Протесты в Нью-Йорке. Фоторепортаж | Накипело
Лонгриды

Протесты в Нью-Йорке. Фоторепортаж

  • Zachary Lipez
  • Jammi York
  • 5 июня
  • 2713

Джейми Йорк (Jammi York), американский фотограф, который известен своими портретами звезд. Три года назад Джейми приехал в Харьков, а мы уже отсюда отправили его с нашими друзьями — волонтерами на восток Украины, в Донецкую область. Джейми решил поехать на передовую, как он сам говорил — увидеть своими глазами, что там происходит.

Красота фото Джейми в том, что он снимает на пленку. Эта, по мнению многих, ушедшая забава, обладает удивительным качеством — фиксировать уникальность и глубину момента. Возможно, это надумано, ведь еще каких-то 15 лет назад, все фото снимались именно так. Но когда ты смотришь на пленочные изображения и понимаешь, что все зависит только от человека, который именно в этот момент нажал на пуск, и он ждал именно его, и вычислял, и предвосхищал движения тех, кто попадает в кадр, и хотел подхватить именно их и именно в такой траектории... Это завораживает. А глядя на эти фото, которые Джейми сделал вчера по нашей просьбе во время протестов в Нью-Йорке, понимаешь, что именно так фиксируется смена эпох. 

Текст к своему репортажу для Накипело Джейми попросил написать своего друга, нью-йоркского писателя и фрилансера Захария Липеца (Zachary Lipez), который пишет для VICE, Washington Post и The Fader. И у нас немного дрожат коленки от имен, которые пишут и снимают именно для нас.

Мы публикуем текст в переводе и на языке оригинала.


25 мая возле гастронома в Миннеаполисе, штат Миннесота, был убит 46-летний афроамериканец по имени Джордж Флойд. Сотрудник гастронома, подозревая, что Флойд пытается передать поддельные 20 долларов, вызвал полицию.

Дерек Шовен вместе с офицерами Томасом Лейном, Тоу Тао и Дж. Александером Куэнгом прибыли и попытались арестовать мужчину. Во время ареста офицера Шовена сняла на видео 17-летняя Дарнелла Фрейзер: полицейский стоял коленом на шее Флойда в течение девяти минут, пока Флойд умолял о жизни («Я не могу дышать») и звал свою мать.

Последние три минуты Флойд уже не отзывался, но Шовен оставался в том же положении, давя на шею Джорджа Флойда. Двое других офицеров не сделали ничего, чтобы остановить его. Третий активно удерживал сторонних наблюдателей от вмешательства.

Так произошла трагедия, спровоцировавшая акции протеста в США.






Джордж Перри Флойд, участник когда-то популярной хьюстонской рэп-команды Screwed Up Click, в 2014 году переехал в Миннеаполис. Он работал на двух работах, водителем грузовика и охранником, для того чтобы содержать двух дочерей и взрослого сына в Техасе. Во время волны массовых увольнений из-за Covid-19 Флойд потерял работу, а еще переболел коронавирусом.

После распространения в социальных сетях видеозаписи убийства Джорджа Флойда начались акции протеста: сначала в Миннеаполисе 26 мая, а затем почти во всех крупных городах Соединенных Штатов. Протесты были изначально мирными (и в основной массе такими и остались), но также быстро вспыхнули беспорядки и грабежи.

 




Неизвестно, было ли насилие спровоцировано «сторонними агитаторами», правыми или левыми, «аполитическими» криминальных преступниками, антифашистским движением, членами задетых сообществ или самой полицией. Различные американские группировки теперь действуют в рамках своей реальности, в которой сложно найти точки соприкосновения.


Пресса и население едины в осуждении смерти Джорджа Флойда, хотя правые извращенно начали использовать Флойда как своего рода Мартина Лютера Кинга-младшего. Всем четырем офицерам, причастным к смерти Джорджа Флойда, предъявлено обвинение. Как сообщает The Washington Post, генеральный прокурор Миннесоты Кит Эллисон  объявил обвинение подозреваемым: «Дереку Човену ... предъявлено обвинение в убийстве второй степени, помимо обвинений в убийстве третьей степени, предъявленных на прошлой неделе, и Томаса Лейна, То Тао и Александра Куэнга, которые были уволены вместе с Шовеном после инцидента, обвиняются в совершении уголовного преступления, подстрекательстве к убийству второй степени и непредумышленному убийству второй степени. Их обвинения подразумевают те же приговоры, что и приговор Шовену, включая максимальный срок тюремного заключения сроком до 40 лет за убийство второй степени. Залог для всех четырех человек был установлен в размере 1 миллиона долларов».


Несмотря на аресты офицеров массовые протесты не утихают, поскольку нет системных реакций демократов или республиканцев на публичные смерти темнокожих американцев. Это может привести к многолетнему мирному протесту. И это хорошо понимают реформаторы и активисты за гражданские права. Вместо единоразового «акта справедливости» в отношении конкретных убийц Флойда, протестующие (и участники беспорядков, если не говорить о мародерах) призывают к массовым реформам всей системы правосудия. Они призывают демилитаризовать американские полицейские силы («войны», связанные с наркотиками, побуждали полицейские департаменты наращивать свои бюджеты) и сокращать бюджеты.  


В Нью-Йорке сила полицейских резко контрастирует с прогрессивным образом города. Полицейскому департаменту исторически разрешалось применять насилие и оставаться безнаказанным. 

Так, в 2014 году сотрудник полиции Эрик Панталео убил Эрика Гарнера. Это было снято на видео, но обвинения против Панталео не предъявлялись и он не был уволен вплоть до 2019 года.

За последнюю неделю на улицы Нью-Йорка вышли тысячи граждан разных этнических принадлежностей с плакатами и скандирующие «Нет справедливости — нет мира».  Тысячи протестующие, заблокированные на Манхэттенском мосту через три часа после комендантского часа (это первый комендантский час за 75 лет), спели хором Ludacris (хит 2001 года Move Bitch) в окружении силовиков.


В то время как президент Трамп угрожал введением военного положения и применил слезоточивый газ по улице от Белого дома (газ можно было сфотографировать, размахивая Библией), большинство должностных лиц разделились во мнении, как действовать дальше. Крупные медийные компании вместе с лояльными к Трампу политиками либо теми, что готовы согласиться на Джо Байдена, попытались показать больше мародерств и насилия, чтобы «затмить» мирный характер протестов. Но насилие уменьшается с увеличением количества протестующих.

Конечно, надежды мало, но остается вероятность того, что убийство Джорджа Флойда приведет к реальным системным изменениям.











On May 25th, outside a deli in Minneapolis, Minnesota, a forty-six year old black man named George Floyd was murdered. An employee of the deli, suspecting that Floyd was attempting to pass a fake $20, called the police. Derek Chauvin, along with officers Thomas Lane, Tou Thao and J. Alexander Kueng arrived and attempted to arrest George Floyd. In the course of the arrest, Officer Chauvin was caught on video (by 17-year old Darnella Frazier) kneeling on Floyd’s neck for nine minutes, as Floyd pleaded for his life and repeatedly claimed “I can’t breathe”  and called out for his mother. For the final three minutes, Floyd was non-responsive but Chauvin maintained his position, pressing into George Floyd’s neck. Two other officers did nothing to stop him. A third actively kept bystanders from intervening.

George Perry Floyd, who at one point had been in the popular Houston rap crew “Screwed Up Click” (most famous for its member DJ Screw), had moved to Minneapolis in 2014. He worked two jobs, truck driver and security guard, to support two daughters (with an adult son back in Texas). In the wave of mass layoffs that followed Covid-19, Floyd lost his job. Floyd also had the coronavirus, but he had survived that.

Following the wide social media dissemination of the video of George Floyd’s murder, protests broke out, first in Minneapolis on the 26th of May, then simultaneously spreading to almost every major city in the United States. The protests were initially peaceful (and largely have remained so) but rioting and looting quickly broke out as well. Whether the violence was instigated by “outside agitators” on the right or left, apolitical “career” criminals, antifa, members of the affected communities, or the police themselves, is near impossible to determine as the various American factions now operate within their own realities, with little room for common agreement of even the simplest verifiable “facts.” 

Despite the quibbling on details and response, the press and population has been uniform in condemning the death of George Floyd itself (though those on the right have perversely taken to using Floyd as some sort of Martin Luthor King Jr. proxy that protesters are somehow disrespecting by fighting for his justice). All four officers involved in the death of George Floyd have been charged. As announced by Minnesota Attorney General Keith Ellison and reported by The Washington Post, “Derek Chauvin... faces a charge of second-degree murder, in addition to the third-degree murder charge officials filed last week, and Thomas Lane, Tou Thao and J. Alexander Kueng, who were fired along with Chauvin in the wake of the incident, face charges of felony aiding and abetting second-degree murder and second-degree manslaughter. Their charges carry the same potential sentences as Chauvin’s, including a maximum 40-year prison sentence for second-degree murder. Bail for all four was set at $1 million.”

Despite the arrests of the officers responsible for the death of George Floyd, it is unlikely that the mass protests will abate. In the context of lack of systemic change, by Democrats or Republicans, in the face of years of highly publicized deaths of black bodies as a result of police violence, and in the face of years of peaceful protesting, it is widely seen by reformers and civil rights activists that sustained pressure must be applied. Rather than the balm of justice applied on the individual level of Floyd’s specific killers, the protesters (and rioters, if not the largely apolitical looters) are calling for mass reforms of the entire justice system. They are calling for the American police force to be demilitarized (the drug “wars” encouraged police departments to fatten their budgets by cosplaying actual war), for budgets to be slashed, and, this even from lifelong union supporters, for the police unions to be stripped of their bullying power. 

In New York, where your reporters are based, the power of the police union stands in stark contrast to the city’s progressive veneer. As seen with the 2014 murder of Eric Garner by police officer Eric Pantaleo, where, despite the murder also being filmed, no charges were filed against Pantaleo and he would not be fired until 2019, the police department has historically been allowed to enact violence with impunity. The result has been a week (and going) of thousands of ethnically diverse citizens taking to the streets in every borough holding signs and chanting “no justice no peace,” with a thousand protesters blocked in on the Manhattan Bridge, three hours after curfew (the first curfew in 75 years), chanting the chorus from the 2001 Ludacris hit “Move Bitch” at surrounding riot police. 

While President Trump has threatened martial law (and dispensed tear gas across the street from the White House so that he could be photographed waving a bible), most elected officials are divided on what course of action to take. The major media companies, in conjunction with a political class either loyal to Trump or willing to settle for Joe Biden, have attempted to frame the looting and violence as “overshadowing” the peaceful protests. But the violence decreases as the number of protesters increases. While history warns strongly against hope, there remains the possibility that the murder of George Floyd might result in actual systemic change. 

ПОДПИШИТЕСЬ НА TELEGRAM-КАНАЛ НАКИПЕЛО

В случае массовых потасовок на улицах города мы вас оповестим