Сценография из мусора, костюмы из секонд-хенда: «Альтернатива» от театра «Нефть» - Накипело
Истории

Сценография из мусора, костюмы из секонд-хенда: «Альтернатива» от театра «Нефть»

  • Татьяна Леонова
  • Игорь Лептуга, Алексей Товпыга, Александр Осипов
  • 26 октября
  • 1571

«Альтернатива» — спектакль-антиутопия от Артема Вусика о будущем 2054 года, когда экологические проблемы привели к Апокалипсису, а куча мусора захватила власть на нашей планете. Как человеку взаимодействовать с природой, чтобы этот фантастический сценарий не превратился в неизбежную реальность? Отправляемся на поиски ответа в театр «Нефть».

Можно заменить вещи, технологии и даже людей, но Земля у нас — в единственном экземпляре. Это идея и слоган представления. И режиссер действительно меняет актеров и вводит альтернативный состав, где модифицирован даже гендер. Декорации сделаны из отходов, костюмы приобретены в секонд-хенде. На входе в зал зрителям раздают буклеты, где предлагают выключать воду во время чистки зубов и напоминают, что в мире ежесекундно используют 160 тысяч полиэтиленовых пакетов.

Сценография из мусора

«Артем собирал мусор дома в шкафу. Сначала мусор вываливался из шкафа, потом его уже была целая гора, позже он перестал влезать в комнату. Мы перевезли мусор в театральный гараж, где обычно храним реквизит, а за месяц до премьеры постепенно все перекочевало в театр. Потом у нас закончился мусор, мы у актеров просили, люди из команды привозили свой на репетиции. С миру по нитке — собрали сценографию. В конце концов, вся сценография хранится в том же гараже», — рассказывает директорка театра Татьяна Голубова.

Режиссер «Альтернативы» Артем Вусик удобно устроился на троне. Идея сделать декорации к спектаклю из отходов принадлежит ему.

«В основном здесь режиссерский хлам, режиссерский мусор — как из головы, так и материальный, а потом уже актеры доносили свое», — рассказывает художник.

— Декорации из мусора выглядят эстетично.

— Все отмыто.

— Да, запаха нет. Иначе мы были бы на свалке в прямом смысле слова.

— Андрей Хворостьянов, художник спектакля, плетет эти объекты. Они выглядят как мебель: стулья, столы, Влиятельный Объект, стены — их можно отдельно выставлять и рассматривать. Это не просто какая-то лепнина, здесь просматриваются направления потоков мусора, цветовые решения, как все комбинируется. Такая кропотливая изящная декорация получается.

— Я так понимаю, Влиятельный Объект, который ты озвучиваешь в спектакле, возник, когда у тебя дома накопилось много мусора и готовый персонаж просто вывалился из шкафа.

— Да, он похож на какую-то странную субстанцию, принимающую различные формы. Влиятельный Объект возник не как мой страх или ужас, что я увидел ночью и испугался, — этот персонаж выполняет символическую роль Мефистофеля. Он предлагает бессмертие главному герою в обмен на отказ от поэзии, от творчества. Это наш внутренний критик, внутренний отец, внутренний злодей, сбивающий человека с выбранного пути. Это кукольный персонаж, кукла, которой управляют.

Быстрая мода или ответственный шопинг?

Доступную одежду из масс-маркета, изготовляемую миллионами тонн в год, экологи признали вторым по объему загрязнителем планеты. Легкая промышленность становится причиной загрязнения 20% воды в мире. Поэтому покупать обновки на каждый сезон — уже не только не модно, но и опасно.

Саша Шай в одном составе «Альтернативы» — актер, а в другом — художник по костюмам. Костюмы он покупал в секонд-хенде.

— Я целенаправленно искал то, что будет выглядеть супернеобычно и прикольно в первую очередь. Но когда приходил в секонд, смотрел на месте, что можно с этим сделать. Потому что в голове одно, а в секондах — нет того, что в голове, приходится экспериментировать. Все костюмы я переделал своими руками, модернизировал, порезал, сшил и слепил.

— Ты сам шьешь? Круто! А как?

— На машинке, у меня мама швея. Я с детства сидел в цехе и шил тапочки себе какие-то, шортики, футболочки.

— Раньше тот, у кого было много новых шмоток, был крутой. Сейчас, если у тебя много модных вещей, — ты лох. Согласен?

— Мне не нравится то, что модно. У меня есть ощущение, что я свой стиль создаю. За стиль я готов топить.

Актриса Нина Батовская делится собственными секретами ответственного шопинга.

— Когда плохое настроение, я думаю: «Мне нечего надеть сегодня!». Однако стараюсь оценить эту мысль критически и понять: на самом деле есть что носить, а шопинг может быть бесконечным. Я могу удовлетворять прихоти походами в магазин за новой одеждой и обувью. Это может продолжаться вечно, но в какой-то момент надо просто осознать, что у меня все есть, и оно имеет приемлемый вид.

Потреблять бесконечно — это такая боль нашего общества. Мы потребляем, будто пытаемся заткнуть какую-то внутреннюю пустоту.

— Психологи говорят, так и есть. Что это способ снять невротизацию: бежать и все скупать. Немного отпускает на короткое время, но не решает проблему.

— Вообще ничего не решает. Например, я чем-то недовольна в личной жизни: «Мне грустно, пойду куплю новые серьги». Серьги купила, и на десять минут мне стало радостно, но проблема никуда не делась.

— На тебе сейчас то, в чем ты будешь играть?

— Да, все приобретено в секонд-хенде.

— У меня похожее пальто черного цвета, в котором я пришла, но оно не из секонда.

— Вот, собственно. Потребление — не лучший вариант решения личных проблем. И разумное потребление — только если объективно что-то нужно, идешь и покупаешь. А не просто скупаешь все, о чем блоггеры и инстаграм-инфлюенсеры написали.

В конце разговора Нина спрашивает, где я купила свое платье. Я отправляю ей в инстаграм ссылку.

Мы все умрем в 2054 году?

Действие в спектакле происходит в 2054 году. Экологические проблемы привели к Апокалипсису, планета стала почти непригодна для жизни, человечество стремительно вымирает. Насколько реален такой сценарий и что нас ожидает в будущем, размышляют артисты.

Исполнитель песен, прозвучавших в спектакле, и автор текстов Олег Каданов знает толк в антиутопиях. 

— В спектакле куча мусора превращается в существо и управляет людьми. Когда читала сценарий, показалось, что я что-то подобное наблюдала в твоем творчестве: не напрямую, а схожие образы.

— Антиутопические, апокалиптические образы — да, это еще из альбома «Оркестра Че» «Предчувствие нулевого года» вышло. Я думаю, любой мыслящий человек видит, куда все катится. Капиталистическое потребительское мировоззрение формирует не слишком радужные картинки. Несмотря на динамику, представляешь, что лет через 20 можем оказаться в тупике. Мы, кажется, какой-то необратимый путь начали: вот как у летчиков есть нулевая точка, точка невозврата. Я не буду утверждать, потому что не владею статистическими данными, но полагаю, что точка невозврата уже пройдена. Мы очень сильно засрали Землю.

— Чувствуется, что значительно теплее стало. Не этой осенью, а вообще.

— Это началось в начале нулевых. Страшная катастрофа в Мексиканском заливе, когда несколько недель не могли остановить нефть. И она настолько повлияла на Гольфстрим, что весь процесс антициклонов сместился. Это как круги на воде расходятся: мы ежегодно все сильнее чувствуем аномальные изменения погоды. Вряд ли это исправится, мы можем только замедлить разрушительные процессы.

Нина Батовская кутается в пальто из секонд-хенда, это ее сценический костюм.

— Действие спектакля происходит в 2054 году. Как думаешь: реально, что к тому времени мы можем погубить планету?

— Я не знаю, о таких вещах трудно говорить. Всегда есть черные лебеди: события, которые происходят неожиданно, но приводят к катастрофическим последствиям. Например, пандемия. Никто не мог подумать о таком, вероятность ее была очень низкой. Но она возникла, и теперь мы будем это все разгребать еще долго.

— Артем, в твоей «Альтернативе» всех губит зеленый газ. А я слышала, что сейчас есть реальная проблема: мелкодисперсная пыль, которую мы не видим, не ощущаем. Он проникает в легкие, в кровь, люди болеют и непонятно почему плохо себя чувствуют. Как ты полагаешь, это фантастический сценарий, что к 2054 году мы можем довести планету до катастрофы?

— Я делал исследование, когда готовился писать сценарий. Это не фантастика, а реальные прогнозы экспертов, экологов. Я нигде особо не преувеличивал. И тексты научного характера в спектакле основаны на реальных работах, документальных фильмах о перспективах нашей планеты. Ситуация на самом деле плачевная. Но по жанру это — фантастический спектакль, это наша фантазия на тему возможного коллапса.

Так что делать?

Татьяна Голубова рассказывает: в рамках проекта «Альтернатива» они проводили лекции об опасных отходах, о том, как правильно сортировать мусор, как повлиять на глобальное потепление.

— Было интересно не только с точки зрения художественной ценности, а реально узнать, как происходит взаимодействие человека с окружающей средой и как мы на нее влияем. Мы разделяем экологические ценности, хотя и не все сортируют мусор. Я, например, не сортирую, однако стараюсь минимизировать отходы.

— После этого спектакля взять третий за день кофе в одноразовом стакане уже не захочется.

— Да, я хочу себе купить чашку, бутылка у меня уже есть. Реально задумалась: ежедневно беру кофе, а эти стаканчики не перерабатываются. Когда люди их просто выбрасывают, не слишком замечают. А когда начинают сортировать отходы — понимают, как много мусора вокруг, и что-то можно не покупать.

Возвращаемся к разговору с Артемом Вусиком.

— Государства с высоким уровнем жизни активно работают над решением экологических проблем. Например, страны Скандинавии уже через 10 лет планируют полностью отказаться от угля и бензина. Мы же озабочены выживанием, наши первичные потребности не полностью удовлетворены, поэтому по показателям экологической эффективности мы где-то в конце списка. Насколько актуальна эта тема в Украине?

— Она актуальна для тех, кто этим интересуется. Мы проводили лекции на экологические темы, те, кто приходил их слушать — и так сортируют, и так все осознают, и поэтому они здесь. Лекции мы выкладываем еще в видеоформате, любой желающий может посмотреть.

Одна из целей спектакля — привлечь внимание как можно большего количества людей. Именно благодаря искусству можно ненавязчиво это сделать, без морализаторства, поучения и навязывания идеологии. Возможно, люди идут посмотреть фантастическую историю, а уходят с мыслью: действительно, почему бы не начать сортировать мусор, меньше покупать, выбирать осознанно. Приобретя вещи из секонд-хенда или устраивая SWAP-вечеринку, мы покупаем и берем, что нам нужно, не используя при этом человеческий ресурс или ресурс планеты.

Когда я углубился в эту историю, обнаружил много возможностей, как не потерять качество жизни, но при этом сохранить жизнеспособность Земли. Потому что с такими темпами потребления она быстро израсходуется. Население растет, потребление растет, количество компаний-производителей растет — нам требуется все больше, а планета одна. Поэтому эта история действительно с глубоким смыслом.

Артем Вусик отмечает, что у всех спектаклей театра «Нефть» есть социальная основа. Она может быть не слишком явной, но всегда есть. В «Гамлете» режиссер работал с гендерной темой. Там он легитимизировал инаковость в позиционировании пола человека, его небинарность.

Спектакль «Проститутка» довольно феминистичен. У главной героини есть выбор, как ей вести себя в патриархальном и дискриминационном обществе. И только если у тебя есть метафорические яйца, если ты прикинешься мужиком (там есть такой фантасмагорический переход) — лишь тогда с тобой начнут вести себя прилично.

— Просто иллюстрировать какие-то истории — мне не так интересно, как задевать и исследовать темы, звучащие в контексте современности.

— Твои герои за минуты до Апокалипсиса говорят о роли искусства в мире и в жизни. Ты через все представления немножко автобиографию проносишь?

— Для меня важна фигура творца. Здесь параллельно идут две темы: история творца, художника (художницы) — и линия нашей планеты, природы. Происходит соприкосновение с личной трагедией, с маленькой смертью творца — он перестает писать стихи. И тогда маленькая смерть наступает и на Земле. Трагедия одного человека может быть такой же масштабной, как и всей планеты.

ПОДПИШИТЕСЬ НА TELEGRAM-КАНАЛ НАКИПЕЛО

В случае массовых потасовок на улицах города мы вас оповестим

X