Небесная сотня: история бесстрашия

Дни с 18 по 20 февраля 2014 года стали одними из самых трагических в украинской истории.

Видео, на которых безоружные люди, прикрываясь деревянными щитами, противостоят вооруженным силовикам и падают под пулями снайперов, облетели и шокировали весь мир. Ко Дню Героев Небесной Сотни мы вспоминаем историю бесстрашия украинцев, которые погибли в борьбе за лучшее будущее для своей страны.

После того, как в ноябре 2013-го Виктор Янукович, который на тот момент являлся Президентом Украины, отказался подписывать Соглашение об Ассоциации с Европейским союзом, по всей стране начались акции протеста. Самая большая — на Майдане.

В ночь на 30 ноября произошли события, которые стали переломным моментом истории как Майдана, так и Украины: больше 2000 бойцов спецподразделения МВД «Беркут» около 4 утра окружили и жестоко избили митингующих. В следующие дни на киевский Майдан вышли почти миллион человек.

После этого периодически возникали стычки силовиков с протестующими, с обеих сторон были раненые, «Беркут» стрелял в евромайдановцев резиновыми пулями и закидывал светошумовыми гранатами. Но 21-22 января все изменилось — погибли первые евромайдановцы.

21-22 января все изменилось — погибли первые майдановцы.

В ночь с 20 на 21 января 2014 года Юрий Вербицкий, львовский сейсмолог, разносил чай для протестующих на улице Грушевского. Несмотря на то, что он был вне зоны столкновений майдановцев с «Беркутом», Юрий попал под обстрел. Одна из резиновых пуль повредила ему глаз.

Медики Майдана доставили Вербицкого в Дом профсоюзов, где тогда располагалась медслужба. Раненый глаз промыли, но поняли, что самостоятельно с травмой не справятся, поэтому активист Игорь Луценко повез Юрия в больницу.

21 января в офтальмологическое отделение Октябрьской больницы в Киеве ворвались 10 человек, скрутили и избили Игоря Луценко и Юрия Вербицкого, кинули на пол микроавтобуса, одели на головы мешки и увезли. Куртка и паспорт Юрия остались в больнице. Сначала активистов привезли в гараж № 247 на улице Оросительной, где избивали и держали несколько часов на железном полу, потом — в лес около села Гнидын под Киевом. В лесу похитители жестоко пытали Юрия и Игоря — палачей интересовало, кто финансирует Евромайдан, кто командует, адреса митингующих. Юрия Вербицкого били сильнее за то, что он был львовянином и разговаривал по-украински. Потом Луценко увезли в лес с мешком на голове, поставили на колени перед сосной и приказали молиться. Через некоторое время похитители ушли и Луценко чудом смог доползти до дороги.

22 января Юрия Вербицкого нашли местные лесники – он был мертв. На теле активиста были многочисленные гематомы, сломаны почти все ребра и левый локоть, перебиты ноги, руки и голова погибшего были перемотаны скотчем. По выводам судмедэкспертов причиной смерти стало переохлаждение.

«Він ходив по Майдану і закликав людей до миру, а його внутрішній спокій дратував тих нелюдів, які його катували. Його вбивали за те, що він львів'янин. Ми для них — вороги», — Роман Гловьяк, друг Юрия Вербицкого.

В честь Вербицкого во Львове назвали сквер и школу, в которой он учился. В Гнидыне, городке под Киевом, возле которого погиб Юрий, одна из улиц теперь носит его имя. Убийцы Юрия Вербицкого до сих пор не наказаны. 


20-летний Сергей Нигоян из с. Березнуватовка в Днепропетровской области приехал на Майдан тайком от родителей. 7 декабря 2013 года до Днепра его подвез односельчанин, а потом Сергей сел на поезд в Киев. Домой позвонил, уже стоя на Майдане. Его отец Гарегин  Нигоян попросил только об одном: беречь себя и не влазить в стычки с «Беркутом».

Майдановцы вспоминают, что Нигоян был простым, спокойным и улыбчивым парнем, дежурил каждую ночь в охране возле Лядских ворот и помогал на Мальтийской кухне. В начале января съездил на несколько дней домой. Родители умоляли его остаться, но Сергей Нигоян снова уехал в Киев.

«Пришел в штаб Евромайдана, сказал, что хочет помогать. «И не побоялся? — спросил я. — Один, без друзей, в чужом городе…» «Не надо бояться, — ответил Сережа. — Если мы сами не будем бороться за свои права, разве кто-то сделает это за нас?» – вспоминает художник Борис Егиазарян.

Во время боев на Грушевского Сергей помогал раненым майдановцам, отводил их к врачам. 21 января он в последний раз позвонил домой, успокаивал родных, говорил о том, что баррикады стоят и «Беркут» перестал стрелять.

Около 6 часов утра 22 января, когда между «Беркутом» и протестующими действовало перемирие, Сергей Нигоян погиб от трех огнестрельных ранений: в голову, шею и грудь.

В честь Нигояна назван проспект в Днепре, в его родном селе Герою Небесной Сотни установлен памятник. Убийцы Сергея Нигояна до сих пор не найдены.


Михаил Жизневский родился в белорусском городе Гомеле и переехал в Украину в 2005 году. На Евромайдане был с самого начала: входил в Самооборону, охранял палатки и собирал материалы для газеты «Соборна Київщина».

22 января около 9 утра во время отступления силовиков Жизневский стал у одного из автобусов, чтобы закрыть дыру, через которую «Беркут» стрелял по протестующим резиновыми пулями. Внезапно Михаил упал на спину, головой в сторону Украинского дома, в его щите была большая дыра.

До своего 26-летия Михаил не дожил 4 дня. Он умер от прямого попадания в сердце бронебойной пули, предназначенной для остановки транспорта. В милиции на следующий день заявили: таких пуль на вооружении подразделений МВД нет, а убийство Жизневского – это провокация, цель которой – эскалация конфликта и оправдание для применения оружия майдановцами.

Михаил Жизневский умер от прямого попадания в сердце бронебойной пули, предназначенной для остановки транспорта.

В честь Жизневского назвали улицу в городе Овруч Житомирской области и украино-белорусскую литературную премию, на улице Грушевского установлен мемориальный памятник Михаилу. Убийцы Михаила Жизневского до сих пор не найдены.


Роман Сенык из города Турка во Львовской области приезжал в Киев на Майдан трижды, входил в 29 Сотню Самообороны Майдана, охранял протестующих.

«Вперше я побачив Романа на Майдані з прапором у руках, на якому було написано «Турка». Ми його так і назвали: «Турківський прапороносець». Це була його єдина зброя», — Геннадий, сотник 29-й Сотни Самообороны Майдана.

21 января Роман купил билеты на поезд, чтобы через несколько дней снова отправиться домой. На следующее утро, закончив свое дежурство, он собирался идти отдыхать, но услышал, что «Беркут» перешел в атаку и снес одну из баррикад. Роман вернулся на передовую и стал защищать протестующих, которые пытались убежать от наступающих силовиков.

Роману Сеныку такая же пуля, как та, что убила Михаила Жизневского, пробила легкое и спину. Он потерял много крови, и по пути в больницу у него дважды останавливалось сердце. В тот же день больше 200 киевлян приехали, чтобы сдать кровь для Сеныка. Роман перенес несколько операций, ампутацию руки, но спасти его не удалось. 25 января 2014 года Роман Сенык, не приходя в сознание, умер.

В Турке установлена мемориальная доска в память о Романе. Убийцы Сеныка до сих пор не найдены.


После жестоких боев 21-22 января на несколько недель наступило перемирие. Майдан освободил несколько админзданий и частично разобрал баррикады, силовики покинули свои позиции в Украинском доме, оставив на крыше боевые патроны под автомат Калашникова. Николай Азаров подал в отставку с поста премьер-министра, а Верховная Рада частично амнистировала митингующих и должна была вернуть Конституцию Украины образца 2004 года.

18 февраля, когда в парламенте должны были рассматривать внесение изменений в Конституцию, протестующие без оружия отправились к зданию Верховной Рады. Там их атаковали водометами и газовыми гранатами силовики, а с фланга на майдановцев напали «титушки», которые кидали в толпу петарды, начиненные гвоздями. Одному из протестующих гранатой оторвало кисть руки. «Скорые» в этот день не выезжали за раненными.

Паника, тысячи людей побежали назад, но из-за узких ворот баррикады началась давка. Некоторые протестующие, спасаясь от «Беркута», перелазят через баррикады, часть из них бежит к метро «Крещатик» и просит работников метрополитена пустить их внутрь, но двери никто не открыл.

Протестующие, спасаясь от «Беркута», перелазят через баррикады, часть из них бежит к метро «Крещатик» и просит работников метрополитена пустить их внутрь, но двери никто не открыл.

Через несколько часов неподалеку от входа на станцию найдут тела двух майдановцев: 61-летней Антонины Дворянец из Броваров, которая погибла под дубинками донецкого «Беркута» и 53-летнего Зураба Хурция, у которого не выдержало сердце.

Самооборона Майдана не удерживает верхнюю баррикаду на Институтской и отступает. Силовики забрасывают Майдан коктейлями Молотова, чтобы поджечь палатки с теплой одеждой и дровами. Протестующие отступают на баррикады напротив Дома профсоюзов.

Позже евромайдановцы зажигают сотни покрышек – дым и огонь замедляют продвижение спецподразделений и отрядов Внутренних войск. Около 8 вечера силовики по громкоговорителям приказывают женщин и детей покинуть Майдан «в связи с проведением антитеррористической операции», и начинается новый штурм.

Около 8 вечера силовики по громкоговорителям приказывают женщин и детей покинуть Майдан «в связи с проведением антитеррористической операции», и начинается новый штурм.

Несколько БТР врезаются в баррикаду, за ними идут «беркутовцы», бойцы ВВ и «титушки», среди которых – бойцы харьковского клуба «Оплот». Протестующие поджигают одну бронемашину.

Майдан со стороны Институтской полностью охвачен огнем и дымом. Загорается Дом профсоюзов, протестующие пытаются эвакуировать оттуда людей, которые оказались заблокированы на 9 этаже. Спасти удается около 50 человек, двое погибли в пожаре.

25-летний Александр Клитинский, сдерживая наступление «Беркута», получил сквозные пулевые ранения обеих ног. Медики доставили его в Дом профсоюзов, и там он сгорел заживо, обездвиженный тяжелыми ранениями. Вместе с ним погиб и Алексей Трофимов, тело которого было позже обнаружено на верхних этажах.

Имена тех, кто поджег Дом профсоюзов, до сих пор не названы.

Бойцы спецподразделения «Сокол» бросают в протестующих уже не светошумовые, а осколочные гранаты. 19-летний Дмитрий Максимов, серебряный призер по дзюдо Дефлимпийских игр-2013, прикрывает своим телом раненых, ему отрывает взрывом руку и сильно травмирует тело, через 20 минут он умирает от потери крови. Свидетели взрыва говорят, что Дмитрий спас жизни десятку евромайдановцев. Убийца Дмитрия Максимова до сих пор не найден.

19-летний Дмитрий Максимов, призер по дзюдо Дефлимпийских игр-2013, прикрыл своим телом раненых и спас их от взрыва.


18 февраля журналист газеты «Вести» Вячеслав Веремий, раненный 19 января во время освещения противостояния на Грушевского, вышел на свой первый рабочий день после лечения. Он оставался в редакции до трех ночи 19 февраля и уже ехал домой, когда заметил «титушек» на углу Владимирской и Большой Житомирской и попробовал сфотографировать их из машины. Они напали на авто, избили Веремия с криками «Кого снимал? Зачем снимал?», после чего выстрелили в спину.

Сотрудники милиции, которые видели нападение, сделали вид, что ничего не замечают. Вячеслава забрала «скорая», он умер на операционном столе.

Милиционеры сделали вид, что не замечают, как «титушки» избивают журналиста. Вячеслав Веремий умер на операционном столе.

МВД озвучило имя предполагаемого убийцы — Джалал Алиев. Ровно через год после гибели Вячеслава Веремия Алиев позвонил в редакцию «Вестей» и сказал, что не убийца не он. Джалал Алиев, воевавший на стороне т. н. «ДНР», убит в Горловке в 2015 году.


19 февраля СБУ обьявила о том, что антитеррористическая операция проводится по всей стране, дороги в Киев перекрыли силовики. Киевляне пешком идут в центр города на помощь протестующим. Среди майдановцев несколько сотен тяжелораненых, «титушки» под прикрытием милиции громят машины «скорых», доставлявшие активистов в больницы. На Майдане пожарные и митингующие пытаются потушить Дом профсоюзов.

Во время стычек на Институтской ранят 83-летнего Ивана Наконечного, бывшего офицера ВМС, который был на Майдане с момента разгона студентов. Родственники уговаривали его не участвовать в протестах, но в ответ он говорил, что давал присягу защищать свой народ. Его избивают неизвестные, и 7 марта 2014 года Иван умирает в больнице от полученных травм, так и не выйдя из комы. Его сын, живущий в России, отказывается приезжать на похороны, потому что боится «бандеровцев». Убийцы Ивана Наконечного до сих пор не найдены.

Живущий в России сын Героя Небесной сотни Ивана Наконечного отказывается приезжать на похороны своего отца, потому что боится «бандеровцев».


Утром 20 февраля протестующие переходят в наступление, захватывают здания Минагрополитики, Октябрьский дворец и Украинский дом. Силовики на Институтской стреляют по майдановцам боевыми патронами, на крышах отелей «Козацкий» и «Украина» – снайперы, открывающие по евромайдановцам прицельный огонь на поражение.

Назарий Войтович приехал на Майдан около 8 утра 20 февраля. В 10 утра ему позвонила его мама, но трубку вместо Назария взяла медик-волонтер Юлия Вотчер, которая сообщила о том, что Назарий был убит на Институтской. Снайперская пуля попала ему в лицо и вышла через позвоночник, он умер мгновенно.

20 февраля 2014 Назарию Войтовичу было 17 лет, его убийца до сих пор не найден.

В 9:13 около Октябрьского дворца умер 28-летний преподаватель Украинского католического университета Богдан Сольчаник. Пуля снайпера попала в него в 9:07, он смог пройти еще почти 30 метров и упал.

Убийца Богдана Сольчаника до сих пор не найден.


Три харьковчанина были смертельно ранены на Институтской 20 февраля.

Три харьковчанина были смертельно ранены на Институтской 20 февраля.  47-летний Юрий Паращук, без щита и жилета оттаскивавший раненых с Институтской, погиб первым – пуля снайпера попала ему в затылок. Его убийца до сих пор не найден.

Евгений Котляр выносил раненных протестующих в гостиницу «Украина» и прикрывал металлическим щитом других майдановцев. В 9:55 20 февраля был ранен в бедро навылет, снайпер добил его выстрелом в шею. Ему оказали первую помощь в гостинице Украина, умер от полученных ран в машине «скорой». Его убийца до сих пор не найден.


22-летний Влад Зубенко был ранен в живот пулей от АК-74 калибра 5.45, когда он прикрывал щитом и своим телом другого раненого. Пуля зацепила печень, легкое, почку и нервные окончания позвоночника, пробила диафрагму. Влада эвакуировали в больницу. Он боролся за жизнь 8 дней, приходил в сознание, успел услышать, что Янукович сбежал из страны. 28 февраля 2014 года в 16:45 его сердце остановилось. Убийца Влада до сих пор не найден.


За время Революции Достоинства погибло 105 активистов Майдана, без вести пропало — 47, точное количество раненых неизвестно.
За эти преступления никто до сих не понес наказания, часть подозреваемых покинула территорию Украины.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

опубликовано

20 февраля 2017

текст

Виктор Пичугин

фото

Максим Роменский

просмотров

2478

поделиться

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: