Дело жизни: как предприниматели-переселенцы пережили карантин | Накипело
Події

Дело жизни: как предприниматели-переселенцы пережили карантин

Магазины, кафе, рестораны, салоны красоты, спортзалы, торговые центры возвращаются к привычной работе. К повседневным задачам добавилось соблюдение строгих санитарных норм. Одни предприниматели переживают кризис, а других пандемия почти не коснулась.

У нас — очередные истории о выходцах из Донбасса, которые ведут бизнес в новых условиях. Поговорили с создателем украинского бренда одежды и обувным мастером.

Виктор Ниманихин — создатель бренда женской одежды Velna. Фирму основала семья переселенцев из Донецка. С началом войны производство сосредоточено в Украинске. Одежда под этой маркой продается в Украине и за рубежом.

Далее — прямая речь

Виктор Ниманихин: 

В 90-х годах мы с супругой были совершенно далеки от швейного производства. Она — медработник, я — горный инженер. Тогда было модно иметь даже небольшой бизнес. Я был дилером немецкой компании в Украине, занимался поставками трикотажных полотен из-за рубежа на все фабрики, которые были в рабочем состоянии. Но случился кризис, и наш рынок стал неинтересен европейцам. С того, что мы заработали, остались ткани и полотна в большом ассортименте. Что с этим делать: очень дешево продать или организовать производство? Мы с женой решили, что она уйдет с работы в больнице и будет со мной заниматься швейным бизнесом. Нашли помещение под цех в городе Украинск, в 25-ти километрах от Донецка.

Когда научились шить простые майки и футболки, перешли к созданию более сложных вещей — кардиганов, платьев, свитшотов. Быстро вышли на хороший уровень: сшили примерно 5 000 изделий и успешно все продавали.

Во время военных действий мы хотели закрыться. Были обстрелы, разъехались сотрудники, множество продукции осталось на оккупированной территории, прервалась поставка сырья. На новом месте пришлось искать других покупателей и с ними договариваться. Поначалу постоянно не хватало средств. Люди, работающие с нами, все понимали и даже приносили свои деньги для оплаты отопления, электроэнергии, ниток, или для покупки нужного оборудования, чтобы восстановить и наладить работу.

С переездом в Украинск возникла глобальная проблема: потеря нашего модельера-конструктора. Надо было быстро решать этот вопрос. Один наш знакомый предложил девушку с профессиональным образованием, тоже из Донецка. Она осталась без работы. Надо отдать должное: буквально через два-три месяца новая сотрудница втянулась в работу.


Все сотрудники, конечно, испугались коронавируса. Требовались срочно и в большом количестве индивидуальные средства защиты. На карантине мы сразу же начали шить защитные тканевые маски для работников государственных органов, больниц и полиции. Позже я нашел крупный заказ на пошив масок, мы сотрудничали с несколькими предприятиями. Конечно, жалко было кроить ткани и полотна, которые мы получали из Италии и Испании, на маски, но что поделать. Это дало нам возможность удержаться на плаву в самый критичный период, когда основное производство остановилось, и сохранить коллектив.

Сейчас мы понимаем, что бренду нужно вырабатывать стратегию онлайн-продаж, уделить внимание страницам в соцсетях, возможно, запустить отдельный сайт. Коронавирус заставил нас посмотреть на свою работу по-другому: например, изменить период пошива определенных вещей. Если раньше мы думали, что будем отшивать коллекцию на весну, с длинным рукавом, то сейчас фактически отшиваем лето и осень, чтобы была хоть какая-то продажа.

Каждый предприниматель оценивает сложившуюся ситуацию по-своему. Хочется сказать одно: не нужно опускать руки. Надо стараться, искать новые возможности, и выход из любой ситуации всегда найдется.

Сергей Смирнов, основатель бренда мужской обуви Leather-hub. Производство в 2015 году запустил переселенец из Луганска. Обувь покупают юристы, бизнесмены и политики со всей Украины.

Сергей Смирнов: Моя основная работа — транспортная логистика. В этой сфере я более десяти лет. Решаю стратегические задачи: купить машины, склад, еще куда-то вложить деньги. Четырнадцатый год — это было время, когда я уехал из Луганска. 24 июня забрал жену и сына, отвез в Бердянск. Мы, выехав из Луганска, проехали 22 блокпоста до Днепропетровской области. На первом блокпосту с украинскими пацанами стоял мужик усатый, на «українській мові розмовляв», я его как увидел, так и расплакался. Эмоциональное переживание сильное было. Пока семья временно была в Бердянке, сам поехал по работе в Киев. Стало понятно, что в Луганск возвращаться нет смысла. Знакомый помог обустроиться в Броварах. Мне город напоминает Луганск. Мы здесь остановились в спальном районе, похожем на тот, что дома.

Переехав в Бровары и обосновавшись здесь, я в декабре 2014-го впервые за всю жизнь поехал за границу. Это был Израиль, потом Испания, Италия. Последняя меня особенно поразила. Венеция и Верона зацепили тем, что там было много лавочников, которые работали с кожей. Я всегда относился к вещам ручной работы с трепетом. А здесь увидел, как их производят, и еще больше стал восхищаться. После путешествия я целый год делился с друзьями мыслями о том, что хочу заниматься кожей, хотя еще четко не понимал, что именно делать. Нашел школу обучения по изготовлению обуви. Какие-то первые изделия сшил, начал понемножку делать обувь своим друзьям. И меня увлекло.

Пошивом обуви я занимаюсь уже третий год, и совершенно точно понимаю: качество продукта — в деталях. Можно использовать одну и ту же кожу, но если будет кривая строчка, затяжка, неправильная подрезка или сборка кривая, или будет торчать засохший клей — уже качество совершенно другое.

В моем деле самое главное, как и в любом бизнесе, — подбор персонала. В нашей команде люди, которые любят свою работу. Сейчас двое сапожников, швея, модельер и помощница. Я занимаюсь финальной обработкой: покраской модели.

Как до карантина, так и во время изоляции схема работы у нас одна. Когда к нам обращаются клиенты, мы им сбрасываем инструкции, как самостоятельно снять мерки. По ним готовим базовую модель, отправляем почтой. Клиент померил и снял видео или фото, указал, что нужно откорректировать, — и мы доделываем. Среди клиентов у меня в основном юристы. Половину Кабинета Министров обуваю, есть работники прокуратуры и налоговой, судьи, бизнесмены, даже священники бывают. Покупателей мы изначально искали через страницу в Facebook. Сейчас еще Instagram добавили. Люди стали советовать нас коллегам и друзьям. Некоторые даже узнают обувь по моему «почерку». Очень приятно.

На тех, кто всегда заказывал дорогую обувь, например, из крокодиловой кожи, кризис никак не повлиял. Они и так все покупают. Стартовая цена у меня была 3 900 гривен за пару, сейчас — от 6 500 гривен. Недавно расширили ассортимент: начали делать ремни и кожанные сумки. Если на мировом рынке материал подорожает, то и у меня цена на товары увеличится. Однако я не буду уходить в дешевый материал. Лучше сделать меньше, но качественно. В этом смысле я не гонюсь за лишней копейкой. Мой основной заработок приходит из другого бизнеса. Конечно, буду обеспечивать сотрудников. Создавать обувь всегда было моим хобби, но оказалось, оно может приносить деньги. Где-то год назад пришел к этой мысли и действительно стал получать удовольствие от собственного дела.


После эпидемии ситуация в Украине уже никогда не будет прежней, точно так же, как наша ситуация с Луганском. Чей бизнес не изменится — умрет. Если мы не будем гибкими, то любое потрясение выбьет нас из колеи. С каким настроением ты идешь по жизни, с каким настроем работаешь, такой и получишь результат.

ПІДПИШІТЬСЯ НА TELEGRAM-КАНАЛ НАКИПІЛО, щоб бути в курсі свіжих новин

ПІДПИШІТЬСЯ НА TELEGRAM-КАНАЛ НАКИПІЛО

У разі масових заворушень на вулицях міста ми вас повідомимо