X
    Categories: Истфакт UKМнения UK

По следам Первой Мировой в экспедиции всеукраинской ОО «Союз «Народная Память»

Не так давно я сел в автобус и отправился в Киев. Так началось мое участие в четырехдневной разведывательной экспедиции по следам Первой Мировой войны в Карпатах, которую организовала общественная организация «Союз «Народная Память». Прежде чем приступить к рассказу о поездке, попытаюсь кратко пояснить, кто это, и почему именно Карпатские горы.

Из информации на сайте:
«Всеукраинская общественная организация «Союз «Народная Память» создана в 2011 году путем объединения поисковых организаций из разных регионов и областей Украины. Участники «Союза» работают в правовом поле, с использованием современных научных методик, занимаются поиском и перезахоронением погибших воинов Первой и Второй мировых войн, жертв политических репрессий и гражданских конфликтов. Особое место в деятельности поисковиков занимает восстановление военно-мемориальных объектов и патриотическое воспитание молодежи. За семь лет своей работы ВОО «Союз «Народная Память» провела и приняла участие в 380 поисковых экспедициях, 29 из которых – международные, а 49 — межрегиональные. География  поисковых работ включает в себя не только территорию Украины, а и многие страны Европы (Германия, Польша, Венгрия) и СНГ (Чеченская Республика Ичкерия и Республика Беларусь)».

За  время своего существования члены организации:
— обнаружили и перезахоронили более 6612 останков военнослужащих, 738 гражданских лиц, 1966 жертв политических репрессий;
— установили около 1000 имен павших в разное время солдат и других погибших;
— около 93 семей получили информацию о погибших в годы Первой и Второй мировой войны родственниках;
— обезвредили более 53 тысяч взрывоопасных предметов;
— украинским музеям передали более 25 тысяч экспонатов и несколько сотен уникальных исторических документов.

Организация занимается не только боями прошлого. С 2 сентября 2014 года благодаря членам «Союза «Народная Память» началась миссия «Черный Тюльпан». Ее целью является поиск погибших и пропавших без вести в зоне АТО, а также их эвакуация с неподконтрольных украинской власти территорий. Вполне естественно, что Карпаты, где разворачивались события Первой Мировой войны, интересны украинским поисковикам, ведь горы и по сей день усеяны непогребенными останками павших солдат Германии, Австро-Венгрии и Российской империи. Во время только одной Всеукраинской поисковой экспедиции «Карпаты-2017» за неделю члены организации обнаружили останки 27-ми неизвестных солдат. Однако, прежде чем организовывать масштабные экспедиции по поиску павших на полях боев, необходима предварительная разведка местности. Именно в такую разведывательную экспедицию мне и посчастливилось попасть (хотя я не являюсь членом  ВОО «Союз «Народная Память»). Причина предельно проста. Занимаясь темой «Харьков и Слобожанщина в годы Первой Мировой войны», я обнаружил, что 69-я пехотная дивизия, в состав которой входили 273-й Богодуховский пехотный полк, 274-й Изюмский пехотный полк, 275-й Лебединский пехотный полк, 276-й Купянский пехотный полк, а соответственно, наши земляки, во время Карпатской битвы (одного из крупнейших зимних сражений 1915 года, суммарные потери в котором составили около миллиона для Российской империи и около 800 000 солдат Австро-Венгрии и Германии) вела кровопролитные бои на Вышковском перевале. Отработав документы генерального штаба, дивизии и полков, я предоставил их руководству «Союз «Народная Память». Рассмотрев документы, Союз принял решение исследовать те места, ну а меня пригласили в поездку, о которой я сейчас и расскажу.

Итак, четверг, 11 июля, Киев, 8:00 утра. На вокзале встречаюсь с легендой всего Украинского поискового движения ― Владимиром Владимировичем Дорофеевым, который подвизается на этом поприще еще с 1979 года. Слово «легенда» я употребил отнюдь не в качестве метафоры. За плечами этого человека ― огромнейший опыт раскопок курганов (в качестве сотрудника Института археологии Академии наук УССР), работа с 1988 года заместителем председателя Координационного совета поисковых объединений при ЦК ВЛКСМ,
активное участие в создании и организации первых поисковых отрядов. После распада СССР Владимир Дорофеев стал председателем в 1992 году Всеукраинской поисковой организации «Обелиск». А в 1993 году по просьбе руководства Народного Союза Германии по уходу за военными захоронениями он становится общественным координатором этой организации в Украине.
Я был бесконечно рад живому общению (до этого связывались только по телефону) с таким человеком. За рулем внедорожника (мы ведь едем в Карпаты, а там с хорошими дорогами не особо) находился второй участник нашей маленькой экспедиции из Кривого Рога, член группы «Черный тюльпан» и поисковик «Союза «Народная память» Константин Сологуб. Из города Киева в горы едем не сразу, а заезжаем во Львов. Там вечером к нам присоединяется глава Львовского областного историко-просветительского общества «Маковка-Броды» Владимир Александрович Свиницкий, обладающий просто энциклопедическими знаниями о событиях Первой Мировой войны на территории Западной Украины.

На ночлег остановились в старинном городе Рогатине, где огромную помощь, поддержку, а также теплый прием нам оказал активный член общества «Маковка-Броды» Андрей Рыжан.

Пятница, 12 июля. Подъем в 6 утра, выезд в 7.40. Поисковики, как я понял, вообще встают рано. За окном стремительно проносятся уютные и красивые городки Ивано-Франковской области: Бурштын, Брошне, Осада, Долина, Выгода. Вдалеке виднеются так манящие нас горы. Ближе к карпатскому селу Мысловка дорога стремительно ухудшается. В  13.00 мы уже на Вышковском перевале.

Оттуда едем осматривать окрестности Торуньского перевала и села Сенечев, где в январе-апреле 1915 года шли кровавые бои, и горы вокруг были усеяны тысячами погибших. Кстати, на самом Торуньском перевале есть небольшое кладбище, где покоится прах павших солдат различных государств времен Первой Мировой. На некоторых крестах написано на польском языке: «Неизвестный солдат армии России. 1915 год», что вовсе не удивительно, ведь это кладбище было создано поляками в 1930-х годах.

В этот же день произошел достаточно неприятный момент. Во время поездки мы наткнулись на склоне достаточно крутого холма у реки на остатки окопов тех времен. Там же стояли обычные  кресты. Несколько лет назад местные СМИ писали о том, что установлены они на братских могилах солдат Австро-Венгрии. Однако, по словам Владимира Дорофеева и Владимира Свиницкого, которые являются, повторюсь, высочайшими профессионалами в своем деле,   никаких захоронений в этом месте быть вообще не может хотя бы потому, что на склонах не хоронили.

Осмотрев окрестности, глава экспедиции  Владимир Дорофеев выбрал, какую вершину мы будем исследовать завтра. Найдя уютное место для привала  на берегу реки, ставим палатку, разводим костер и  готовим ужин. Места вокруг необычайно красивые, а рассказы у костра членов экспедиции о раскопках, в которых они участвовали, придают ночи еще больший колорит.

Суббота, 12 июля. Подъем, как всегда, очень ранний, затем скорый завтрак, сборы и выезд в горы.

Первые находки в траншеях в виде пуль и осколка от артиллерийского снаряда в 10:35. Около 13:00 на одной из вершин, где в 1915 году располагался опорный пункт австро-венгерской армии, делаем небольшой привал, чтобы перекусить и обсудить, куда двигаться дальше. Сложности в  исследовании позиций добавляет то, что здесь уже активно «поработали» черные археологи, которым, как известно, не важны павшие солдаты. Сложно понять место и направление атак, штурмов и наиболее кровопролитных боев. А ведь любые следы для опытных поисковиков важны. Я был просто поражен, слушая, сколько может всего «рассказать» в зависимости от места положения и формы осколок снаряда, патрон или гильза (которые, оказывается, бывают «ломаные» и «цельные»). Например, позиции императорской армии очень узнаваемы по рассыпанным в немалых количествах солдатами патронах. А вот солдаты Германии и Австро-Венгрии, наоборот, относились к боеприпасам бережно, и найти в их окопах такие россыпи сложно.

Несмотря на начавшийся дождь, продолжаем осмотр мест боев, и около 18:00 наконец-то спускаемся с гор. Члены организации «Союз «Народная Память» привычны к разным погодным условиям, для них ночевка в палатке или поход по горам, даже если идет сильный дождь, не проблема. А вот для меня такая погода оказалась сложной с непривычки, так что ночлег наш прошел в одном из местных мотелей.

Воскресенье, 13 июля. Как обычно, ранний подъем, завтрак и выезд в горы. Правда, с погодой нам в этот день не повезло. Из-за сильного ливня пришлось спуститься. Однако, как только на небе в 16:00 появилось солнце, неутомимый начальник экспедиции вновь повел нас в горы, где мы пробыли часов до семи вечера. Одна из обследованных нами вершин в тот день, кстати, оказалась «пустой», т. е. без каких-либо следов боев.

Понедельник, 14 июля. Самый удачный день экспедиции. Мы обнаружили многочисленные остатки укреплений и других следов войны, благодаря чему удалось более-менее точно установить место атаки. «Каждой гильзе низкий поклон за это все», ― с необыкновенной любовь в голосе говорит Владимир Дорофеев и искренне радуется найденной им гильзе снаряда.

В 16:30 мы спускаемся к машине и выезжаем в Рогатин, откуда на следующий день отправляемся в Киев, ну а я затем ― в свой родной Харьков. Все эти дни исследованию горных хребтов на границе Ивано-Франковской, Львовской и Закарпатской областей мешали не только плохая погода и ежедневно встречаемые следы «черных археологов», но также и масштабная вырубка деревьев, делающая леса местами совершенно непроходимыми. Может быть, именно поэтому непогребенные останки солдат за время проведения экспедиции так и не были найдены.

Для меня лично, как для  человека, по сути, случайного и совершенно неподготовленного, попавшего в «поле» из мира архивных кабинетных исследований, было важно воочию увидеть, как происходит работа поисковиков на практике. Познакомиться с теми, кто способен при любой погоде, неся на себе немалый груз, упорно работать в поле с девяти утра до шести вечера, двигаться по горной местности с одной целью ― найти прах павших солдат и захоронить их достойно. О том же, что произошло на Вышковском перевале в 1915 году, я детально расскажу читателям в следующий раз.