по теме:

Изменения в подготовке Конкурса композиторов: новые даты, состав жюри

Немного о Харькове в первые месяцы Великой войны

Война и мир: женщины на поле битвы

Харьков без машин. Пять советов, как разрулить ситуацию

Как партии тратят деньги из госбюджета

опубликовано

13 мая 2018

текст

Антон Бондарев

фото

Инна Роменская

просмотров

3061

поделиться

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: