Жизнь в движении: кочевники Азербайджана

Солнце приближается к зениту, сентябрьский воздух уже наполнен холодным дыханием осени. Наш старый УАЗ-469, известный как Вилис, полностью загружен и готов отправить нас на встречу к ветрам в сторону гор центральной части Азербайджана.

Мы поднимаемся к Зарат Хейбари, к летним пастбищам к северу от Шамахы,  столица одноименной провинции во времена Российской империи.  Известное как Гурдлуджа Айрыгы, летнее пастбище считается домом и кровом для  маленького общества кочевников, чьи традиции медленно умирают в современном ритме Азербайджана. Терекеме — кочевники-скотоводы, двигаются в сторону зеленых луг и свежей воды.

Ни Советский режим не повлиял на жизнь кочевников, ни нефтяное богатство страны, ни сегодняшний кричащий гламур мраморного и стеклянного Баку, передает chai-khana.org.

200 км отделяет их пастбища от гламурной столицы. Высоко в горах в летний период вплоть до равнин в зимний период, их календарь ведется их животными, которые постоянно в движении, год за годом, век за веком.

«В прошлом люди нагружали лошадей, мулов и верблюдов своим имуществом. Овцы и коровы велись пастухами и их семьями, которые кочевали на лошадях. После того, как вступили в Советский Союз лошади были заменены машинами, но скотоводство, особенно отары овец до сих пор ведутся пастухами», — говорит Гуламеддин Хасиев, этнический тат — иранский этнос.

Стал кочевником, когда ему было 20. Сегодня в свои 40, он не представляет свою жизнь иначе. 

8395__8

8392__7

8391__6

8390__5

8389__4

8387__2

По дороге мы встретили пять терекеме , которые спускались к ближайшей деревне купить фрукты и овощи. Мы решили их подвезти. Мужчина, две женщины и два мальчика с трудом уместились с нами в одной машине. Мы отправились в сторону пастбища Зарат Хейбари, отдаленное горное плато Шемахи, 42 км от центра города.

В сентябре, как только наступает осень, семьи готовятся к их сезонному переходу от летних биваков к зимним. Процесс миграции продолжается до первой половины октября.

Терекеме в основном населяют высокогорья и низменности Центрального Арана, а также несколько других мест юга и запада страны. Их община никогда не была официально зарегистрирована, но по некоторым неофициальным данным их около 500 человек.

В «средневековых источниках огуза-туркменских племен» опубликованные в 2012 году этнологами Бахрамом Мамедли и Анвар Чингизоглу говорится, что племена родом из Центральной Азии бродили по Кавказу, Ирану и Анатолии, смешиваясь с местными народами, в частности, передавали или перенимали местные традиции, обычаи, язык и культуру. Их называют «терекеме», что с арабского означает «туркмен». В современном Азербайджане они говорят на азербайджанском языке, используя слова, которые описывают их кочевой образ жизни.

8398__11

8397__10

8396__9

Перед тем, как достичь гор, дорога постепенно становилась уже. Вскоре мы услышали мычание коров  и звуки ветра, кружащийся над лугом. Пастухи разных возрастов гуляют со своим стадом, собаки безупречно охраняют животных.

«Кровать» — так называемый зимний лагерь, будет в движении около шести дней.

Наш надежный внедорожный Вилис, наконец, достигает летнего лагеря с четырьмя палатками. Традиционно они построены тонким войлоком, что держит комнатную температуру внутри и защищает от холода и ветра. В настоящее время, большинство терекеме используют полиэстерные покрытия.

Некоторые семьи со скотом уже уехали, но в лагере пока еще остались несколько новорожденных ягнят.

Романтичная для других жизнь кочевников и их ночи под звездами  только кажутся чем-то поэтичным. Но реальность абсолютно сурова.

«Не каждый может быть кочевником, — говорит Хасиев. — Это сложно, и требует терпения. Но с другой стороны, это выгодно. Мы производим молоко, сыр и шерсть. Просто надо привыкнуть к этому сложному образу жизни».

Это конечно его устраивает. Родом из Зарат Хейбари, Хасиев кочует между зимними и летними лагерями, где он провел большую часть своей жизни.  Может и чаще, ведь кочевники, иногда меняют свой маршрут каждые два — три года.

8404__15

8401__14

8400__12

При благоприятной погоде достичь низменности можно легко и быстро. Но звезды не всегда на их стороне. Как и было в 2014 году, вспоминает Хасиев, когда зима наступила раньше и внезапно без предупреждения метели постигли кочевников на их миграционном пути.

«В ту ночь отара овец и скот увязли в снегопаде, — вспоминает Хасиев. — Мы хотели выйти, но буря постигла нас и выпавший снег достиг до одного метра высоты. Животные не могли двигаться , мы привязали их к лошадям и каким-то образом удалось вытащить их из снега. Слава Богу, нам удалось дойти до зимнего лагеря».

Перед тем, как выйти в путь, надо  запастись едой.

Быстро и ловко Гойчек Сулейманова в своих резиновых галошах то заходит , то выходит из палатки. Из года в год из-за тяжелой работы и условий, ее руки стали грубыми, но пожатие оставалось теплым.

«Мы печем хлеб и лаваш, тонкий мягкий листовой хлеб, сделанный в тандыре, глиняная печь», — объясняет 66-летняя Гойчек Сулейманова, ее морщинистое лицо покрывается улыбкой.

«На зиму мы готовим говурму, вареное мясо, которое сохраняется в большом количестве масла, что позволяет хранить его долгое время. Мы также несем с собой мотал, бараний сыр, выдержанный в бараньей шкуре, и масло нехре».

Когда начинается школа дети покидают пастбища. 14-летний Дедели, правнук Гойчек, уже отправился в деревню,  и в летний период во время каникул  он присоединяется к кочевникам.  Его брат Ниджат, 18-ти месячный малыш, бегает на лугу, играясь с ягнятами.

8414__32

8412__29

8411__28

8410__25

8409__23

Мы отправляемся дальше на пастбище Михтокен, в 9-ти километрах от Зарат Хейбари.

Назбике Мадатова гуляет вокруг палатки.

«В прошлом у нас была прялка, и мы сами ткали ковры и покрывала из овечьей шерсти», — вспоминает 58-летняя Мадатова.

«Мы сделали этот ковер, — добавляет она, указывая на цветной палас на полу. — Сегодня все модернизировано, мы больше не ткем сами ковры, а покупаем готовые».

«Когда мы кочуем, мы кладем все матрацы и одеяла в эти фармаши, — говорит она, указывая на полуметровую ковровую коробку. — Даже спустя годы, это не изменилось, и в прошлом и сегодня мы пользуемся по тому же методу».

Она уже готова отправиться в путь со своим мужем и дочерью на зимнее местожительство в Гарасу, деревня в 120 км от Баку.

День миграции наступил. На рассвете все готовы отправиться в путь — все принадлежности, чайники, ложки, одеяла, матрацы собраны в бохчу.

Палатка шаг за шагам сносится. В полдень Камаз прибывает и каждый помогает загружать в него вещи — мужчины и женщины, каждый одинаково вовлечен в работу.

После двух часов работы, перекусывают хлебом и сыром, запивают чаем, берут последние вещи и забираются в машину. Так начинается их миграция.

8422__44

8418__38

8414__32

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ещё по теме:

Почему в регионе не работает принцип «сommunity policing»

Харьков 1850 года в воспоминаниях Петра Вейнберга

О самом старом деревянном храме Слобожанщины и месте, откуда не возвращаются

Днепр: «Зберегти не можна зруйнувати»

Из зоны АТО 92-я бригада вернулась домой

опубликовано

9 декабря 2016

текст

Гюлер Аббасова

фото

chai-khana.org

просмотров

120

поделиться

[js-disqus]

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: