«Поверніть мені офлайн», або Як карантин вплинув на роботу культурних та освітніх інституцій - Накипело
Лонгриды

«Поверніть мені офлайн», або Як карантин вплинув на роботу культурних та освітніх інституцій

  • Глеб Овчаренко
  • Фото: Pexels, «ЄрміловЦентр», Anna Shvets, Kultura Zvuka
  • 19 декабря 2020
  • 1681

Культурні та освітні інституції Харкова стикнулися з численними труднощами під час карантину. Розповідаємо, як вони відповідають на виклики пандемії, знаходять нові формати та мріють про повернення до старих добрих часів.

Театр «Прекрасные Цветы» 

Татьяна Голубова, директорка

Мы — независимый самофинансируемый театр. У нас нет постоянного зала, за аренду которого нужно платить, даже когда нет спектаклей. В этом смысле нам легче, чем другим. В то же время наш коллектив, в отличие от сотрудников государственных театров, не получает финансовую помощь. 

Мы работаем без спонсоров, а доход составляет исключительно показ спектаклей. Поэтому когда в марте объявили карантин, стало понятно: наших финансовых резервов хватит от силы на два месяца. В мае уже начали тратить собственные деньги на аренду гаража, где хранится реквизит.

Действие налоговых льгот продлилось два месяца (апрель и май), то есть ЕСВ мы платили независимо от активности. В противном случае получили бы штраф, потому что работаем через ФЛП.

«Проблемой остается отсутствие стратегии по выведению независимых культурных институций из карантина»

Последний спектакль перед карантином актеры сыграли 12 марта. 

Следующий выход на сцену состоялся в середине октября. Раньше мы проводили три-четыре спектакля в месяц. Наша команда, помимо актеров, состоит из дизайнеров, SMM-менеджеров, юристов, маркетологов, художественного руководителя. Они продолжают работать над проектом, даже если спектаклей нет. Выплаты команде отсрочили и сократили. Все отнеслись к этому с пониманием. Некоторые актеры, звукорежиссеры пошли работать на стройку, в службу доставки, потому что их профессиональные навыки перестали приносить доход.

Трудно планировать показы спектаклей, потому что в них сперва нужно вложиться (арендовать зал, запустить рекламу, сделать и напечатать афиши), а выступление в любой момент могут отменить из-за новых ограничений. Так мы отменили пять спектаклей за время карантина, потому что не понимали, на какую дату их перенести, чтобы они все-таки состоялись. Хотя уже потратили средства на продвижение и подготовку. 

Правила карантина ограничивают количество зрителей половиной зала. Так как стоимость аренды не снизилась, приходится повышать цены на билеты: поступив иначе, мы бы отыграли себе в убыток. Последние два спектакля показали, что люди готовы платить больше, чтобы посетить театр. 

Сейчас мы ограничиваемся одним спектаклем в месяц, чтобы не нести больших финансовых потерь. Нет уверенности, что завтра власти не остановят нашу деятельность. 

Мы ведем переговоры с Украинским культурным фондом по поводу гранта культурным институциям во время карантина. Грант поможет нам, но покроет лишь часть долгов, накопившихся за время локдауна. Проблемой остается отсутствие стратегии по выведению независимых культурных институций из карантина.

После окончания пандемии театр поедет на гастроли, на международные фестивали. До карантина мы часто ездили, но пока что об этом думать не приходится. Если говорить обо мне, то я куплю билеты на концерт и в театр, потому что соскучилась. 

Центр сучасного мистецтва «ЄрміловЦентр» 

Наталія Іванова, директорка 

 

«ЄрміловЦентр» — осередок сучасного мистецтва, основою діяльності якого є організація українських і міжнародних виставкових проєктів, популяризація сучасного мистецтва. Ми впроваджуємо освітні програми для культурних менеджерів та створюємо мистецькі резиденції.

Порівняно з нашими колегами, ми знаходимося не в надто скрутному стані, тому що Центр підпорядковується ХНУ імені В.Н. Каразіна. Ми маємо власне приміщення в будівлі університету та не сплачуємо оренду. Працівники отримують заробітну плату, їм не загрожує скорочення.

Перед початком карантину в березні відбулася виставка робіт Сергія Якименка. Через обмеження діяльності культурних установ нам довелося закривати її завчасно. Колектив і митця пригнічували такі обставини, адже всі довго працювали, щоби відвідувачі побачили виставку. Тож ми вирішили відзняти роботи та зробити матеріал доступним онлайн.

