О харьковчанках-героинях и равноправии женщин в 1914—1918 году | Накипело
Блог

О харьковчанках-героинях и равноправии женщин в 1914—1918 году

  • Антон Бондарів
  • Иллюстрированное дополнение к газете «Южный край», 1914 год
  • 24 Березня
  • 29

В этом месяце Украина отметила два праздника: 8 марта ― «Международный день борьбы за права женщин» и 14 марта ― «День украинского добровольца». Вы, наверное, удивитесь, но в 1914—1918 годах в Харькове женщин-добровольцев и тех, кто успешно боролся за свои права, также было достаточно. О них сегодня и пойдет речь.

В первые месяцы войны множество женщин, проживающих на территории тогдашней Российской империи, выразили желание вступить в ряды действующей армии. Однако по вопросу участия женщин в войне позиция государства была тогда крайне неоднозначной. С одной стороны, женщина-солдат в то время представлялась аномалией, поэтому заявления многих харьковчанок с просьбой об отправке на фронт отклонялись, а тех, кто нарушал данный запрет, арестовывала полиция. На страницах СМИ нашего города в то время достаточно часто можно было прочесть истории, подобные этой:

«На ст. «Харьков» не так давно служила конторщицей мещанка А. И. Николаенко 18 лет. Желание принести посильную пользу своему отечеству так овладело Николаенко, что она решила отправиться на театр военных действий. Она оставила службу, приобрела солдатскую обмундировку и отправилась в путь. По железной дороге она добралась до Киева, где была задержана жандармской полицией. На днях Николаенко прибывает в Харьков для водворения к отцу».

С другой стороны, те же харьковские СМИ в 1914 году наперебой с восторгом писали о двух отважных сестрах-добровольцах. Одна из них нашла «лазейку» и попала в зону боевых действий, так как уехала на фронт со своим мужем в качестве шофера. А другая просто вступила в ряды сестер милосердия.

В дальнейшем старшая из сестер, харьковчанка Софья Владимировна Федорова, стала среди женщин-военных личностью более чем легендарной. В своих мемуарах участник Первой мировой войны генерал-майор Василий Владимирович Чеславский вспоминает о ней следующее:

«...Невдалеке стояли три молодых офицера, ординарцы штаба дивизии, было уже довольно темно, когда я подошел к ним поздороваться и, к удивлению моему, одним из ординарцев оказалась молодая, миловидная, худенькая, небольшого роста женщина, одетая в офицерский китель с погонами рядового солдата в синих чакчирах и высоких сапогах со шпорами. Из-под фуражки виднелась красивая, каштанового цвета, туго заплетенная коса, спущенная под воротник кителя.
Это была Софья Владимировна Федорова, жена ротмистра 10-го уланского Одесского полка. В день мобилизации она предложила штабу дивизии два своих дорогих автомобиля, при условии,чтобы ее взяли в поход как шофера. К удивлению всех, граф на это согласился, и с тех пор мадам Федорова неустанно следовала за дивизией: она держала связь дивизии с армией, доставляла донесения и привозила приказания, эвакуировала раненых и подвозила патроны. Долгое время она работала на автомобиле, пока можно было пользоваться шоссейной дорогой, но, когда дивизия начала маневрировать по проселочным дорогам или прямо по полям, Федорова пересела на лошадь и сделалась неутомимым ординарцем, не уступая в работе офицерам ни в походе, ни в бою. Несмотря на ее изнеженное воспитание и привычку к роскошной жизни, она терпеливо и безропотно переносила все трудности и лишения военно-походной обстановки: часто во время тяжелых боев голодала или питалась сухарями с водой, неоднократно спала под открытым небом или в халупе на полу, положив под голову сноп соломы...»

Фото из книги «Война 1914—1917 гг.». Из личного фотоальбома генерала графа Ф. А. Келлера

Немало жительниц Харьковской губернии служили в армии на невидимом фронте. Так, в конце сентября 1915 года начальнику Разведывательного отделения Штаба Главнокомандующего армиями Юго-Западного фронта сообщалось, что «по исполнению возложенной задачи по разведке сил противника в окрестностях Либавы» агент по кличке «Нана» уволен и спокойно проживает теперь в уездном городе Сумы Харьковской губернии. При дальнейшей работе с архивными документами о «Нане» мне удалось выяснить следующее.
1. С 22 по 29 мая 1915 года она проходила обучение в «Школе агентов», после которой поступила на службу.
2. Настоящее имя «Наны» ― Анна Вячеславовна Левандовская.
3. Возраст ― 44 года
4. Место рождения ― город Рига.
5. Место жительства ― Сумы. Там же проживал и муж «Наны» Генрих, сын Ярослав (15 лет) и дочь Мария (14 лет).
5. Вероисповедание — католическое.
6. Род занятий ― акушерка.
Правда, боевой путь агента «Наны» был весьма коротким. С конца мая по конец июня 1915 года она была «через окопы командирована в окрестности городов Митавы и Либавы», где собирала сведения о расположении находящихся там воинских частей противника. По возвращении на территорию Российской империи «Нана» стала работать в контрразведке. Однако уже 12 сентября женщина была уволена со службы, так как переходить на территорию врага через окопы наотрез отказалась. А для дел самой контрразведки, по мнению руководства, она была малопригодна.

Среди слобожанок, ставших в годы войны сестрами милосердия «Общества Красного Креста», было также немало героинь. Первой из харьковчанок, которая была награждена георгиевской медалью «за самоотверженную деятельность на передовых позициях», стала в 1915 году дочь харьковского купца и бывшая воспитанница 2-й гимназии Ольга Никитична Маслова. Вслед за ней, через некоторое время этой же награды была удостоена «за работу под огнем неприятеля» и другая харьковская сестра милосердия, в прошлом известная меценатка Мария Павловна Карпова.

Однако именно в годы войны, с учетом того, что большинство мужчин находились в армии, женский труд стал все больше завоевывать новые отрасли, а дискриминируемые ранее женщины, соответственно, гражданские права. Для понимания почему так сложилось приведу несколько фактов.
1) Только за первый год войны потери армии составили около 857 тыс. человек, в том числе и 86 тысяч убитыми, 551 тысяч ранеными и больными, 220 тысяч пропавшими без вести и попавшими в плен.
2) В среднем за 5 месяцев боев ежемесячно для восполнения потерь требовалось около 175 000 человек.
3) Всего за годы войны было проведено 24 призыва в армию, в ходе которых было мобилизовано около 15 800 000 человек.
Таким образом, если до начала войны физический труд женщин по ремонту путей на железных дорогах допускался в крайне редких и исключительных случаях, то уже в 1915 году группы женщин и девушек, занимающихся ремонтными работами, совершенно никого не удивляли.

В 1916 году  харьковчанки завоевали себе еще больше профессий, куда их ранее не пускали. Так, в мае на харьковской конке появилась первая женщина-кондуктор. Реакция прессы того времени, кстати, была весьма позитивной:

«Можно только приветствовать применение женского труда в этой области и пожелать этому начинанию дальнейшего распространения. Во многих городах, как например, в Киеве, Курске и других уже насчитывается немало женщин-кондукторов на трамваях и, судя по наблюдениям за их работой, они вполне свободно могут заменять мужчин в этого рода работе».

Летом на Южном вокзале в Харькове появились и первые женщины-носильщицы. К их работе нареканий также не было. Ну а осенью того же года городское управление приняло решение об использовании женского труда и на линии харьковского трамвая. Около 20 женщин в качестве кандидаток на должность кондукторов смогли наконец-то поступить на подготовительные курсы. После обучения и сдачи экзаменов барышни приступили к работе. Увы, большинство имен харьковских героинь мы так никогда и не узнаем. Ведь основная их масса ежедневно трудилась и самоотверженно боролась за свои права отнюдь не на передовой, а в тылу...

ПІДПИШІТЬСЯ НА TELEGRAM-КАНАЛ НАКИПІЛО, щоб бути в курсі свіжих новин

ПІДПИШІТЬСЯ НА TELEGRAM-КАНАЛ НАКИПІЛО

У разі масових заворушень на вулицях міста ми вас повідомимо