Перестройка: большое расставание Украины | Накипело
Лонгріди

Перестройка: большое расставание Украины

  • Анастасия Словинская
  • sova.news
  • 9 Березня
  • 1687

Харьковская медиагруппа Накипело и тбилиское издание SOVA подготовили совместный проект о декоммунизации в Грузии и Украине и изменениях в городском пространстве Харькова и Тбилиси. Вашему вниманию первый материал из этой серии, подготовленный sova.news.  

Кто «завалил» Ленина?

Трудности харьковской декоммунизации дают о себе знать сразу на выходе из аэропорта.

Я: Проспект Науки 21, пожалуйста.
Таксист: Проспект Ленина?

После тесного, уютного как комната в итальянском дворике Тбилиси, Харьков, кажется, больше походит на большую коммуналку или даже общежитие, по которому все еще бродит вполне различимый дух того, кому, видимо, неспроста предрекали вечную жизнь.

Ленина в Харькове, как и во всей Украине, еще совсем недавно было очень много: улицы и проспекты его имени, площади, скверы, памятники… Когда в 2013 году активисты в разных концах страны стали самостоятельно сносить увековеченного в камне вождя, это явление даже получило свое название – «Ленинопад». «Главный» Ленин Харькова «полетел» в 2014-м. Сами харьковчане, рассказывая об этом событии, употребляют самые разные формулировки: «завалили», «поломали», «уронили»…

Сейчас место, где он стоял – на площади Свободы, огорожено по периметру железным забором. Эта площадь, одна из самых больших в Европе, вероятно, наиболее точно демонстрирует, насколько глубоко вплетены коммунистические настроения и амбиции в городскую эстетику Харькова.



«Главный» Ленин Харькова «полетел» в 2014-м.

Здесь все монументально, монолитно и строго геометрично: рядом с одним из первых советских небоскребов в стиле конструктивизма – Домом государственной промышленности – созвучный его масштабу и характеру Университет им. Каразина.
Соседство, к слову, неслучайное, символизирующее нетривиальную комбинацию Харькова, как города индустриального и, в то же время, студенческого.


Собственно, лицо Харькова этим и определяется. Вообще с декоммунизацией здесь сложно, потому что это город, который был символом коммунизма. Он строился как визитная карточка Советского Союза. Площадь Свободы в свое время появилась специально для того, чтобы создать новый образ коммунистической, советской Украины. Здесь проводились все коммунистические эксперименты. Харьков – это такой город, в котором недостаточно убрать памятники. Сами пространства созданы в определенное время, в определенную эпоху, их нельзя уничтожить, их нужно насытить чем-то другим, – Александр Филоненко, философ, Харьков.

Кернесанс


«Ленинопад» в Украине до определенного момента проходил стихийно, но в 2015 году в стране приняли закон, запрещающий советскую символику.

И тут процесс декоммунизации вышел на новый этап: началось официальное переименование улиц, скверов, площадей и снос оставшихся памятников. Всего, по информации Института национальной памяти, к 2016 году было снесено около 2500 памятников советским деятелям. Более половины из них (1320) – тому, кто уже почти 100 лет лежит в мавзолее на Красной площади в Москве.

Харьковские власти во всем этом процессе вели себя довольно непоследовательно, — рассказывает художник современного искусства Даниил Ревковский.

У мэра Харькова есть такая золотая фраза: «За памятник Ленина я вам ноги поотрываю». А потом, он такой интересный хамелеон, когда ему там, сверху, сказали, что нужно по-другому говорить, он сразу перестроился, – Даниил Ревковский, художник.

Ног мэр Харькова Геннадий Кернес никому не оторвал, но и перестроился тоже весьма неоднозначно: на том же здании мэрии все еще остаются десятки эмблем с серпом и молотом, которые даже подсвечиваются в ночное время. А этим летом городские власти решили вернуть проспекту Петра Григоренко, который до 2016 года был проспектом им. маршала Жукова, его прежнее название. Кстати, решение горсовета было оспорено и даже аннулировано судом, правда, власти пообещали продолжить борьбу за возвращение «доброго имени» проспекту в высших инстанциях.

Мэр Кернес, в июне заявив, что выступает в качестве «арбитра» в разрешении этой ситуации, подчеркнуто самоустранился. По его словам, вопрос о переименовании будет решен депутатами Харьковского городского совета. Депутатами, «которым харьковчане делегировали право от их имени принимать те или иные решения».

«Пора уже возвращаться с Майданов к здравому смыслу и правовому полю и не ссорить людей между собой», – добавил Кернес.

Александр Филоненко считает, что все здесь достаточно просто: власти пытаются играть на чувствах людей. Игра не нова и традиционно ставит целью лишь одно – побеждает тот, у кого больше голосов на выборах.

Один и тот же человек – мэр нашего города, горячо выступающий против всех практик декоммунизации, который обещал, например, восстановить Ленина, другие советские памятники, когда он будет мэром, именно он оказался главным крушителем советской символики. У него были свои градостроительные мечты и фантазии, которые теперь в народе называются «кернесанс». В общем-то, это такая негативная сторона, или теневая сторона этих практик, потому что одни и те же люди с одной стороны борются за сохранение, и те же самые люди уничтожают советские монументы и места памяти, – Александр Филоненко, философ.

Похожая ситуация – и за пределами Харькова. В 60 километрах от города есть населенный пункт под названием Богодухов. Традиционный, установленный еще в советские времена указатель, встречающий на въезде в городок, выкрашен в сине-желтый: здесь была декоммунизация.


Богодухов, Харьковская область. Население: 15 797 человек. Перепись 2013 г.

Сергей – член местной организации «Спільна справа Слобожанщина», которая активно участвует в процессе «прощания с прошлым». Он говорит, что местные власти всячески оттягивали принятие решений, продиктованных законом 2015 года, но в конечном счете им «помогли» активисты, приехавшие из Харькова: сами сбросили памятник Ленину. Правда, вождь так и остался в Богодухове – «переехал» с центральной площади на двор местной коммунальной службы.

Не провести соответствующие изменения они все-таки не могли, хоть и откладывали под различными предлогами. Если я не ошибаюсь, всего было переименовано 33 улицы. Улицу Ленина назвали Центральной, площадь Ленина – площадью Соборности. В общем, постарались особо не мудрствовать. Весь этот процесс по идее был прописан в законе: люди должны были собраться, что-то предложить, провести слушания и затем решить. Должна была быть какая-то дискуссия, но как таковой дискуссии практически не было: или были категорически против, или было пофиг, – Сергей Дубинка, активист.




Даниил Ревковский, который также отмечает некоторую безучастность граждан в процессах, касающихся облика города, считает, что это тоже своего рода советская привычка.

Мне кажется, это как раз пережиток советского прошлого, в котором за город и какие-то вещи в городе отвечали непосредственно чиновники. Я думаю, что должна смениться еще пара поколений, чтобы люди поняли, что это пространство принадлежит им, что это не просто территория, на которой они живут и ничего не могут с этим сделать. Тут проблема того поколения, того понимания людей, которые не осознают, что есть ответственность за пространства, – Даниил Ревковский, художник.


Куда уходят памятники?

У каждого демонтированного, снесенного и «заваленного» памятника своя судьба.

Их разбирали на сувениры, стирали в пыль, отправляли на склады и продавали. Но в Харькове до сих пор есть общедоступное место, где можно увидеть десятки Ленинов разных размеров и возрастов, Маркса и даже скромного маленького Сталина, которых, к слову, в Харькове оказалось на удивление мало. Это музей под открытым небом при стеклорезной мастерской. Владеет «экспозицией» человек с неговорящей фамилией Владимир Ленивый. Ему не очень нравится слово «коллекционер»: «Я просто Плюшкин», — говорит он.

Складывается впечатление, что он собирал действительно все, что оказывалось в его собственности в количестве более двух штук: раритетные калькуляторы, флаги, марки, книги, 22 тысячи спичечных коробков…

Впрочем, известен он все же главным образом именно своей коллекцией памятников. Первый Ленин попал к нему еще в 90-х.





И еще немного о декоммунизации

Если все-таки оставить символику и другие видимые и осязаемые аспекты декоммунизации, остается другой, как считает Александр Филоненко, намного более важный аспект.

Украина, как и Грузия, – страна, где одним законом отменили и советскую, и нацистскую символику. То, что это один закон и одно пространство, кажется философу чрезвычайно важным даже на символическом уровне.

Ведь у этих двух, в свое время противостоящих друг другу режимов есть общая черта: их бесчеловечность. Поэтому нынешний процесс – это не только расставание с прошлым, но и переоценка ценностей.

У меня есть такое любимое рассуждение о том, что Европа и Украина, как и другие постсоветские страны, прошли очень разный путь, но в конце пришли в одну точку, проблемную точку. Если спросить современного европейца, что такое Европа, он скажет, что Европа формировалась через два великих расставания. Первый раз мы расстались в 1945 году с нацизмом, а потом расстались с коммунизмом при падении Берлинской стены. У нас примерно такую же рассказывают историю. Впрочем, когда мы сегодня говорим, что мы расстались с коммунизмом, нужно понимать, что это расставание не может быть легким, потому что нужно не просто убрать символику, отказаться от каких-то исторических построений, важно понять, где зарождается человечность, вопреки расчеловечиванию», – Александр Филоненко, философ.

Расставание с прошлым может и болезненный, но зачастую неизбежный процесс. Покидая Харьков и садясь в такси, проблем с определением точного места назначения не возникло. Таксист может и не знает, что в 1933 году Харьковский аэропорт был назван именем партийного функционера Павла Постышева. Человек, которого считают одним из «авторов Голодомора», в годы сталинских репрессий был обвинен в троцкизме и расстрелян, а в период правления Хрущева полностью реабилитирован. Очередная переоценка деятельности Постышева произошла уже в независимой Украине. Мертвых не судят – уголовное дело ввиду смерти обвиняемого было закрыто. Но памятник в центре Харькова все же снесли.

Мультимедиа проект создан в сотрудничестве с Internews

ПІДПИШІТЬСЯ НА TELEGRAM-КАНАЛ НАКИПІЛО

У разі масових заворушень на вулицях міста ми вас повідомимо