«Я родился глухим, и мне никогда не было интересно, как что-то звучит», — дизайнер Тарнавский

В небольшом офисе на окраине Харькова Олег часами трудится за швейной машинкой. Чтобы не отрывать от работы, мы договорились встретиться в его студии.

Парень не оборачивается, когда мы входим в офис. Комната наполнена звуком строчащей машинки. Дизайнер отшивает будущее изделие, заменяет нитку и снова жмет на педаль. Олег Тарнавский не слышит с рождения, но глухота не помешала ему стать успешным.

Олег Тарнавский не слышит с рождения, но глухота не помешала ему стать успешным.

Олег Тарнавский родом из Луцка. 10 лет назад по совету друга переехал в Харьков: возможностей для жизни и развития здесь больше, посчитал парень. До этого получил профессию зубного техника, но понял, что работать по специальности не будет.

Когда-то знакомая позвала поработать в швейный цех. Опыта у меня не было, но на собеседовании я сказал, что есть. И меня взяли в швейную фирму на глажку одежды. На протяжении семи лет я поменял несколько швейных цехов. Когда не было работы на фирме, садился за швейную машинку и так постепенно начинал шить. Сначала подкладку для одежды, потом — сложнее и сложнее. Позже захотелось научиться кроить, — рассказывает дизайнер.

Однажды Олег скопировал чертеж, который нашел в цеху, и сшил себе пальто — «дафл-кот» (модель с деревянными пуговицами). Сейчас его не носит, говорит, немодное, но как память бережет.

У парня появилось желание серьезно продолжать учебу и параллельно работать. Поступил на курсы шитья удаленно: ему присылали задания по почте, он их выполнял и отправлял на проверку. Олег признается, что так учиться было непросто, ведь отсутствовала коммуникация с преподавателем. После этого он решился на обучение в коллективе – в вечерней школе кройки и шитья.

Переводчика у меня не было, поэтому было сложно общаться с преподавателем. Сразу она не дала согласия, сказала: «Давай сначала ты походишь, и я посмотрю, потянем мы с тобой обучение, найдем контакт или нет». Я неделю походил. Опыт ведь у меня был, и курсы я закончил, поэтому мне все легко давалось. Преподаватель, конечно, была удивлена. Она, наверное, ожидала, что не получится, — улыбается парень.

Олег стремился развиваться как кутюрье. Пошел на курсы по колористике (наука о правильном совмещении цветов), где подружился с преподавателем Мариной Лосевой.

Олег уверен, что правильно выбранные цвета — залог успешного лука.

Когда он приходил на индивидуальные занятия, просто показывал руки — они были в мозолях, потому что 13-14 часов в сутки работал на промышленном утюге, чтобы как-то заработать денег, в том числе и на свою коллекцию, — говорит Марина.

Менеджер и друг дизайнера Сергей Шеховцов выучил несколько первоочередных жестов, но даже это не всегда помогает ему найти общий язык с Олегом.

Сложно, конечно, иногда бывает. Есть слова, которые я не могу объяснить, как слышащий человек, жестами показать», — говорит Сергей.

Как объясняет переводчик жестового языка Ульяна Франковская, особенность такого общения в том, что для глухих русский или любой другой привычный нам язык является второстепенным. Родной для них — жестовый. Из-за этого бывает и недопонимание, и ошибки в правописании.

Родной язык для глухих людей — жестовый.

Глухие могут допускать ошибки в правописании или не понимать, что им говорят, как мы иногда не понимаем англоязычного человека или делаем ошибки в иностранном языке, — рассказывает переводчик. — Но они не глухонемые. Это некорректный термин. У них работает речевой аппарат, просто они его не используют в силу того, что многие стесняются своего голоса, потому что не слышат его и понимают, что говорят как-то не так. Но это не глухие, это просто неслышащие люди.

Олега в качестве дизайнера приглашали и за границу. Впечатление от Европы — там у людей неслышащих и со слухом приблизительно равные возможности для жизни.

За рубежом глухие могут получить высшее образование и успешно работают. В Украине им сложнее реализоваться. Если сравнивать Харьков и Киев, то здесь мне комфортнее, — улыбается Олег.

В Харькове Тарнавский никогда не чувствует себя лишним, но в Европе ему комфортнее.

Если мне надо покупать ткани, фурнитуру, продавцы всегда улыбаются. Первый раз при знакомстве языковой барьер существует, а потом мы уже понимаем друг друга. На рынок прихожу, меня все узнают, здороваются. Нет уже каких-то коммуникационных проблем, — рассказывает Тарнавский.

Сергей Шеховцов часто берет Олега с собой на вечерники и встречи, чтобы он находился в окружении говорящих людей. Однако Сергею кажется, что не всегда улыбки и симпатия искренни, ведь многие не готовы принять глухих.

Я думаю, наши люди как-то сторонятся неслышащих, поулыбаются и все, поэтому наши неслышащие какие-то зажатые. Им нужно раскрыться и показать, какие они есть на самом деле, — считает Сергей Шеховцов.

Учитель Олега Марина Лосева уверена, что в таком случае идти на контакт должны обе стороны — как люди с инвалидностью, так и общество в целом.

При желании неслышащих интегрироваться город откликнется. Это всегда движение навстречу друг другу. Люди, которые осознают свою особенность, делают эти шаги. И Олег тому пример, — подчеркивает Марина Лосева.

Сейчас Олегу Тарнавскому 31 год. Он уверенно продвигается в фешн-индустрии, проводит собственные показы как в Украине, так и за границей, побеждает в конкурсах молодых дизайнеров. Семью заводить не спешит.

Коллекции Олега участвуют в показах, а сам дизайнер мечтает о собственном бутике.

Пока работа на первом месте. Планирую карьерой заниматься, — признается парень. —  Хотелось бы собственный магазин открыть, чтобы бутик или шоурум у меня был. В Харькове — первый, а потом хотелось бы и всеукраинскую сеть.

На прощание Олег показывает нам свою только что пошитую коллекцию для очередного показа. Заметно, как парню нравится акцентировать внимание на сложном крое деталей, сравнивать эскизы и полученный результат. И как только мы уходим, он снова садится за швейную машинку.

опубликовано

1 ноября 2016

текст

Алена Нагаевщук

фото

Роман Даниленков, Иван Горб

просмотров

2360

поделиться