Автостопом по Беларуси: люди, настроения, странности

Когда по дороге в Брест я встретила белорусскую милицию с очень недоброжелательными лицами, подумала так: «Все, на этом мой автостоп заканчивается. Привет, комната КГБ и допрос с пристрастием». Но я верила: заведомо удачная поездка не может оборваться где-то посреди поля.

50% успеха — попутчик

Задолго до путешествия я тщательно выбирала попутчика. Не все друзья и знакомые радо откликаются ехать в «постсовок» попутками да еще и в мороз. Поэтому дала клич в украинском сообществе автостоперов. Отписали многие, в основном парни, в основном не в себе: кто-то не стал церемониться, мол, давай хоть завтра погнали в Беларусь; некоторые расписывали, что всю жизнь мечтали туда попасть, но не с кем было, а тут я; кто-то просто отвечал, что не против начать новый год с очередного путешествия и даже меня спрашивал, почему хочу съездить именно в эту страну. Последний вариант показался самым адекватным. Итак, неделя переписки и обдумывания маршрута, и я уже сижу в киевской кафешке в ожидании своего попутчика — Дмитрия из Тернополя. Человек с хорошей визовой историей и большим опытом автостопа. Подходит.

Киев — Бровары — Чернигов

Пока не очутилась на международной трассе М-01, не замечала, что в 7 утра настолько темно. В паре километров от метро «Лесная», за мостом в сторону Броваров есть отличная точка для стопа в Минск. Это прямая трасса в Чернигов, откуда до границы около двух часов езды. Как говорит Дима, в автостопе главное — «распечатать», а дальше само пойдет. Первые 15 минут простоя, и уже подмерз вытянутый большой палец. На просьбу парня остановиться никто не откликается, так что подхожу к дороге я. До контрольно-пропускного пункта нас подвезло пять машин, из них одна фура. Большинство ехали по пути из Киева домой — в ближайшие села.

В автостопе главное — «распечатать», а дальше само пойдет.

Обычно, мне попадались разговорчивые водители, но на этот раз все расспросы ограничились вялыми «А вы всегда так путешествуете? Гопстопом, да? Ну, вы и погоду выбрали. Сидели бы дома». Во время таких поездок как никогда лучше узнаешь, чем реально живет народ, кому чего не хватает, кто кого бесит, кто о чем мечтает. Так, нам попался за рулем частный предприниматель. Мужчина пожаловался на новый завышенный налог для предпринимателей, говорит, не знает, как теперь будет выживать с семьей. «От скажіть, як можна прожити на пенсію 1200? І тут ще цей налог. Так ладно налог. Тільки я не понімаю, зачєм його піднімати в три рази!».

Недолгая, но колоритная поездка прошла в компании абхазов. Громкая музыка, прокуренный салон автомобиля. «Это машина не наша, так что быстро ехать не будем». Ну, спасибо на этом. Заговорили про снегопад у нас и на их родине. Дима поделился опытом поездки в Грузию, а восточные мужчины добавили, что грузинов не любят. «Нет, конечно, есть среди них и нормальные люди. Например, жена моя», — засмеялся водитель. С веселой компанией пришлось расстаться. Высадили они нас в живописном жутко ветреном месте. Ближайшие села отдалены на несколько километров. Перед нами — пустая заснеженная дорога, колючий снег в лицо. Трафик машин сводится к нулю. В этом месте мы простояли около 40 минут, пока нас не подобрал мужчина из Чернигова. Как окажется позже, -5 это не предел для моего организма.

В области нас ждал еще один простой. Имя ему — село Репки. Часто автостоперы застревают здесь, потому что большинство машин до границы не везет, а заезжает в этот крупный по сравнению с другими населенный пункт. Развлекались как могли: пританцовывая, ловили машины, пили закарпатский чай из термоса, играли и фоткались с приблудившейся собакой. Наконец нас подобрал водитель фуры и увез до самой границы, где КПП мы должны были пройти пешком.

Пританцовывая, ловили машины, пили закарпатский чай и фоткались с собакой.

В прошлом году я так же зимой добиралась в Беларусь, но тогда после допроса в комнате КГБ меня по формальной причине (отсутствие достаточного количества денег для пребывания в РБ) отправили домой. По словам пограничников, в день белорус располагает 100 долларами. Белорус. 100 долларами. В Беларуси. Серьезно? Еще тогда меня посмешил этот факт, но спорить с «зелеными» было бесполезно. На этот раз я решила свести наш разговор с пограничниками до слов «Здравствуйте — До свидания». Единственное, что напрягало — пристальное вглядывание в мое лицо и сравнивание фото в загранпаспорте. Было чувство, будто пограничник всеми силами пытается узреть во мне что-то подозрительное. Попутчика моего пропустили без вопросов. За секунду до того, как поставить печать в моем паспорте, пограничник выдавил из себя немного язвительное: — Цель поездки? — Едем в гости в Минск к другу на Рождество. Город хотим посмотреть... — В такой мороз? — Да. — Ну, проходите.

Кстати, кодовая фраза в этом диалоге «едем к другу». При пересечении границы лучше всего обезопасить себя такой формулировкой, ведь белорусской пограничной службе принципиально важно, чтобы вы жили у кого-то из местных, чтобы кто-то нес за вас ответственность в случае непредвиденной ситуации.

Гомель и штраф за катание на горках

Первая неожиданность от пребывания в Беларуси — туалет с кодовым замком. Есть не во всех кафетериях, преимущественно на вокзалах. Справить нужду бесплатно не выйдет — придется сделать заказ. Именно в чеке указан код для разблокировки входа.

Замечено: на всех площадях, по которым удалось погулять в Гомеле, стоят новогодние елки. Иллюминации по городу тоже хватает, даже, забегая вперед, больше, чем в Минске.

Благодаря нашему хосту Максиму (человек, который бесплатно принял нас у себя дома) нам удалось посмотреть на вечерний Гомель с высоты 13 этажей.

Гомель с высоты 13 этажа.

Парень — обычный белорусский студент, руфер (лазает по крышам высоток), был на Майдане в Киеве и до сих пор часто катается автостопом в нашу столицу и Чернигов. Оказалось, с друзьями он когда-то забрался на местное правительственное здание ранним утром и повесил на его шпиле флаг Украины. Все происходило быстро — ради одного фото с таким моментом. Максим говорит, что на этот риск он шел обдуманно, что для него с ребятами важно так поддержать нашу страну. К счастью, милиция их не словила. Хотя здесь понятно, за что могут поймать, а вот почему в городском парке правоохранители могут задержать за катание по скользким горкам — для нас осталось загадкой. Согласно табличкам в парке, за подобное нарушение порядка светит штраф — от 10 до 20 белорусских рублей (140-280 гривен).

Минск и первое рождество белоруса

Чтобы не тратить время в Гомеле, центр которого мы обошли за вечер, вместе с попутчиком мы решили быстро доехать к нашей основной цели — в Минск — на поезде. Сидячий экспресс, на который мы успели за 5 минут до отправления, обошелся нам в четыре с половиной рубля. Выйдя из помещения вокзала, мы поняли, что такое -25. МИНУС ДВАДЦАТЬ ПЯТЬ, ребята. Ближайшие два дня нас ожидала погода в лучших традициях поэзии: мороз и солнце. Но это не помешало нам посмотреть на знаменитую Национальную библиотеку Беларуси в виде ромбокубооктаэдра высотой более 70 метров, сравнить Минск с очень похожим на него Харьковом и пробежаться по присыпанному снегом лесу около Минского моря.

Мороз, солнце и Минское море.

Местный хост, фотограф и по совместительству изготовитель мебели, Евгений провел с нами рождественские выходные и впервые в жизни увидел, как делается кутья — одно из двенадцати традиционных блюд рождественского стола. Белорус признался, этот праздник у них не отмечается, точнее, кто хочет — отмечает, а так — Новый год привычней. А еще привычным для парня стало ездить в общественном транспорте «зайцем». «У нас закупают отечественные троллейбусы, сборка которых подорожала. Соответственно, выросла стоимость проезда (55 копеек — разовая поездка в троллейбусе — ред.) Не вижу смысла платить за это», — считает минчанин.

Подобным образом он отзывается и об отечественных производителях. «Нас массово пересаживают на белорусские компании по производству холодильников, телевизоров, но стоят они как Samsung, например. При этом, сами чиновники отечественное себе не покупают. Так почему я должен это делать?».

Спальные районы Минска напомнили Харьков.

Гуляя в центре, Евгений показал нам старый Минск — сохранившееся со времен основания города дома. С лицевой стороны улицы фасады выглядят хорошо, видна свежая реставрация. Но стоит пройти вглубь улицы, свернуть за угол, как оказывается, что ремонт коснулся только фасадов. Во дворах здания выглядят плачевно.

С наступлением темноты в столице загорается не только новогодняя иллюминация, но и казино. Местный житель не удивляется: «Что здесь такого? У нас это открыто».

К сожалению, здешние морозы выдерживают не все — попутчик мой решил погреться в квартире нашего минского друга еще несколько дней. Повезло, что за время ночевок я познакомилась с девушками-автостоперами — Ирой из Сум и Машей из Днепра. Украинки тоже впервые попали в Беларусь. Сговорились и поехали вместе на Запад.

Путешествие продолжила с новыми попутчиками.

Брест и «зомбированные украинцы»

Здесь хочется вспомнить о людях, о немного странных людях. Дорога из Минска в Брест была непростой: перемещение из -24 в -16 прошло за 4,5 часа. Среди около десятка автомобилистов запомнился один мужчина. Сели, рассказали, что путешествуем, Беларусь нравится и т.д. — А как там у вас обстановка на Украине? — ...Более менее, как-то живем. Трудно, но живем... Война. — Вот я поражаюсь, конечно, какие у вас там зомбированные люди. Нет, мне Украина нравится, красивая страна, мы к вам ездим, у вас еда дешевле, одежда... Люди у вас хорошие, но вас по-человечески жалко. Просто жалко. Нет, нам тоже не всегда правду говорят, пропаганда есть везде у журналистов, но врут же вам, — поражается водитель. В машине наступила тишина. Здесь мы дружно сообразили: лучше не продолжать, а то не доедем. Сделали вид «спасибо за беспокойство» и молчали, пока он не высадил нас на следующей точке стопа.

Ехали мы по автодороге Е30 — это единственный путь по нашему маршруту. Но высадили нас, оказывается, в неположенном месте, о чем мы не догадывались. Как узнали? Очень просто — от милиции. Идем по обочине и на ходу стопим. Оборачиваемся — машин нет, еще раз — машины сворачивают в другую сторону. Обернулись еще раз — за нами «хвост», ребята. — Застопим ментов? — Не думаю.

Здесь, скорее, они нас. Идем прямо и не оборачиваемся. Боковым зрением замечаю, что машина сравнялась с нами, тормозит. Далее упитанный краснощекий милиционер выходит к нам. «Чего ходим здесь? Документы есть?». Даем паспорта, мужчина рассматривает документы, вижу, что второй милиционер, водитель, любопытно всматривается в нас с недовольным лицом, смотрим прямо в глаза. «Значит так, девочки, здесь ходить пешеходам запрещено. Знак не видели? Быстро останавливайте кого-то и уезжайте», — возвращая паспорта, настойчиво посоветовал правоохранитель. Намек понят.

Самое приятное в автостопе — поймать машину в конечное место путешествия. Так и произошло под вечер с водителем из Бреста. Похвалил нас с девчонками, что решились на поездку, что не боимся и настроены оптимистично. И подобный отклик я слышала от всех без исключения водителей. От них же самый частный вопрос «Вы украинский язык знаете?». Конечно, отвечали утвердительно. Это местных поражает больше всего, ведь беларускую мову на ее родине, как ни странно, стали забывать. Несмотря на то, что в стране действует два государственных языка, белорусский язык используется только во время официозных событий. В быту им не пользуются, хотя обучение в школах и вузах проходит на белорусском.

Быстро посмотрев Брестскую крепость (все-таки долгая дорога, устали, подмерзли), успела заметить ресторан на территории мемориала. Мне с попутчицами показалось это странным и грустным. Поесть мясо на поле боя — так себе вариант.

На этот раз мы остановились у заядлого путешественника Константина Воронина в доме, построенном еще поляками в 20-30-х годах прошлого века. Что снаружи, что внутри — будто музей. Картины, иконы, ковры, советская библиотека, похоже, с полным собранием сочинений Ленина, бронзовые статуэтки и фарфоровая посуда — у хозяев явно хороший вкус на антиквариат. Рядом со старинным особняком — местный отдел КГБ. К слову, еще в Минске мы узнали, что фотографироваться на фоне правительственных зданий запрещено. Всюду камеры, охрана, милиция. Кого заметят, того ждет беседа в воспитательных целях. Мне повезло заснять белорусскую Думу без проблем.

Мне повезло заснять белорусскую Думу без проблем.

И еще о странных людях

О странных людях напоследок. Выходя из супермаркета с белорусскими гостинцами прямиком к выезду из Бреста, нас остановил местный житель. Увидел большие рюкзаки, поинтересовался, не в поход ли мы, часом, идем. — Домой едем, в Украину. — В Украину? — Да. — Слушайте, девчата, а какие у вас политические взгляды. — Умеренные (хором). Затем последовали «познавательные» уроки истории от белоруса с украинскими корнями («У меня бабка из Украины была») о том, что страны Украины вообще нет, что территории давно поделены между соседними государствами, а Восток через пару лет точно отойдет к России. На наши аргументы, что со временем Украина стала независимым суверенным государством, брестчанин не переставал повторять: «Да нет такой страны. Вы даже название подумайте, какое. Ук-рАина. И вот ваша БуковИна (с трудностью выговорил наш собеседник), она чья? Украинская что-ли? Ха! А Донбасс это исконно русская земля всегда была... Вот даже вы мне отвечает со своим «Гэ», а это же русская буква всегда была...», — рассказ длился минут 10 в таком духе, перебивая наши попытки закончить эту тему и попрощаться на добром слове. Увиливая от мужчины, пожелали ему удачи в его исторических разведках и пошли стопить в сторону Ковеля-Львова. «Вы хорошие девчата. Удачи вам в пути!».

Хорошо все, что хорошо кончается. Но жаль, что заканчивается так быстро. До Львова мы уже вдвоем с Машей (Ира в одиночку застопила машину в Варшаву) доехали тремя попутками. Последняя — фура с турком недалеко от границы завезла нас в конечную точку поездки. Под турецкое печенье, любезно предложенное водителем, мы вспоминали наши замерзшие на трассе ноги, прогулки на морозе перебежками и людей, с которыми познакомились и, возможно, больше не увидимся.

Фура с турецким водителем довезла нас до конечной точки путешествия.

Забавный момент: когда турок довез нас до кольцевой дороги при вьезде в город, стал уговаривать пересесть на такси — тогда как раз началась метель. Мы объяснили, что доехать отсюда можно и на маршрутке, остановка близко. Иностранец не верил и совал нам 200 гривен на такси, мы упорно отказывались брать, водитель настаивал. Как истинные и голодные автостоперы эти деньги мы успешно потратили на еду 🙂

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

опубликовано

15 января 2017

текст

Алена Нагаевщук

фото

Алена Нагаевщук

просмотров

1869

поделиться

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: