Культурные переживания Николая Сумцова

Радует, что в последнее время среди жителей Харькова наблюдается возрождение интереса к истории родного города. Имена прекрасных исследователей прошлого, например, Дмитрия Багалея или Николая Сумцова, известны очень многим. Особенно популярны их «канонические» работы: если речь заходит о Дмитрии Багалее, то сразу вспоминается огромный двухтомник «История города Харькова за 250 лет его существования».

Рис.001 (2)

Ну, а если Николай Сумцов, то это  только «Слобожане». Труды эти, вне всякого сомнения, нужны и важны, хотя наряду с ними существуют не менее серьезные исследования.

Рис.002 (2)

Например, два огромнейших тома «Опыт истории Харьковскаго университета (по неизданным материалам) » и шикарный  сборник документов «Материалы для истории колонизации и быта Харьковской и отчасти Курской и Воронежской губерний» Дмитрия Багалея. Однако в сегодняшнем материале я желал бы рассказать вам о малоизвестной и не особо канонической работе выдающегося этнографа Николая Сумцова под названием «Культурные переживания». На книжных прилавках искать сию работу смысла никакого нет ― книга с таким названием так никогда и не была издана. Хотя очень жаль. Ответ на вопрос «почему?» предельно прост. Дело в том, что с 1889 по 1890 год в практически каждом номере журнала «Киевская Старина» Николай Сумцов именно под таким названием («Культурные переживания») опубликовал 200 тематических статей. Сам автор во вступлении к первым материалам говорит следующее:

«Вся наша жизнь объята культурными переживаниями, остатками древнего миросозерцания  и древней морали. Много их в понятиях о нравах, языке и быте современного интеллигентного общества, и еще более в нравах и понятиях простого народа... В предлагаемых вниманию статьях я не буду подгонять культурные переживания под известные рубрики, мифологическую, историко-литературную, сравнительно-этнографическую, или делить их по внешнему формальному сходству обрядности или значения. Всякому культурному переживанию отводится самостоятельное место и посвящается особое исследование. При такой постановке дела выигрывают исследователь и читатель. Исследователь не стеснен  материалом, рассматривает то, что ему более нравится и более известно, и всегда может остановиться на любом месте своего труда, читатель имеет в таком случае перед собою ряд статей разнообразного содержания, по возможности законченных, и может делать из них выбор по своим личным научным наклонностям и привычкам».

Далее Сумцов уточняет, что, принимая специфику «Киевской старины», на первое место он будет ставить этнографический материал, имеющий отношение к украинскому народу.

Рис.003 (2)
Николай Сергеев, 1901 г., «Казачий двор»

География «культурных переживаний» автора действительно обширна. Она охватывает не только украинские земли, находящиеся в то время в составе Российской империи, но и западные области. Благодаря этому в текстах, посвященных одной и той же теме, например, «Поверья о пчелах», или «Происхождение упырей» присутствуют истории как западных, так и восточных украинцев. При этом автор, описывая те или иные темы, проводит параллели с другими народами, сравнивая обычаи или суеверия украинцев с французами, германцами, итальянцами или даже индейцами Латинской Америки, тем самым выходя за рамки  регионального исследования. Сам по себе масштаб «Культурных переживаний» захватывает. В материале по гаданиям Сумцов описывает всего 17 видов (метеорологические, по снам, физиологические, по случайно сказанному слову, письменные, по жребиям, животным, птицам,  яйцам, воде, воску и олову, по огню, золе, хлебу, решету, камню, поленьям). В статье «происхождение зозули» приводит шесть интересных украинских легенд. Особенно прекрасна большая легенда о том, что кукушка ― это оборотень княжны-девицы, влюбившейся в какого-то господина и за то проклятой своим отцом.

Рис.004
Николай Сергеев, 1900 г., «Улица украинской деревни»

Не обходит своим вниманием Николай Сумцов и науку о происхождении слов ― этимологию. Чего только стоит его «Флендра, флерка, финдюрка ― употребляются в разных местах  Малороссии для означения развратной женщины». В наше время буквально все, относящееся к «украинскому народному», вызывает у граждан всплеск интереса. А вот что мы знаем о такой теме, как массаж? А ведь Николай Сумцов написал статью «Украинский народный массаж. Чесание пяток. «Ськание» в голове. Медвежий массаж. Сечение крапивой», когда это еще не было, так сказать, в тренде. Оказывается, техника народного массажа у наших предков была крайне разнообразна ― растирание, поглаживание, постукивание и поколачивание. При зубной боли слегка придавливали пальцами щеки и челюсти. При опухоли шеи место припухлости растирали пальцами. Причем наибольший успех в этой деятельности приписывался женщинам, которые задавили крота, схватив его за горло пальцами. При болях в желудке живот растирался ладонями, иногда смазанными древесным маслом. С учетом того, что церковь и пережитки язычества занимали в жизни украинцев немалое место, для избавления от боли часто использовались различные заговоры и молитвы. Однако Сумцов при этом уточняет, что почти всегда они сопровождались массажем. В качестве релаксационного массажа среди украинского народа практиковались «чесание пяток» (имеется в виду массаж стоп) и «ськание» в голове. Последнее загадочное действие означало следующее: «понемногу переставляют конец гребня с одного места головы на другое, по временам придавливая им кожу, хотя бы под гребнем ничего не было».
Упоминает Николай Федорович и старинное народное средство лечения болей в спине и пояснице. Человек, страдавший подобным недугом, ложился на землю, после чего прямо по нему проводили... медведя. Правда, практиковалось ли подобное лечение в его время, автор не указывает. Зато в качестве аналога русской бани с веником приводит украинский народный вариант ― сечение крапивой.

Николай Сергеев, 1892 г., «У пруда»
Николай Сергеев, 1892 г., «У пруда»

Однако, несмотря на глобальный масштаб работы, в своих «Культурных переживаниях» не забывает Николай Сумцов и свою родную Слободскую Украину. Например, в материале «Укрощение змей» он отмечает интересный факт, что «в Купянском уезде Харьковской губернии между пастухами есть такие, которые могут по желанию собирать змей, созывая их игрой на сопилке, и даже приказывать им бросаться на людей по слову». В статье «Народные обычаи наказания мужа за родовые боли жены» Сумцов приводит пример, как отцу новорожденного дают на крестинах съесть что-нибудь противное на вкус ― например, кусок каши с хреном и уксусом... Автор уточняет, что, в отличие от остальных регионов, где живут украинцы, на Слобожанщине красного жучка с черными пятнышками называют не «божья коровка» а «солнышко».

Наверное, многие из нас застали и помнят массовые драки между различными районами или школами. Думаете, это новое явление? Вот небезынтересный эпизод на эту тему в «Культурных переживаниях»:

«В Харькове дрались холодногорцы с основянцами или москалевцами... От взрослых кулачки перешли к детям. Лет двадцать назад кулачки были в Харькове среди гимназистов весной или осенью в Карповском саду в яру. Три харьковские гимназии различались тогда по форменным картузам гимназистов, именно по кантику, при общем красном околышке. У гимназистов первой гимназии был красный кантик, и они назывались красильщиками; у гимназистов второй гимназии, «щекатуров», ― белый кантик , а у гимназистов третьей гимназии, «синего мяса», ― синий кантик. Последних было мало, и они редко являлись на кулачки; но «красильщики» и «щекатуры» усердно ратоборствовали в теплые весеннее вечера, вдали от бдительного ока начальства. В настоящее время кулачки встречаются лишь среди уличных мальчишек».

Николай Сергеев, 1889 г., «Ночью в степи»
Николай Сергеев, 1889 г., «Ночью в степи»

Сейчас очень часто на въездах в населенные пункты Харьковской области можно увидеть стоящие кресты. Однако раньше, как утверждает Сумцов, было иначе: «В Харьковской губернии кресты ставят лишь над колодцами». Ряд  материалов по истории нашего края, несмотря на их огромную ценность, крайне сложно найти в других работах Николая Сумцова. Чего только стоит его описание Слобожанской землянки! «Так, в Харьковской губернии землянки лесных сторожей представляют уже переход к хате: на сухом месте выкопана яма; стенки и потолок сделаны из хвороста, обмазаны глиной и побелены; внутри печь; наверху соломенная крыша с хворостяной трубой, также обмазанной глиной. Внутри хаты скамьи, а иногда и стол, земляные, смазанные глиной. В такой хате-землянке лесничий с семьей живет многие годы».

Последние материалы были опубликованы Николаем Сумцовым в №10 «Киевской старины» за 1890 год. Завершая их и подводя итог, автор пишет:

«Задуманные первоначально в очень скромных размерах «Культурные переживания» мало-помалу, по мере печатания, разрослись в довольно объемистое исследование. Я внес в него не только статьи, которые считал новыми по содержанию или по выводам и достаточно полными по обработке, но и мелкие этнографические заметки по малоисследованным предметам в  дополнение к наличному этнографическому материалу. Я не вводил только историко-литературного материала, который войдет в другие приготовляемые для печати исследования».

И действительно, после «Культурных переживаний» выдающимся этнографом было создано еще немало прекрасных  работ. Материалам, размещенным в «Киевской старине», книгой стать, увы, так и не было суждено. Однако, несмотря на это, ценность их для всех интересующихся украинской и слобожанской этнографией и историей крайне высока и по сей день.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ещё по теме:

Немного о Харькове в первые месяцы Великой войны

Озеленение Харькова в 30-е годы — план, который не сбылся

Путешествия по Слободской Украине. Старейшее озеро и старейший храм

О создании «Общества благоустройства еврейского кладбища» в 1910 году

Восемь ночей об истории одного города

опубликовано

21 июля 2018

текст

Антон Бондарев

фото

Инна Роменская

просмотров

1832

поделиться

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: