О харьковском судье «чувствительного сердца»

Трудно сказать, отчего, но сегодня решения или поступки харьковских политиков, чиновников и судей нередко оказываются в украинских СМИ самыми скандальными. Своей неординарностью и оригинальностью они вызывают возмущение, недоумение, а порой и искренний смех.

Кажется, что так было всегда... Впрочем, судите сами.

За свою долгую и яркую жизнь государственный чиновник, генерал-прокурор (1814-17 гг.), тайный советник, сенатор Дмитрий Прокофьевич Трощинский, которого Николай Гоголь называл «благотворителем Украины», повидал немало интересного и веселого.

Однако один крайне анекдотичный случай в юриспруденции, связанный с нашим городом и происшедший в начале XIX века, говорят, он особо любил вспоминать.

В своих «Записках» 1805—1807 годов известный писатель, драматург-переводчик, сенатор и театрал Степан Петрович Жихарев пишет:

«Пожалуй, если пойдет на игру слов в юриспруденции и на превратные толки о действиях подсудимых лиц, то и у нас найдется много случаев, из которых иному Русскому Шекспиру вздумается сочинить трагедию; и вот, например, один анекдот, рассказанный П.И. Авериным и слышанный им от Д.П. Трощинского.

Какого-то харьковского помещика обокрала дворовая девка и бежала. Барин подал объявление о побеге и сносе разных вещей. Девку поймали, посадили под караул и предали суду. Но девка была смазлива, а судья — человек чувствительного сердца, и потому непременно хотел оправдать красавицу, для чего и составил следующий приговор:

«А как из учиненного следствия оказывается, что означенная женка Анисья Петрова вышеупомянутых пяти серебряных ложек и таковых же часов и табакерки не крала, а просто взяла, и с оными вещами не бежала, а только так пошла; то ее Анисью Петрову, от дальнейшего следствия и суда, как в вине не признавшуюся и не изобличенную, навсегда освободить.

То ли еще бывает; да где ж тут трагедия?»

К большому сожалению, совершенно неизвестно как сложилась дальнейшая судьба судьи и красотки Анисьи Петровой. Но отчего-то создается такое впечатление, что жили они вместе долго и счастливо и имели много детей. Ибо, читая нынешние новости, порою нет–нет, да и воскликнешь: «Вот истинный потомок харьковского судьи чувствительного сердца!»

ещё по теме:

Эксперты оценили, насколько в Украине развита демократия

О художественном музее и мемориальной квартире на Дарвина, 37

Марафон для «детей солнца» ради лагеря и «дома»

Хаотичные памятники и разрушенные особняки — экскурсоводы о проблемах Харькова

Под надзором: активисты нагрянут с проверками в суды

опубликовано

13 сентября 2016

текст

Антон Бондарев

просмотров

785

поделиться