Я не прихильниця онлайн-виставок. Витвір мистецтва має бути показаний відвідувачу наживо, якщо митець або куратор не закладали концепцію онлайн-виставки як початковий формат проєкту. В іншому випадку відбувається підміна понять, вражень, які глядач міг би отримати, завітавши до виставкової зали. Однак у будь-якому проєкті все залежить від концепції. Тож якщо виникнуть ідеї цікавих онлайн-проєктів, ми, звісно, їх втілимо. 

Поки що я не можу навести приклади гідних українських віртуальних проєктів. Зробити якісну виставку онлайн складніше, ніж офлайн. Перед куратором постають додаткові технічні завдання, від яких залежить якість візуальної складової. Наші співробітники тільки вчаться це робити. Потрібен час, аби підлаштуватись під нові умови.

За період від березня до сьогодні були тимчасові послаблення карантинних обмежень, під час яких ми провели у просторі центру три виставки. Протягом квітня-травня проходила виставка сучасних українських митців у польському Торуні, яку ми організували. Я дуже хочу показати її в Харкові, але тільки в офлайн-режимі. До цього проєкту долучилися 26 митців. Монтаж деяких робіт дуже складний, і мені б не хотілося витратити час і сили на підготовку, а потім вимушено закрити простір для відвідування. Глядач має бути присутній і подивитись цю виставку наживо, тому ми краще зачекаємо.

Відсутність виставкових проєктів  — це катастрофа для центру. Без активної публічної діяльності ми зникаємо з інформаційного середовища. Карантинні обмеження також пригальмували програми мистецьких резиденцій. Сенс резиденцій полягає в міжкультурному обміні та створенні діалогу між представниками різних країн за допомогою мистецтва. Наразі художники, куратори та дослідники з інших країн не можуть завітати до Харкова, а українські митці — поїхати до резиденцій за кордон. Тому зараз працюємо на постковідне майбутнє. 

«Потрібен час, аби підлаштуватись під нові умови. Тому зараз працюємо на постковідне майбутнє»

На початку 2021 року ми плануємо відкриття онлайн-школи культурного менеджменту. Команда Центру розробляє курси й освітні програми, займається медіасупроводом. Ми подаємо грантові заявки на розробку та впровадження нових форматів, реалізацію нових проєктів. Формуємо команди, які будуть ними займатись.

Після завершення карантину зробимо виставку в «ЄрміловЦентрі», на яку нарешті запросимо відвідувачів. Сучасне мистецтво  — потужна платформа для комунікації та нових вражень, тому можливість спілкуватись за допомогою виставкових проєктів із глядачами та шанувальниками є головною. 

Немецко-украинский центр культуры и образования «Дом Нюрнберга» 

Светлана Чистякова, директорка «Дома Нюрнберга»

«Дом Нюрнберга» — это культурно-образовательный центр, партнер Goethe-Institut, продукт сотрудничества городов-побратимов Харькова и Нюрнберга. Мы обучаем немецкому языку на уровнях А1-С1.

После объявления карантина мы с преподавателями решили перейти в режим онлайн-учебы. Устраивали коллективные конференции и делились опытом использования новых цифровых инструментов, помогали друг другу. В результате все сотрудники освоили функционал Zoom и образовательную онлайн-платформу от Goethe-Institut. На платформе также зарегистрированы ученики. Через нее они получают задания, здесь же проходят тестирования.  

Повезло, что карантин застал нас в марте, а не в начале учебного года. Студенты уже хорошо знали преподавателей и методику обучения. В итоге мы не потеряли ни одной группы. Конечно, были и противники онлайн-формата, переставшие посещать языковые курсы, но таких было немного. В первую очередь, это пожилые люди, которые пользуются кнопочными телефонами. Они просто технически не готовы к учебе онлайн. 

Можно сомневаться в эффективности дистанционного образования, но количество учеников, успешно сдавших экзамен Goethe-Institut, не уменьшилось.

Мы переживали небольшие финансовые трудности летом, потому что из-за перехода на онлайн-формат снизили цену на курсы, чтобы не потерять студентов.

Осенью с послаблением карантинных ограничений мы перешли на смешанное обучение. Эта методика предусматривает и встречи преподавателей с учениками лицом к лицу, и онлайн-уроки. Были попытки ввести этот формат и до локдауна, но не было желающих. Так что карантин отчасти открыл новые возможности.

Теперь в Центре есть группы, которые учатся онлайн и офлайн. Их стало больше, но количество студентов сократилось с 16 до 10 и, соответственно, поднялась цена. Мы обустроили аудитории таким образом, чтобы расстояние между участниками курса равнялось требуемым 1,5 метрам. На входе всем меряют температуру. 

Конечно, некоторые студенты болеют или находятся на изоляции вместе с родными, уезжают домой, потому что в университетах сейчас дистанционное обучение. В таком случае, если группа учится офлайн, мы связываемся с ними через Zoom, и они присоединяются к остальным. 

«Так что карантин отчасти открыл новые возможности»

Карантин приостановил культурные проекты, которые обычно проходили в «Доме Нюрнберга». Однако сейчас мы периодически проводим разговорные клубы с носителями языка в Zoom.

Когда пандемия закончится, я буду очень рада и вздохну с облегчением. Наконец-то перестану бояться за своих коллег. Также мы снова увеличим количество участников в группах.

Формация Kultura Zvuka

Ольга Удовенко, диджей, завуч школы диджеинга, программер в клубе

Названию Kultura Zvuka уже более трех лет. Изначально это был магазин виниловых пластинок и Hi-Fi, Hi-End аппаратуры. Здесь проходили вечера прослушивания пластинок, музыканты играли лайвы и диджей-сеты. Мы также занимались организацией вечеринок YAMA. На базе магазина открылась школа диджеинга. Затем пришла идея создать клуб и, по совместительству, студию, что мы и сделали два года назад. Сегодня проект состоит из школы (в Харькове и Киеве), клуба, студии и магазина.

Во время карантина мы столкнулись с такой трудностью, что наша основная работа невозможна. В марте клуб закрылся. Но уже в первую неделю карантина мы сделали онлайн-вечеринку и продолжали выходить в эфир по выходным. Это позволило нам совершенствоваться в видеопродакшене, но стримы быстро приелись зрителям и становились все менее актуальными.

«Я не верю в тотальную интеграцию в онлайн. Так или иначе, посетители приходят в клуб за переживаниями, которые создают звук и люди. Это невозможно заменить онлайн-форматом»

На счет трансформации клубов под условия пандемии существует много мнений. Есть идеи проводить вечеринки в виртуальных пространствах, и мне нравится эта концепция, но я не верю в тотальную интеграцию в онлайн. Так или иначе, посетители приходят в клуб за переживаниями, которые создают звук и люди. Это невозможно заменить онлайн-форматом. Хотя для некоторых в онлайне больше внутренней свободы, потому что они боятся ходить в клубы, стесняются.

С приходом лета и ослаблением каранина мы работали в формате летнего бара на заднем дворе клуба. Это были дневные вечеринки на открытом воздухе, которые заканчивались до полуночи. Ближе к осени вечеринки переместились со двора обратно внутрь клуба, потому что мы соскучились по большому звуку, и стало холодать. 

С середины октября массовые мероприятия снова запрещены. Однако благодаря карантину появилось окно для других проектов, хоть мы и пропустили много классных дискотек, запланированных на это время в Харькове и в клубах других городов. 

 

В сентябре, например, мы запустили цикл лекций в пространстве клуба, говорили о культурологии, философии, медиа. Мы не привязываемся к музыкальной тематике, а пользуемся тем, что есть сообщество людей, которое нас слышит, и место, где мы можем говорить. Имея эти вводные, приглашаем интересных гостей. Еще мы открыли школу диджеинга в Киеве. 

Все стали менее мобильными, и это сплотило музыкальные сообщества внутри городов. На стримах Kultura Zvuka сыграло много диджеев, которые раньше здесь не выступали. Мы начали уделять больше внимания локальным артистам.

Мы интегрируемся в разные диджитал-проекты вроде Plan B или Jäger Music Awards, потому что проще собрать публику сообща. Карантин пронизан атмосферой единения. Появилось множество чатов локального и всеукраинского масштаба для представителей музыкальной среды, промоутеров. В них люди обмениваются информацией, поддерживают друг друга, устраивают акции протеста, как это было летом под зданием Кабмина.

Со временем вечеринки вернутся. Да, они вернутся другими — но они будут.

 

ПОДПИШИТЕСЬ НА TELEGRAM-КАНАЛ НАКИПЕЛО

В случае массовых потасовок на улицах города мы вас оповестим

X