Вид на жительство не идентичен убежищу, ― департамент миграции Литвы

«Литва сначала нас интегрировала, вложила в нас 17 000 евро, а теперь, когда мы интегрировались и оба тут работаем, гонит прочь», — разводят руками беженцы из Донецка Евгений Миловичко и Ольга Лысяк, которые с сыном Данилой пытались обрести свой дом в Литве. В Департаменте миграции в интервью DELFI отмечают, что ситуация с безопасностью в Украине изменилась, «конфликт локализован», а в Литву украинцы могут приехать по рабочей визе.

Донецк: дом разрушен, дядя убит

До войны в Донецке Евгений работал начальником химической лаборатории при карьере, в котором добывают глину для производства кирпичей. Его жена Ольга работала химиком в частной фирме.

«С началом боевых действий так получилось, что дом, в котором мы жили, оказался, как это сейчас называется, в серой зоне, где до сих пор идут бои. Летом 2014 года он был разрушен, а в конце августа 2014 года, когда шли ожесточенные бои, мы решили покинуть территорию Украины. У нас еще до войны были получены литовские визы, мы собирались съездить на море. Тогда еще только начинались события в Крыму, и мы решили съездить на Балтийское море, но получилось все по-другому», — рассказывает Евгений.

Внутри по Украине Ольга и Евгений решили не перемещаться, потому что «то было такое время, когда было непонятно, что куда движется, кто наступает, а кто отступает».

«Сейчас даже сложно себе представить, какой тогда был хаос. Делались заявления, что „мы за две недели дойдем до Киева“, и после всего пережитого мы просто боялись там оставаться. У меня убило дядю, бомба разорвалась недалеко от него и его задело осколками. Сестра и брат тоже попали под бомбежку, так что эта война всех нас затронула», — утирает слезы Ольга.

Сначала приняли, а потом отправили домой

В конце 2014 года семья приехала в Литву и на общих основаниях обратились за получением убежища.

«Нас перевезли в лагерь в Пабраде, и в январе 2015 года нам дали разрешение на временное проживание сроком на год. В январе 2016 года его продлили на 2 года. И в том же 2016 году, в апреле, Департамент миграции его аннулировал на основании того, что не на всей территории Украины идет война и мы должны покинуть территорию Литвы», — говорит украинец.

Ольга добавляет, что в течение 14 дней они могли либо обжаловать это решение в административном суде Вильнюса, либо уехать. По ее словам, другие украинские семьи, которые также получили отказ, попросту уехали.

«Но у нас другая ситуация: ребенок получил психологическую травму после боевых действий, и мы неоднократно обращались к психологу за помощью. Сын до сих пор посещает психолога. Поэтому как нам возвращаться туда, где у нас ничего нет, где все еще продолжаются боевые действия? Психолог порекомендовала нам не менять место жительства, они только наладили контакт с ребенком. Данила посещает литовский детсад, обрастает друзьями и только начал говорить по-литовски», — говорит женщина.

Однако Вильнюсский административный суд оставил решение Департамента миграции об аннулировании статуса беженца в силе. Сейчас их дело рассматривается в Верховном административном суде, заседание которого состоится через несколько месяцев.

«Нас удивляет то, что те, кто получает статус дополнительной защиты, как в нашем случае, должны пройти программу интеграции в литовское общество. Первый этап заключается в проживании в Центре для беженцев. Мы были обязаны прожить там от 6 до 8 месяцев. Там мы проходили курсы литовского языка и интеграции. Уроки литовского языка проводились ежедневно по 1,5 часа. Кроме того, мы знакомились с культурой Литвы и представляли свою культуру. Мы также побывали в исторических местах: в Румшишкес, Кернаве, Тракай. Вместе с другими беженцами — чеченцами, афганцами и украинцами — мы представляли кухню своей страны на различных фестивалях. Плюс уроки истории, ознакомление с флагом, гербом и гимном Литвы», — рассказывает Евгений.

Евгений решил подсчитать, сколько за время их пребывания литовское государство вложило в их семью.

«Сначала за нас платили по 600 евро в месяц на содержание в Центре для беженцев, на руки из этой суммы полагалось по 60 евро. Когда мы выходили на интеграцию, была положена единовременная помощь на приобретение подушек, одеял и всего необходимого — около 1000 евро на трех человек. А потом платили ежемесячно в течение года — 480 евро на коммунальные и прочие расходы. Мы подсчитали, что в общей сложности государством на нас было выделено около 17 000 евро. Получается, что Литва сначала нас интегрировала, вложила в нас 17 000 евро, а теперь, когда мы интегрировались и оба тут работаем, гонит прочь», — разводит руками Евгений.

Еще летом 2015 года Ольга нашла работу кондитером, социальный работник помогла найти работу Евгению.

«Весь 2016 год мы посещали курсы литовского языка. Нам сказали, что мы обязаны сдать экзамен по литовскому языку, и мы его сдали. Получили первую категорию, нам выдали сертификаты. Получается, что только мы начали более-менее работать и возвращать эти деньги в виде налогов стране, а нам говорят: езжайте дальше. Конечно, если суд постановит покинуть территорию Литвы, то мы ее покинем, но интересно, как это объяснить гражданам Литвы, чьи налоги мы просто проели? Зачем нас было интегрировать, чтобы потом выгнать?», — задаются вопросами беженцы.

Они осведомлены с возможностями легальной миграции в Литву, однако для этого, говорят они, им придется уволиться и снова впоследствии искать работу.

Департамент миграции: конфликт в Украине локализован Донецк

Директор Департамента миграции на просьбу DELFI прокомментировать ситуацию Евгения Миловичко и Ольги Лысяк, сказала, что у Департамента нет права разглашать информацию, связанную с конкретными ходатайствами о предоставлении убежища и о решениях, которые приняты, поэтому не может дать комментарий.

«Одновременно мы хотим отметить, что справедливость и законность решения Департамента миграции в отношении упомянутых лиц уже подтвердил Вильнюсский окружной административный суд, а в данный момент их апелляционное обращение рассматривает Верховный административный суд Литвы», — сказала директор Департамента миграции Эвелина Гудзинскайте.

Она подчеркивает, что статус дополнительной защиты не может быть аннулирован «раньше, чем положено», так как убежище просителю предоставляется на неопределенный срок и действует до тех пор, пока не отозвано.

«Упоминаемый вами 2-летний период — это срок действия разрешения на временное проживание, которое выдается на основании предоставления убежища. Вид на жительство не идентичен убежищу, его действие истекает после отмены убежища или после изменения срока действия, если убежище по-прежнему предоставляется», — утверждает директор.

Предоставление убежища может быть аннулировано по целому ряду причин. В одном из пунктов 90-ой статьи закона «О правовом положении иностранцев» говорится, что предоставленная иностранцу дополнительная защита может быть утрачена, если он может вернуться в свою страну происхождения, потому что уже нет никаких обстоятельств, в связи с которыми ему была предоставлена дополнительная защита.

«Одновременно надо отметить, что конфликт в Украине локализован и охватывает лишь определенную часть территории. Из-за продолжающегося конфликта на Донбассе и оккупации Крыма Украина сейчас находится среди стран с наибольшим количеством внутренних мигрантов. Как украинское правительство, так и международные и неправительственные организации, а также международное сообщество оказывают всю возможную помощь бегущим от конфликта людей, помогают им поселиться в новом месте жительства, обеспечить доступ к необходимым медицинским, социальным услугам и так далее», — свидетельствует глава Департамента миграции.

Убежище — это не способ иммигрировать

Глава ведомства подчеркивает, что основной принцип механизма предоставления убежища таков: когда страна не хочет или не может защитить своих граждан, тогда эту роль принимает на себя другое государство в соответствии со своими международными обязательствами.

"В случае Украины мы видим, что бегущие от конфликта люди могут обоснованно рассчитывать на помощь и защиту от своего государства и получить помощь в тех регионах, где нет вооруженного конфликта. Конечно, перемещенные люди сталкиваются с определенными трудностями, которые являются естественными в условиях кризиса. Но если опираться на объективную информацию о ситуации внутри Украины, нынешняя гуманитарная ситуация не является основанием для предоставления убежища в Литве. В свете всего этого есть сомнения относительно обоснованности утверждения о «возвращении в зону, охваченную войной», как единственном варианте», — считает Э.Гудзинскайте.

Руководитель Департамента миграции также отмечает, что у украинцев есть возможность приехать в Литву по рабочей визе.

«Разрешение на временное проживание в Литве в данный момент можно получить на основании трудоустройства, восстановления семейных связей и других. Тем не менее, все эти обстоятельства не имеют ничего общего с понятием убежища, а процедуру предоставления убежища не следует рассматривать в качестве способа иммигрировать, избегая формальных процедур и соответствующих сборов», — говорит директор Департамента миграции.

По ее словам, если люди успешно интегрировались в экономическую жизнь Литвы и работают, то у них будет возможность получить разрешение на временное проживание в целях трудоустройства.

«Одна из целей интеграции — помочь человеку встать на ноги, продолжать самостоятельную жизнь, в независимости от помощи государственных ведомств», — заключает Э. Гудзинскайте.

В 2016 году с ходатайством об убежище в Литве обратилось 9 граждан Украины. Убежище предоставлено одному гражданину этой страны, ему выдан вид на временное проживание в Литве.

Литва ждет специалистов из Украины

Премьер-министр Саулюс Сквернялис сообщил, что в Литве надеются дождаться больше украинских специалистов.

«Если смотреть на статистику последних лет, то люди тех профессий, о которых мы говорим, приезжают из Украины. Я считаю, что мы видим тот же процесс в соседней Польше. Там ситуация более либеральная. По нашим данным, так несколько десятков тысяч украинцев, которые успешно интегрировались в трудовой рынок, создают добавочную стоимость и позволяют бизнесу развиваться», — заявил премьер в прошлый четверг в интервью радиостанции Ziniu radijas.

По его словам, правительство, облегчая трудоустройство иностранных специалистов, создало достаточные предохранители для того, чтобы не пострадал рост зарплат местных жителей. Правительство одобрило список профессий для облегченного порядка трудоустройства специалистов некоторых сфер из-за границы.

Список профессий:

1. Инженер по организации производства

2. Инженер технолог печатного дела

3. Инженер по техническому контролю за оборудованием

4. Технолог по пошиву одежды

5. Инженер по подготовке производства

6. Авиаинженер

7. Авиамеханик

8. Инженер-механик

9. Конструктор

10. Инженеров технологов пищевого производства

11. Авионика

12. Графический дизайнер

13. Аналитик компьютерных систем

14. Бизнес консультант ИТ

15. Консультант компьютерных систем

16. Проектировщик компьютерных систем

17. Инженер по применению компьютеров

18. Создатель компьютерных игр

19. Программист

20. Инженер-программист

21. Тестировщик программного обеспечения

22. Администратор баз данных

23. Администратор систем ИТ

24. Инженер компьютерных систем

25. Сетевой аналитик

26. Специалист по безопасности ИТ и связи

27. Авиатехник

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ещё по теме:

Активисты вышли в защиту прав жителей неподконтрольных территорий

Психологи будут консультировать украинцев онлайн

Подавленная агрессия может быть причиной войны, – психолог

Организаторы незаконной миграции находятся под стражей

Переселенный поселок. 25 лет спустя

опубликовано

24 июля 2017

текст

Наталия Зверко

фото

Karolina Pansevič

просмотров

1612

поделиться

[js-disqus]

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: