«30% офицеров ждали Россию», — Игорь Балута (видео)

О событиях двухлетней давности, когда Харьков чуть было не стал столицей «ХНР» мы поговорили с тогдашним председателем ХОГА Игорем Балутой.

Первые решения свои помните на посту председателя обладминистрации?

Да, очень хорошо помню. Первое, что мы решили, — провести социологию. Вообще, нам нужны были правдивые данные, кто из офицеров готов поддерживать украинскую государственность на территории области. Офицеров — это касалось из милиции, службы безопасности.

Какие были результаты?

(Смеется.) Не очень хорошие. По результатам, было порядка 32–34%, которые готовы были поддерживать украинскую государственность с оружием в руках. Почти такое же количество — 30% — ждало прихода российской федерации. Была группа, готовая уйти из органов после событий на Майдане, — менее 8%. Остальная часть пошла бы за пассионарной группой. То есть кто будет более активен, кто будет побеждать, мы за теми и пойдем. В связи с этим были сделаны определенные кадровые изменения.

Сейчас по-прежнему пропаганда работает, воздействует на жителей харьковской области. И многие из них считают, что никакой опасности нет и не было. И не будет. Так вот: была ли реальная угроза вторжения в тот момент? Вы ее чувствовали? И в чем она выражалась?

Конечно, чувствовали. Во-первых, такая угроза выражалась в количестве вооруженных сил Российской Федерации, которые находились на границе государственной Украины в Харьковской области. Довольно-таки протяженный по километражу участок. И соотношение сил примерно один к четырем, а иногда это было и один к пяти.

Пять — у них, один — у нас.

Да. Это более чем необходимо, чтобы производить быстрые наступления. Они держали нас в довольно-таки сильном напряжении. Потому что были различные случаи, в том числе и курьезные. Они могли сделать следующим образом: выходят днем или ранним утром с места своей дислокации, подходят к границе до полутора километров, а в районе Бурлука — до 800 метров. Идут вдоль границы и уходят назад.

Плюс другие моменты. Воронеж. Взлетают десантные части. Летят в сторону нашей границы. Потом садятся. Или разворачиваются к себе. Или садятся в Белгороде. Побыли два дня, улетели назад. Таких случаев было достаточно.

А еще был уникальный случай в Волчанске, по-моему... Отзванивается мне Дмитриев (Анатолий Дмитриев — начальник Главного управления МВД Украины в Харьковской области с 27 февраля 2014 года. — Ред.) и говорит: «Серьезная ситуация, сейчас я приеду. Женщина в нашем лесу нашла российских военных». Я говорю: «Да ты что!?». Приезжает. Оказалось, это она не нашла, а зашла на территорию Российской Федерации со своим поросенком. Просто там граница рядом. Ночью он (поросенок. — Ред.) убежал. Она его искала. А ей (российские военные. — Ред.) говорят: «Женщина, идите». По описанию мы поняли, что среди военных там было много женщин. Поняли, что это связисты. Военные Российской Федерации, которые стояли в 600 метрах (от границы с Украиной. — Ред.) на своей территории. Которые слушают наши телефонные разговоры.

Надо отдать должное местным жителям — от них было очень много сообщений. Помогали. И начало это уже выравниваться после референдума в Крыму. Где-то в 20-х числах марта была уже такая ситуация, что сотрудничество местного населения с органами правопорядка и с военными было на другом уровне.

Самый критический эпизод весны 2014 года в Харькове, на Ваш взгляд?

Наверное, все-таки захват администрации. Это 6–7 (апреля. — Ред.). Для нас был еще один момент. Все время говорим о шестом-седьмом, забывая о тех событиях, которые были через две недели после этого — 22–23 апреля, когда стала разворачиваться работа по созданию палаточного городка сепаратистов возле памятника Ленину. По тому же сценарию, по которому шли тогда Луганск и Донецк. Харьковская милиция тогда и решила эту проблему. Я смотрю сейчас интервью наших уважаемых сепаратистов региональных, которые рассказывают о том, что здесь винницкие, Западная Украина подавляли жестоко. Совершенно не так. Если мы говорим о винницком подразделении, привлеченном 6–7 числа — это одна ситуация. А вот как раз через две недели это была работа именно харьковской милиции. Принимали участие в этой операции до 800 человек, которые блокировали и весь правительственный квартал, и парк Горького.

Луганск, Донецк, Харьков. Почему Харьков устоял?

У нас в регионе было больше порядочных и честных людей по отношению к себе и к стране, которые поступили правильно и мужественно (хоть это многие не понимают), чем в других регионах. В этом заслуга и наших активистов, и наших проукраинских чиновников, и наших проукраинских милиционеров, и работников службы. Хотя мы сами знаем их недостатки. Знаем недостатки друг друга. Все вместе должно было случиться именно так, как мы делали. Не надо было сильнее. Не надо было крутить гайки быстрее. Надо было их крутить ровно столько, сколько мы крутили.

Записал Евгений Стрельцов

ещё по теме:

В Украине появилась база проверенных волонтеров

Мошенница потратила собранные на АТО деньги в игровых автоматах

Харьковчане смогут выбрать памятник Героям Небесной Сотни

Стрип-клуб судится с жильцами дома за «испорченную» репутацию

«Україна єдина»: как прошел День Соборности в Харькове

опубликовано

26 апреля 2016

фото

a37eaa86-3a9c-4e03-82cc-8a24eef42149

просмотров

45

поделиться