Лонгриды

Одна из теней на сцене

За 15 минут до занятия в школу влетают шумные девчонки: хохочут, бегут наперегонки. На вид школьницам не больше десяти лет. Игры остаются позади, когда девочки заходят в балетный класс. Все серьезно, как в настоящем взрослом балете. «Стоим ровнее!». Иначе придется поставить на спину стакан с водой — с ним балансировать непросто. «Шея длинная!». Никто не хочет, чтоб тянули за хвостик, вытягивая голову.

Когда-то так же училась Татьяна Остроушко, ныне артистка балета Харьковского национального театра оперы и балета.

 

В четыре года мама отвела дочку в Харьковскую хореографическую школу. Семья не думала, что девочка дорастет до большой сцены. Артистка почти 13 лет танцует в кордебалете, иногда достаются и сольные партии, но чаще появляется в массовых сценах. Параллельно преподает в своей студии body ballet — комбинацию балета и фитнеса.

Чего в балете больше: спорта или искусства? Однозначно ответить сложно, размышляет Татьяна. Безусловно, это спорт, ведь хорошая физическая подготовка, растяжка и пластичность гарантируют успех в профессии.

«И диеты, и усиленные тренировки, и слезы — все это есть. Мы каждый день превозмогаем боль: с детства растяжки, терпение, стоя у станка. В балетном искусстве ни на секунду нельзя остановиться. Нужно постоянно поддерживать форму, следить за своей стройностью, гибкостью, уметь двигаться на сцене. Но в момент выхода на сцену, к зрителю, о всех трудностях и болях забываешь. Так шаг за шагом на балетном линолеуме под софитами рождается настоящее искусство», — рассказывает Татьяна Остроушко.

В труппе харьковского балета насчитывается 80 артистов. Танцоров достаточно, чтобы покрыть любой репертуар театра. Они появляются и в операх, где есть отдельный балетный акт. Среди парней профессия действительно не популярна, говорит наша собеседница. Отдел кадров постоянно ищет претендентов для мужских ролей.

Как в любом крупном коллективе здесь есть своя иерархия. Приходя в труппу, выпускник балетного училища становится артистом кордебалета первой или второй категории. Высшая категория присуждается тем, кто исполняет корифейские партии, мастерам сцены достаются ведущие роли в спектакле. На вершине — прима-балерины, танцующие сольные номера.

«Моя категория позволяет раскрыться и в характерных танцах, и в классических. И мне это нравится, потому что я могу показать себя в разных ипостасях. Иногда кайфую от массовости танца, когда я одна из теней на сцене, как кусочек одного пазла создаю зрителю общую картину».

Творческая работа не лишена профессионального выгорания. Репетиции шесть раз в неделю, дополнительные нагрузки в спортивном зале, здоровое питание — график не только физически, но и эмоционально выматывает.

На пенсию строго в 30 лет балерины уже давно не уходят. Рабочий стаж современных артистов иногда превышает 40 лет. Солисты танцуют дольше, ведь нагрузок у них меньше по сравнению с участниками кордебалета.

«Если хочешь быть топ-балериной, готовься пахать и доказывать свою значимость и индивидуальность изо дня в день, не сбавляя оборотов».

У Тани максимальный пик усталости совпал с декретом. За два с половиной года, проведенных дома с малышом, артистка не раз задавалась вопросом: а стоит ли продолжать танцевать дальше? Материнские хлопоты балерина совмещала с занятиями в собственной студии, раздумывала о преподавании… Но уйти со сцены не удалось. Теперь муж теннисист приводит ребенка на мамины выступления. Она же в отместку гоняется за неусидчивым сыном по детским площадкам — мальчик требует максимум внимания.

«Я никогда не хотела быть примой. Зная цену такой работы и то, что нужно положить всю свою жизнь на это, без остановок, без декрета… Лично для себя я такого не хочу. Не скрою, всегда приятно чувствовать отдачу публики, когда одна стоишь на сцене, кланяешься зрителям. Но в жизни, как мне кажется, должна быть душевная гавань. Для меня это моя семья».

ПОДПИШИТЕСЬ НА TELEGRAM-КАНАЛ НАКИПЕЛО

В случае массовых потасовок на улицах города мы вас оповестим