Об эпидемиях в Харькове и Слободской Украине в 60-х годах XIX века

В наше время в Харьковских СМИ то и дело появляется информация о различных эпидемиях (гриппа, кори, ветрянки). В XIX веке эпидемии здесь тоже бушевали. Одной из наиболее страшных для жителей нашего города была холера.

Феликс Осипович фон-Рейнгардт в своих мемуарах описывает эпидемию холеры в Харькове в 1830 году. Пишет об эпидемиях и Филарет Гумилевский в своем труде «Историко-статистическое описание Харьковской епархии, 1850—1857». В конце 1865 года на наших землях  разразилась очередная эпидемия. В Харьковской губернии холера появилась в Старобельске. Предположительно, занесли ее туда из Таганрога, поскольку между этими городами велась оживленная торговля. Однако подтвердить предположение не смогли. В период эпидемии в Старобельске с 13 по 30 ноября заболел 31 человек, 12 выздоровели, а 19 ― умерли. Через месяц  вспышки холеры зафиксировали уже в Змиевском уезде, в селах Боровое и Терновое А с 23 декабря эпидемия началась в Харькове. Первый случай заболевания был зафиксирован в Занетеченской части нашего города. В дальнейшем именно там холера преимущественно и свирепствовала. Число заболевших в этом районе достигло 127 человек, в то время как в остальных районах города общее количество больных было около 77. И именно в Занетеченской части чаще, чем в других местах болезнь заканчивалась летальным исходом. Причину этому медики того времени объясняли следующим образом:

«Реки Харьков и Лопань мелководны; вода в них, на месте, называемом Нетечью, наполнена множеством органических продуктов, образующихся от стока разных городских нечистот, которые, подвергаясь гниению, распространяют сильную вонь. Поэтому воздух здесь всегда более или менее испорчен, чему много содействует болотистая и топкая почва местности, образовавшаяся в продолжение  времени заселения ее, посредством засыпания навозом и землей болот, которые и теперь еще находятся во многих местах в виде топких мест и озер с поросшим на них камышом. В этой части оказывается особенно ощутительный недостаток в хорошей воде, которая доставляется обыкновенно из других колодезей, устроенных во-2-й и 3-й частях г. Харькова; за отдаленностью их, бедный класс жителей Занетечинской части должен пользоваться водой дурного качества, запасаясь ею из рек или из малогодных по качеству воды колодезей. Такие дурные условия этой местности весьма способствуют развитию эпидемических болезней и усиливают неблагоприятный исход их. И действительно, по собранным в харьковском врачебном  отделении губернского правления сведениям, эта часть города издавна отличалась происхождением перемежающихся лихорадок, тифозных горячек, а во время холеры прежних лет преимущественным развитием  этой болезни».

Всего же за время холерной эпидемии в Харькове с 23 декабря 1865 по 1 марта 1866 заболело 252 жителя, из них выздоровели 111, а умерли 141. В холерном отделении городской больницы проходили лечение только 118 больных, из которых 69 человек умерли. Такая высокая смертность в медицинском учреждении объяснялась тем, что в больницу заболевшие были доставлены не сразу, а тогда когда болезнь развилась в сильной степени. Пик эпидемии в нашем городе пришелся на период с 15 по 22 января. За это время холерой заболело около 80 человек, 53 ― со смертельным исходом. С окончанием ярмарки 22 января и изменением погоды эпидемия начала ослабевать, а к 1 марта совершенно прекратилась.

Причины холеры в Харькове зимой 1865—1866 года объяснили так:

1) Нет данных, что эпидемия могла возникнуть по причине занесения болезни из других мест. Хотя также нельзя отрицать, что появление холеры в Харькове не было связано с общей эпидемией, возникшей незадолго в Таганроге и Ростове.
2) Условиями, что способствовали развитию холеры в нашем городе, можно считать:
— стечение народа во время ярмарки;
— неблагоприятное для здоровья влияние продолжительной ненастной погоды, не свойственной зимнему времени;
— невыгодное гигиеническое состояние местности Занетечинской части города.
3) На заболевание холерою влияли:
— скопление людей в тесных  помещениях (например, на постоялых и заезжих дворах);
— сырость помещений, дурное качество воздуха в них, недостаток чистоты. А также другие антисанитарные условия;
— бедность заболевших.

Следующая, куда более страшная эпидемия холеры началась в Харькове и губернии через несколько месяцев. Свирепствовала она на наших землях с начала лета по 1 ноября. Хронологически это было так: 23 июня ― начало эпидемии в Харькове, 28 июня ― первые заболевшие появляются уже в Сумах. Затем 2-го июля ― в Изюмскоме уезде, 8-го ― в  Богодуховском, 10-го ― в Лебединском,  14-го ― в  Змиевском, 18-го ― в Богодухове, 19-го ― в  Лебедине, 20-го ― в Старобельске, 1-го августа ― в Валковском уезде, 8-го августа ― в Старобельском, 10-го августа ― в  Харьковском, а 12-го сентября ― в Волчанском уезде. Таким образом, летняя эпидемия холеры прокатилась по всей территории губернии.

В документах читаем следующее:
«Первый случаи холеры появился в Харькове 23-го июня; захворавший был извозчик, Иван Булатников, прибывший накануне из Екатеринослава, где тогда уже была холера. Дорогою он  заболел легким поносом и по приезду в Харьков остановился на постоялом дворе Ефремова (1-й части в Московской улице). Через несколько часов у него к поносу присоединилась сильная рвота, 23-го числа обнаружились все несомненные признаки заболевания холерой, и почти уже при наступлении алгидного периода он был отправлен в городскую больницу, где и выздоровел 28-го июня. В этот же самый день, т. е. 23-го июня, на том же постоялом дворе остановился приезжий  из Таганрога, извозчик Михаил Чаусов, к вечеру почувствовал себя дурно, ночью у него были понос и рвота, на другой день (т. е. 24-го июня) он был отвезен в городскую больницу, где и умер 26-го числа того же месяца. Итак, первые 2 случая заболевания холерой были, собственно говоря, не в Харькове, вне его, потому что и тот и другой извозчик приехали из таких местностей, где уже была в то время холера, а во-вторых, сами они еще до своего приезда, по дороге, страдали расстройством кишечного канала, но только в сравнительно слабой степени. Замечательно еще и то обстоятельство, что они  остановились на одном и том же постоялом дворе и, надо полагать, достаточно заразили его, потому что спустя несколько дней на том же самом постоялом дворе заболел прибывший из города Обояни извозчик Яков Ремизов, который  ночью отвезен был в больницу и 9-го июля умер».

Затем болезнью заразилась больничная прислуга, а также лечившиеся в больнице. С 10-го июля холера мало-помалу стала распространяться между жителями 1-й и 2-й частей города. А с 1-го августа появилась и в  3-й части Харькова.

Всего во время летней эпидемии в нашем городе заболело около 336 человек, большинство ― малообеспеченные жители. Представители среднего и высшего класса в Харькове (дворяне, духовенство и купцы) заражались холерой значительно реже. К особенностям холерной эпидемии лета 1866 года следует отнести тот факт, что она отличалась крайне быстрым ходом развития болезни. То есть, смерть наступала в большинстве случаев на первый или второй день заболевания. По частям и улицам Харькова эпидемия распределялась диффузно, захватывала большие пространства, множество улиц. К примеру, много заболевших было среди жителей улиц Московской и Рыбной.

С начала июля холера начала появляться в окрестностях города. В селе Основа заболело 13 человек, а в слободе Ивановка ― 18.

Однако, хотя эпидемия свирепствовала на территории практически всей губернии, смертность везде была разной. Меньше всего пострадали от эпидемии Валки. В Волчанском уезде указывают лишь на один летальный исход.
В Харьковском уезде (без учета города) от холеры умерло 73 человека. В Богодухове и уезде заболел 331 человек, из которых 104 умерли. В трех других уездах смертность была приблизительно одинаковой. В Змиевском умерло 348 человек, в Изюмском ― 333, Старобельском ― 376. В Лебедине и уезде ситуация была одной из самых тяжелых: около 1250 заболевших и 593 умерших. Не лучше было и в Сумском уезде, соответственно 1050 и 411 заболевших и умерших. Как видим, летняя эпидемия холеры в 1866 году наиболее затронула северо-западную и южную часть нашего края.

Сильно страдали люди в 1867—1868 годах и от кори. Причем настолько, что в ряде уездов заболевание достигло уровня эпидемии. Например, в Богодуховском уезде в марте-апреле корь свирепствовала в Шаровке, Краснокутске и Полковой Никитовке.
Заболели 125 человек, 8 умерли. В Буймеровской волости Лебединского уезда с февраля по апрель 1868 года количество заболевших составило 310 человек, а умерших ― 61. В Волчанском уезде эпидемия кори с 1865 по 1868 почти не прекращалась, появляясь то в одном, то в другом месте, иногда с жестокою силой.
Писали о ней следующее:

«В 1868 году корь распространилась между детьми в селах Графском, Ильшень, Ново-Ивановке и Верхнем Салтове; всех заболевших насчитывали до 452 человек, или 130 на 1000 жителей и умерших 134, или 38% , т. е. от одной этой эпидемии умерло больше, нежели сколько умирает вообще, например, в Полтавской губернии или почти столько, сколько умерло в 1869 году вообще в Харьковской губернии (т. е. по отношению к 1000 жит.). На 100 заболевших приходилось 30 умерших».

В Змиевском уезде было не лучше ― там эпидемия кори с небольшими перерывами длилась с 1866 по 1868 годы. Заболевшими были преимущественно дети в возрасте от 5 до 8 лет.

Как и в случаях с холерой, причиной эпидемии кори считали бедность населения и окружающие его «дурные гигиенические условия»...

ещё по теме:

Домажир: там, де живуть щасливі ведмеді

Заметка к 207-летию харьковского «пионера украинской журналистики»

Вивчаймо українську: презентація посібника

Харьковская область — в лидерах по заболеваемости корью

С ветерком и песней: в Харькове появилось караоке-такси

опубликовано

29 апреля 2019

текст

Антон Бондарев

фото

http://www.otkudarodom.ua

просмотров

847

поделиться

X