Лонгриды

Город и Человек: нащупать разорванную связь

  • Анастасия Словинская
  • sova.news
  • 23 марта
  • 1515

Харьковская медиагруппа Накипело и тбилиское издание SOVA подготовили совместный проект о декоммунизации в Грузии и Украине и изменениях в городском пространстве Харькова и Тбилиси. Вашему вниманию первый материал из этой серии.  

PLAN B Алины Ханбабаевой

«Молодой, бурлящий и мультикультурный», – говорит Алина Ханбабаева, когда я прошу ее назвать три слова-ассоциации, возникающие при упоминании Харькова. Немного подумав, она добавляет еще одно: «Любимый».

Алина – куратор культурных проектов и директор фестиваля социальных инноваций и новой музыки PLAN B. Само название этого фестиваля недвусмысленно дает понять: изначально был и какой-то другой план, но, судя по всему, в какой-то момент что-то пошло не так.

Советская власть катком проехалась по Харькову, – Алина Ханбабаева, директорка фестиваля PLAN B.

Ввиду того, что в Харькове практически нет больших концертных площадок, Алина и ее команда, организовывавшая ивенты, искали локации, которые могли бы их заменить. Оказалось, что функцию таких площадок могут выполнить и кафе-мороженое «Кристалл», открывшееся еще в 60-х, и здание Старого цирка – оно, к слову, действительно очень старое, постройка первой декады XX века, и кулуар оперного театра, на деле – помещение непосредственно под театром. Уже после того, как в кулуаре прошел PLAN B, администрация театра тоже начала использовать его для различных мероприятий. Алина убеждена, что их подход помогает людям по-новому взглянуть на привычные вещи.

Мы в какой-то момент поняли, что культура, искусство, какие-то культурные акции, фестивали – это очень классный инструмент для привлечения внимания к социально важным вопросам и проблемам. Наверное, это тоже началось достаточно давно. Мы сделали первый фестиваль в Старом цирке. Это самый старый цирк в Украине, и до недавнего времени он работал. Там очень классное интересное здание, очень мало кто из харьковчан знал о том, что у нас такое есть. Когда мы выбирали локацию для фестиваля, мы хотели привлечь внимание к проблеме этого места, – Алина Ханбабаева, директорка фестиваля PLAN B.

По признанию Алины, на какой-то момент это действительно получилось, «но, к сожалению, ненадолго». «Мне кажется, что это на самом деле хорошая возможность пересмотреть отношение к пространству, пересмотреть отношение к происходящему, применить какой-то интересный подход», - считает она.

Иногда, впрочем, такие проекты помогают решать задачи и посложней. Вообще, так часто бывает, говорит Алина: ты что-то делаешь и только потом начинаешь вникать в суть вещей, осознавать, для чего именно это было нужно и почему именно тогда.

Мы когда делали еще День музыки, в тот момент только началась война (вооруженный конфликт в Донбассе, - прим. ред.). Поначалу нам было не очень понятно, насколько это этично вообще – у нас в стране идет война, а мы тут песни поем посреди города. Но потом мы поняли, что это инструмент для поддержания жизни в стране, это инструмент, чтобы открыть город для людей. Все из такого достаточно прозаичного и утилитарного получилось, – Алина Ханбабаева, директор фестиваля PLAN B.

Вопреки общепринятому мнению, что Харьков – серый, холодный и скучный город, Алина считает, что это не так, и пытается доказывать свою правоту. Имидж Харькова во многом навязан стереотипами отчасти и самими харьковчанами, которые по большей части не привыкли относиться к этому городу, как своему дому.

Директор фестиваля настаивает: нужно как-то переосмыслить прошлое и настоящее, использовать то, что уже есть, и брать из этого лучшее.

Алина Ханбабаева, директор фестиваля PLAN B

Советская власть катком проехалась по Харькову. Это очень сложная история, но, с другой стороны, если от этого осталось что-то хорошее, почему бы это не использовать? На самом деле, мне кажется, очень классно соединять людей – у нас тут очень разорваны связи, в том числе и благодаря советской истории, между человеком и человеком, человеком и местом. Очень часто люди не чувствуют, что этот город – их, что они вправе здесь на что-то влиять, что-то менять, относиться к каким-то местам, помещению, как к своему, – Алина Ханбабаева, директор фестиваля PLAN B.

Ревковский и Рачинский: исследуя память

С Андреем Рачинским и Даниилом Ревковским мы встречаемся в месте, которое называется «Барин».
Малиновые стены, зелено-желтый витраж, легко узнаваемые советские стулья, неожиданно – пианино, а на нем массивная вычурная ваза в стиле «дорого-богато». Понять, куда именно ты попал, сложно: то ли действительно типичное советское пространство, отшлифованное естественной декоммунизацией, то ли дизайнерское решение, продиктованное трендовыми элементами советской эстетики. «И все-таки первое», - понимаешь, когда внезапно менеджер/официантка заведения просит покинуть его, поскольку предмет разговора, записываемый на камеру, начинает казаться ей подозрительным.

То, чем занимаются Рачинский и Ревковский, – своего рода балансирование на грани реальности и искусства. Практически все, созданные ими арт-проекты – инсталляции, фильмы и др. – инспирированы советским прошлым и его отголосками.

Один из последних проектов художников – фильм о декоммунизации, построенный на документальных видеоматериалах, посредством которых Рачинский и Ревковский пытаются проследить путь от настоящего времени к началу 90-х. Кадры, собранные в фильме, показывают самые разные моменты новейшей истории Украины и демонстрируют ее ход через призму локальных событий и участвовавших в них простых людей.

Отдать на съедение времени?

Все диалоги, которые слышны в фильме, Ревковский и Рачинский переозвучили, и это придает легкое ощущение абсурдности происходящему на экране. Голосами Андрея и Даниила говорят и генерал советской армии, и праворадикалы, требующие от него снять парадную форму, и даже дети, которые тоже невольно становятся участниками всех этих процессов. Война надписей на стенах городов, снос памятников, ставшие уже традиционными стычки на 9 мая – события в фильме движутся в обратном направлении от 2018-го к 90-м, демонстрируя механизм работы политики разъединения.

Андрей и Даниил считают, что история нуждается в исследовании: хотят, чтобы в Харькове было создано некое пространство, куда можно было бы поместить памятники, проводить там экскурсии, рассказывать о советском режиме. В том, что для такого центра легко можно найти пространство, – у художников сомнений нет. Свободного пространства в Харькове неприлично много. И чем его наполнять, однозначно сказать сложно.

 

Город настолько большой и настолько обширны территории объектов… очень сложно представить, как он изменится через лет 10-15. У нас, например, есть линия «Московский проспект» – это линия заводов-гигантов, которые производили в Советском Союзе тяжелое машиностроение. Там ангары высотой с 5-этажный дом, шириной с полрайона Харькова. Это по-настоящему огромные строения. И как их наполнять – сказать очень сложно, потому что это колоссальная вещь. Скорее всего это может застраиваться в новые жилые районы, или использоваться под какие-то арт-центры. Но, возможно, в городе просто нет такого количества масштабных событий, чтобы они покрыли все объекты. Был завод «Серп и молот», который изготовлял для танков дизельные двигатели. На нем работал писатель Эдуард Лимонов, и этот завод уничтожили под корень. Там образовался пустырь, и его просто сравняли с землей. С некоторыми пространствами уже работают. Я вижу, что это такой бесконечный процесс. Мне самому интересно, как он будет развиваться, – Даниил Ревковский, художник.

 

Простаивающие предприятия, советская эстетика мозаичных панно, автобусных станций и других объектов архитектуры, сегодня по большей части лишенных функции, но от этого не потерявших перспективы стать чем-то нужным в будущем… Нельзя все это просто отдать на съедение времени, считает Рачинский.

Мне кажется, не стоит оглядываться и называть это какими-то критериями, вешать ярлыки – советское это или не советское… Нужно смотреть на функционал и, если он позволяет, использовать этот объект.

Андрей Рачинский
Художник

(Арт)завод: перерождение

Одним из объектов, которые, находясь на пути к разрушению, смогли начать новую жизнь, – «Арт-завод Механика. Иная земля». Это мультифункционально пространство возникло на месте паровозостроительного завода постройки XIX века.

Директор и основатель харьковской «Механики» – Сергей Пилюгин, как он говорит, ребенок этого места. Завод им. Малышева, на территории которого расположены и цеха бывшего паровозостроительного завода, в свое время нуждался в огромном количестве рабочей силы. Поэтому сюда из близлежащих деревень стекались люди, им выдавали жилье, там же образовывались семьи. Сергей родился в такой семье.

Сергей Пилюгин, Директор и основатель «Механики»

Мы занимались разными креативными штуками – делали концерты в нестандартных местах – на крышах, в бомбоубежищах, в театрах, в цирках – во всевозможных интересных местах. А потом появилась идея своего «дома». Полноценного, большого, с перспективой развития, недалеко от центра – собственно говоря, само вырисовалось это место, – Сергей Пилюгин, директор и основатель «Механики».

«Перерождение» заброшенного завода началось в 2016 году. Создатель «Механики» постарался сохранить эстетику и аутентичность пространства, «законсервировать» его: при восстановительных работах использовались элементы производства – часть «внутренностей» настоящего завода все еще остается здесь. Пространство в 20 тысяч квадратных метров поделено на несколько зон. Часть занимают арендаторы – это различные студии, школы, мастерские, а остальная площадь работает как ивент-площадка.
Когда задние превращается в архитектурный памятник,

Когда здание превращается в архитектурный памятник, это уже искусство

При этом, как говорит Сергей, вся площадь «Механики» составляет примерно 1% от общей территории завода им. Малышева. Огромное пространство, которое за один день пешком не обойти, сейчас работает лишь частично. Большая часть находится на стадии отмирания.

Таких мест в Харькове, который на протяжении десятилетий был ведущим промышленным городом, очень много. В том, что далеко не за каждый из них «жизнеспособен», основатель «Механики» не сомневается. Но есть советские памятники, имеющие огромный потенциал перерождения: одни можно преобразовать в жилые комплексы и коммерческие пространства, в то время как другие – просто «отпустить».

Это как с кустом розы, объясняет Сергей: его нужно подрезать, и тогда вместо трех маленьких роз вырастет одна большая.

ПОДПИШИТЕСЬ НА TELEGRAM-КАНАЛ НАКИПЕЛО

В случае массовых потасовок на улицах города мы вас оповестим