За блокпостами. По ту сторону совести

Люди за блокпостами там, в серой зоне, куда не всех пускают, такие же, как и на остальной территории Украины. Живут, умирают (иногда от осколков), едят  когда есть что. И если бы не волонтеры и благотворительные организации (например, гуманитарная миссия «Пролиска»), честно говоря, не знаю, что было бы с этими гражданами страны.

В некоторых населенных пунктах, как в закрытом поселке Опытное (это под Авдеевкой, недалеко от ДАПа), по информации нашего государства , вообще все норм: там никого нет. Статус поселка не определен. Но, по факту, там проживает а точнее, выживает,  40 человек. Без электричества, газа, водопровода, без органов управления, полиции, скорой помощи и транспортного сообщения. Такая жизнь достаточно насыщена событиями. Неразминированная территория самого поселка и полей вокруг, внезапный прилет мины и техническая вода, которую люди пьют (так как нет никакой другой) добавляют им остроты восприятия.

Тронул и поразил рассказ бабы Маши, у которой погиб сначала муж, а потом и сын: он был убит осколками мины. И ей пришлось похоронить сына в собственном дворе: все близлежащие кладбища оказались заминированы, и ехать к бабе Маше под обстрелами желающих не нашлось. Потом-то перезахоронили, но это же потом.

А вот так, собственно, выглядит распределение гуманитарной помощи. Быстро выдали, сфотографировались для отчета и поехали дальше.

Немного фоток для тех, кому скучно... Вот в таких условиях живут под периодически повторяющимися обстрелами четыре десятка человек.

Запредельный цинизм в этой ситуации взимание квартплаты за проживание в таких условиях. Даже не знаю, как назвать це «зрада», або «перемога»?

Вот таким образом пополняют запасы воды местные жители. Вода не самого лучшего качества, но, судя по всему, выбирать им особо не приходиться.

А это хозяин избежавшего разрушения дома в Опытном.  Довольно позитивный человек, принимая во внимание все, что происходит вокруг. На фото справа — его газовый баллон. Уже нерабочий. А вдалеке виднеется Донецкий аэропорт. Точнее то, что от него осталось.

Затем мы проездом посетили Старую Авдеевку. Ну как, посетили... Увидели последствия прилета «подарка» во двор частного дома. «Подарок» примерно на минус 20 тысяч гривен, как минимум, из бюджета владельца. Одна строчка текста, три фотографии и огромное количество труда, затраченного на восстановление дома.

DSC_7131one

Впрочем, не во всех местах рады приезду гостей. В поселке Северное силами Гуманитарной миссии «Пролиска» был восстановлен колодец. Однако местные жители оказались довольно привередливыми и требовательными: волонтерам пришлось буквально оправдываться за то, что колодец не такой формы, структуры и срублен из дерева. Достаточно нестандартная благодарность, учитывая, что государство на этих людей немного «подзабило».



По пути в село Новогригоровка проехали место гибели бойцов из 51-й бригады (Черкассы). Волонтеры точные данные о количестве погибших нам дать не смогли, а местные жители эти цифры тоже не знают. Сказали только, что очень много тут погибло наших военных.

В самом селе не так давно проложили дорогу в «материковую» Украину мост через речку. До его восстановления людям на другую сторону было просто не попасть. Могли только перейти вброд, да и то не все.



Село Гранитное  на «линии разграничения» неприятно поразило ценами. За такси до Волновахи 800 гривен. 51,2 км и 800 гривен, вот такой себе стартап в условиях войны. Для одного пенсионера такая поездка плохо осуществима.

Неизгладимое впечатление произвела школа. Во-первых, она с украинским уклоном (і розмовляють там  гарніше, ніж у Харькові), а во-вторых с бомбоубежищем. Для проведения уроков... Накануне празднования 9-го Мая будет о чем поговорить с представителями «Бессмертного полка».

Следуя по маршруту нашего путешествия, заехали в Красногоровку. Это все последствия вражеского артиллерийского обстрела города.



Светлодарск удивил безлюдностью и тишиной в вечернее время (наверняка такая же обстановка и во многих других прифронтовых населенных пунктах). А еще  необычной для нас детской площадкой. Странно, что в регионе, который якобы кормил всю Украину, не нашлось средств для нормальных новых качелей для детей. Да и покататься на них я не смог: там все утро крутился какой-то странный человек. Спортсмен, наверное.



В Светлодарске в штабе организации «Пролиска» мы загрузились гуманитаркой (картошкой и хлебом) и поехали в поселок Травневое.

Поселок Травневое (это Свердлодарская дуга)  взбодрил дорогой к нему. Вот честно: так и хочется попросить тех, кто им этот гравий привез, помочь и нашей Харьковской области.

Крупный гравий в центре, по бокам минные поля, и 500 метров простреливаемого пространства. Его мы, по просьбе сопровождавших нас военных  CIMIC, проезжали весьма быстро и резво. Там очень красивые поля, с фазанами, но их снимать нам настоятельно запретили: по причине того, что, дословно  «сам фазаном станешь». Машина волонтеров, кстати личная. «Убивают» ее в хлам на таких дорогах...

Во время выдачи гуманитарного груза мы пребывали в состоянии легкого мандража и ожидания прилета какого-нибудь «сюрприза». По крайней мере, я минут десять вслушивался в пространство, пытаясь услышать свист мины. Потом вспоминал слова нашего водителя-фаталиста: если тебе суждено умереть от чего-то  значит, от этого и умрешь, а если не суждено, значит, и париться не стоит. После чего меня «отпускало» секунд на пять... ну и так далее.

Местные жители абсолютно не разделяли моих опасений, по крайней мере, внешне. Они бодренько разбирали привезенную гуманитарку и разъезжались по домам. Проходившие рядом военные тоже, вероятно, были фаталистами: прошлись мимо нас, не таясь и не целясь по сторонам. Это придало мне некоторую уверенность, что «все буде добре».

Кстати, в самом Травневом давно не боятся «правосеков». Они их полностью разочаровали: детей не ели, а кормили, и всячески помогали в быту вывозили больных и раненых, привозили продукты, и почему-то разговаривали на русском лучше самих местных 🙂

 
Часов Яр мы посетили уже в конце путешествия по зоне АТО. Там побывали в волонтерском Доме престарелых. Узнали, насколько бывает тяжело одиноким пожилым людям, оставшимся без документов и поддержки близких людей. Ведь если пожилого человека бросила родня, то он, увы, не может попасть в государственный Дом престарелых... И, пожалуй, единственный вариант выживания для стариков подобные волонтерские хосписы.

Вот такой получилась наша насыщенная трехдневная поездка по ближнему «зарубежью» вместе с волонтерами «Пролиски». За что им огромное спасибо, респект и уважуха.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

опубликовано

23 апреля 2018

текст

Игорь Лептуга

фото

Игорь Лептуга

просмотров

3056

поделиться

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: